Уговаривать должны мы

Михаил Леонтьев

Однако, здравствуйте!

На прекращение массового человекоубийства в Донбассе, которое, по сути, продавила Россия, наши западные партнеры реагируют несколько странно. Голландцы публикуют предварительные результаты расследования гибели малайзийского "Боинга", свидетельствующие, в основном, об отсутствии воли к расследованию, а Европа угрожает новыми санкциями.

У нас как-то принято умиляться заявлением госпожи Меркель, что украинский кризис не имеет военного решения.

"Я твердо убеждена, что здесь есть только политическое решение, которому хотят и могут способствовать Европейский союз и Германия. Военного решения этого конфликта не будет, поэтому совершенно необходимы политические переговоры", — заявила федеральный канцлер Германии.

Казалось бы, зачем в условиях сверххрупкого перемириям угрожать России новыми санкциями, если вам нужны переговоры? Это очень похоже на провокацию. И киевские власти, требующие этих санкций, ровно так это и воспринимают.

Из фильма "Покровские ворота":

— Нет у меня никакого приступа.

— Будет! Я сейчас приведу к тебе Хоботова. Его аппендикс что-то шалит.

— Резать к чертовой матери не дожидаясь перитонита. Единственно прогрессивный взгляд!

Зачем это все делать? Вечные разговоры про западный цинизм, двойные стандарты — не ответ. На самом деле существуют три более или менее последовательные позиции в конфликте.

Позиция Европы, в первую очередь Германии, то, что и стоит за так называемым "политическим решением": заставить Россию заставить ополченцев сложить оружие и согласиться на условия, приемлемые для киевской националистической хунты. Понятно, что тогда санкции — естественный инструмент. Это и есть европейское "политическое решение".

Американская позиция: Америка вообще не заинтересована ни в каком политическом решении. Здесь конфликт с максимальным вовлечением в него России является самоцелью. Это дает возможность ослаблять и кошмарить Россию, ослабить Европу, лишая ее конкурентных преимуществ партнерства с Россией и дает американцам вожделенный инструмент управления и дисциплинирования своих союзников и сателлитов. Включая масштабное возрождение НАТО.

Есть некоторая проблема: необходимость считаться, хотя бы на словах с Европой, которой нужно хоть какое-то политическое решение. Позицию Украину в этом контексте, описывать как-то совсем неудобно, поскольку назвать это позицией можно только в известном смысле.

Позиция России, сформулированная еще до начала вооруженного конфликта: для мирного решения проблемы необходимо признание за Юго-востока прав политического субъекта. То есть, на сегодня, признание Новороссии стороной конфликта, тогда можно разговаривать, то есть вести какие-то переговоры, подразумевающие возможность договориться.

Это последний шанс сохранить единство Украины. Если таковой шанс еще есть. Старый анекдот: вчера спас девушку от изнасилования. Как?! Уговорил. Это — суть европейской концепции "политического решения". Маленький нюанс: уговаривать должны мы.

Однако, не получится.

Первый канал 10.09.2014

ПОДЕЛИТЬСЯ
Михаил Леонтьев
Леонтьев Михаил Владимирович (р. 1958) – русский журналист, публицист, создатель медийных проектов, ведущий политико-экономический обозреватель Первого канала. Руководитель телепрограммы «Однако» и одноименного общественно-политического журнала. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...