Спасти СССР могло только чудо

Михаил Леонтьев

19 августа — годовщина путча ГКЧП (1991 г.) События тех дней, их связь с нынешним драматическим временем мы вспоминаем с известным журналистом, который за словом в карман не лезет [аудио, фото, видео]

Годовщина Таньки Малкиной

— …Алло, кто это?

— Ты же сказал — в девять. И это Гамов.

— В десять! Что ж так рано-то, а?

— Уже десятый час.

— А-а, подожди… Что ты хотел?

— Ну так сегодня же годовщина… А ты спишь, что ли?

— Да не сплю я! Ты с ума, что ли, сошел?

— Да я уже три раза тебе звоню. Ну, вспомни, Миш! 19 августа, 91-й год. Такое же утро. По ТВ — «Лебединое озеро»…

— А-а, день рождения Таньки Малкиной!

— Воообще-то у нее 18-го августа.

— Правильно, как раз накануне! А 19-го она беседовала с путчистами…

— Ну, слава Богу — вспомнил!

СПРАВКА «КП»

19 августа 1991 г. журналистка «Независимой газеты» Татьяна Малкина задала на пресс-конференции участников ГКЧП вопрос: «Понимаете ли вы, что сегодня ночью вы совершили государственный переворот?». При этом Малкина предложила Янаеву выбрать историческую параллель — с 1917-м или с 1964-м годом, когда от власти был отстранён Хрущёв.

Итак, напомним и читателям: в ночь с 18 на 19 августа группа высших государственных чинов СССР, в том числе руководители всех силовых структур, во главе с вице-президентом СССР Геннадием Янаевым сделали попытку отстранить от руководства страной президента Михаила Горбачева и не допустить подписания нового Союзного договора, превращающего СССР в конфедерацию. Ими был создан ГКЧП (Государственный Комитет по чрезвычайному положению СССР). Попытка успеха не имела и вошла в историю под названием «августовский путч». Однако и договор о конфедерации, каковой хотел заключить Михаил Горбачев, тоже не состоялся. И уже в 8 декабря 1991 года Россия (от имени которой действовал Борис Ельцин), Белоруссия и Украина подписали Соглашение о создании Содружества Независимых Государств (СНГ), которое по сути юридически ликвидировало СССР.

И в США тоже будет путч?

— Ну что, что нужно, скажи мне?!

— Миш, как ты считаешь, если бы не вмешался ГКЧП, удалось бы Горбачеву создать конфедерацию и сохранить Советский Союз?

— Дело в том, что Советский Союз пал жертвой системного кризиса. И его политическая система, политическое управление было результатом этого кризиса, в конечном итоге превратившим ее же саму в жертву. Горбачев, как человек, не способный завершить сигнатическую конструкцию, был не случайным явлением, а очень, очень характерным для создавшейся ситуации. То есть, люди, которые сейчас не то что симпатизируют Горбачеву (нельзя симпатизировать импотентам политическим – это вредно для здоровья), но сейчас жалеют о том, что произошло,- скорбят напрасно. Это же был результат не только нашей глупости (хотя о ней тоже нельзя забывать ни в коем случае ),– но прежде всего абсолютной импотенции системы.

Ведь что такое системный кризис? Это когда система не просто находится в тяжелом положении, а когда она системно (прошу прощения за тавтологию) в процессе выхода из кризиса себя закапывает. То есть, когда она своими действиями не решает проблемы, а усугубляет их. Вот это и есть системный кризис. Посмотри на нынешние США – там происходит ровно то же самое.

— А, то есть, у них тоже путч будет?

— Я не знаю, что у них будет – все-таки экономика Соединенных Штатов не настолько плоха, как была экономика Советского Союза конца 80-х. В СССР ситуация имела мало шансов на благополучный выход. Спасти ее могло только чудо. Чудо! И когда кто-то мечтает вернуться в застой, в Советский Союз, я утверждаю: ностальгия по застою — очень опасная и вредная вещь, если она не носит эстетического характера, а носит характер более, так сказать, методологический…

То, что произошло с СССР – есть прямое следствие застоя. Он-то и родил этих самых янаевых, он родил человека, который пошел на государственный переворот, и при этом плакал в жилетку Крючкову, что, если погибнет один человек, он этого не вынесет. Это что такое вообще? Я не живодер, но, если человек берет на себя ответственность, так он должен ее брать.

Впрочем, их нерешительность тоже понятна и объяснима: они понимали, что у них нет права на насилие, им никто такого мандата не давал, да. И спасать они пытались систему, которая сама себя исчерпала.

Мы ж не видели ни одной личности, которая способна была бы реально спаси ситуацию. Потому что система высосала себя изнутри. Ну, вот посмотри на людей, которые сейчас являются «красными имперскими идеологами», властителями умов – Захара Прилепина, например, или Эдуарда Лимонова. Как они относились к системе на момент 19 августа 1991-го? Да они ее в гробу видели, она всех достала! Я уж не говорю про демократов, либералов и всяких городских сумасшедших, которые воспринимали астму как оргазм…

«Лучше бы Янукович продолжал красть шапки»

— Случайно ли, что путч сразу же провалился?

— Да он провалился до того, как начался. Это вообще не было путчем, это была горбачевская разводка. В его классическом стиле.

— А вот 24-го августа Верховный Совет Украины провозгласил акт о независимости. Это тоже не случайно?

— Нет, это системно. Начнем с того, что идею национального государства провозгласил в припадке безумия российский парламент – не парламент тогда еще, а съезд народных депутатов.

— 12 июня 1990 года, да.

— Вот. И, простите, ребята, вам можно, а другим нельзя? Дело в том, что все национальные элиты – а это советские элиты, это мародерские элиты – они были кровно заинтересованы в отделении от Союза. То есть, люди закапывали страну в очередь, друг за другом.

Ты помнишь эту историю с переходом предприятий под юрисдикцию РФ?

— А то!

— Что это было? С предприятий снимали налоги, что разрушало бюджет. Откуда взялся этот потрясающий результат, когда у нас оказался ноль валютных резервов? В том числе и отсюда. То есть, была совместная вредительская деятельность. Все вредили друг другу и в итоге все вредили стране. И прав президент наш Путин, который говорил, что крушение Советского Союза стало геополитической катастрофой. Хотя, если судить по тому маразму, который творился в нашей стране, трагедия могла быть гораздо страшнее. Нам дико повезло, что дешево отделались.

— Ты тогда в «Независимой газете» работал, я в «Советской России». Янукович был гендиректором объединения «Донецкавтотранс». Порошенко после окончания Киевского университета по специальности «международные экономические отношения» собирался уже продавать какао-бобы.

— Ну, с Порошенкой все было ясно с самого начала. Порошенко был сыном цеховика.

— Продолжаю. Игорь Стрелков был студентом Московского государственного историко-архивного института. Если бы все-таки удалось сохранить конфедерацию, эти знаковые фигуры остались бы на своих местах?

— Да проблема не в конфедерации, конфедерация – это ни о чем. Если бы удалось сохранить страну…

— Порошенко, например, продолжал бы продавать какао-бобы?

— Не знаю. Я не вижу смысла в этом вопросе, если честно. Все могло бы быть по-разному. Вообще в нормальной стране Порошенки должны сидеть в заднице! Потому что на редкость мелкое продажное ничтожество. Наверное, он бы все равно что-нибудь продавал. Он и сейчас продает. Я не знаю, какао-бобы или нет, но деньги не пахнут, да. Сейчас он продает там какой-то ресурс свой американцам или что-то еще. Порошенко профессиональный жулик, и он всегда бы этим и занимался. Другое дело, что папа его за то же самое пострадал от советской власти, а он, видишь, работает президентом несостоявшегося государств. Но ненадолго.

— А Янукович лучше бы оставался в «Донецкавтотрансе»?

— Лучше бы он оставался уголовником. «Донецкавтотранс» – тоже кадровая ошибка.

— Почему? Его трудовой коллектив избрал в 1991 году.

— Ну, я не знаю, наверное, трудовому коллективу нравился руководитель, который с детства крал шапки.

— Тогда Стрелков Игорь Иванович занимался бы, может, историей и архивами…

— Ну, Игорь Иванович Гиркин на самом деле от природы своей офицер и должен был быть офицером. В нормальной стране никем, кроме офицера, он быть не может и не должен.

— Ну а мы бы с тобой работали в своих газетах…

— Я бы не работал в газете… Я при советской власти нигде не работал… Я внутренний эмигрант был.

— А «Независимая газета»?

— А это уже была не советская власть, а полная… В общем, понятно, чем была страна на момент 19 августа. Потому что нормальная страна не рассасывается в одночасье из-за того, что у кого-то дрожат руки, а премьер-министр нажрался в дым. Вот!

— На этой оптимистичной ноте и помянем путч 1991 года!

— Все, давай, давай. Извини, Сань. Ну, я работаю, понимаешь, у меня есть текущие задачи!

— А я как будто не работаю…

ДОСЛОВНО

Татьяна МАЛКИНА — «КП»: «У меня обычный американский муж и двое детей»

Накануне мы связались и с журналистской, которая вошла в новейшую российскую историю…

— Тань, привет! Ты где, как сейчас?

— Ой, привет, Сашечка. А делаю журнал «Отечественные записки» и стараюсь больше ничего не делать. Да, да, он есть в Сети, такой прекрасный.

— Скажи, а как у тебя на личном фронте? Вроде ты замуж выходила за крупного международного финансового чиновника…

— Нет, обычный американский муж, ни крупный, ни финансовый, у нас двое больших детей – все у меня хорошо. (Муж Татьяны Малкиной Мартин Гилман в 1996-2002 гг. был постоянным представителем МВФ в России. В настоящее время — почётный профессор Высшей школы экономики (ВШЭ) в Москве, директор Института фундаментальных междисциплинарных исследований при ВШЭ. — А.Г.)

— Муж тоже здесь же живет, да?

— Да, да.

— Я как-то видел его вместе с тобой на инаугурации президента Владимира Путина. Привет мужу передай. Как вы с Мартином переживаете вот эти не очень приятные дни?

— В глубокой печали, Саша, в глубокой.

— Ты о санкциях Запада?

— Речь не о санкциях, а о войне на Украине. И вообще о сгущении опасности.

— Вот если бы не было тогда, в августе 1991-го, путча, если бы Малкиной Тане не пришлось бы гэкачепистов третировать….

— Саш, длинный вопрос. Я тебе просто скажу. Если бы не было Ельцина, если бы не годы его правления — думаю, что я жила бы в другой стране.

— То есть, не в России?

— Да, я Советским Союзом, прости, уже была сыта.

КСТАТИ

Недавно Левада-Центр провел опрос среди россиян. Их спросили: как вы сейчас оцениваете события августа 1991 года?

41% опрошенных считает, что это было «трагическое событие, имевшее гибельные последствия для страны и народа». 36% назвали события тех дней «просто эпизодом борьбы за власть». А 9% — «победой демократической революции, покончившей с властью КПСС». Остальные ответить затруднились.

Комсомольская правда 19.08.2014

ПОДЕЛИТЬСЯ
Михаил Леонтьев
Леонтьев Михаил Владимирович (р. 1958) – русский журналист, публицист, создатель медийных проектов, ведущий политико-экономический обозреватель Первого канала. Руководитель телепрограммы «Однако» и одноименного общественно-политического журнала. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...