Жертвоприношение

Шамиль Султанов

В Париже 7 января произошел теракт в редакции второразрядного сатирического еженедельника "Шарли Эбдо". Было убито 12 человек и ранено 20. Потом много часов 80 тысяч полицейских ловили трех террористов, в результате количество жертв возросло до 17.

По официальным данным, главная причина трагедии — исламофобская позиция издания, который периодически публиковал карикатуры на пророка Мухаммада. За последние несколько лет семь или восемь раз различные мусульманские организации обращались во французские судебные инстанции с жалобами на оскорбления, публикуемые "Шарли Эбдо". Суд раз за разом становился на сторону карикатуристов.

В поддержку жертв теракта, за свободу слова, против терроризма в столице Франции состоялась большая и шумная манифестация, в которой приняли участие то ли полтора, то ли три миллиона человек.

Это событие не только человеческая трагедия, как бы ни относиться к убитым карикатуристам, но в определенном смысле и переломный момент современной европейской истории. Но совсем не в том смысле, как об этом говорят официозные СМИ.

Чудеса, да и только!

Странности начались буквально сразу. Первым приехал на место преступления президент Франции Ф. Олланд. Конечно, понятно циничное желание крайне непопулярного политика попиариться на чужой крови и первым появиться в "ящике". Удивительно другое: Олланд появился на месте теракта буквально через десять-пятнадцать минут после массового убийства. Словно заранее ждал сигнала: "А вот сейчас можно!" А между тем, "террористы" еще не были задержаны, и ничего не было известно (официально!) по поводу их возможных соучастников.

Даже если предположить, что в Службе безопасности французского президента работают одни лишь идиоты, то и в таком случае они разрешили бы такое посещение, только будучи на 100 процентов уверены, что "теракт" представляет собой "постановочное мероприятие".

Бессовестная спешка Олланда напомнила мне аналогичное событие, которое произошло в египетском Шарм-аш-Шейхе в 2005 году. Там на рынке направленным, мощным взрывом был убит 81 человек. Тогдашний президент АРЕ Хосни Мубарак появился вот так же, в нарушение всех правил безопасности, через десять минут. Появился и сразу объявил, что теракт совершили его основные внутренние противники "Братья-мусульмане".

А где-то за месяц до этого Мубарак сцепился с Кондолизой Райс — госсекретарем США при Буше-младшем, которая хотела встретиться с руководством "Братьев". Мубарак был против этой встречи и требовал, чтобы Вашингтон "работал" только с ним. Но Райс все-таки добилась своего. А потом произошел этот "теракт" в Шарм-аш-Шейхе. Несколько сот сторонников "братьев-мусульман" без суда и следствия посадили в тюрьму. Вашингтон отказался от контактов с "террористами".

Но возвратимся в Париж. Количество неожиданных чудес росло на глазах. Славная полиция Парижа буквально через два часа определила личности "террористов". Как? Очень просто. Один из них, Саид Куаши — младший из двух братьев Куаши, словно специально оставил в черном "ситроене", на котором они скрылись с места преступления, свой французский паспорт (так же, как поступил 11 сентября Мухаммад Атта в Нью-Йорке), несколько "коктейлей Молотова" и даже экстремистскую литературу.

Однако еще до того, как братья Куаши сели в этот самый "ситроен", на пустынной улице они, пробегая мимо случайного прохожего, который там гулял в одиночестве, сказали ему, что выполняют задание "Аль-Каиды Йемена".

Мизансцена приобретала все более и более фантасмагорические черты. По поводу "Аль-Каиды Йемена" кто-то из братьев еще раз напомнил в телевизионном интервью незадолго до штурма спецназа. Но это уже был перебор. Дело в том, что "Аль-Каида Йемена" — это искусственная структура, созданная в 2007-2008 годах саудовским Министерством внутренних дел при содействии военной разведки США.

К тому времени классическая "Аль-Каида" бин Ладена скрывалась где-то в пещерах Вазиристана. Но и Эр-Рияду, и Вашингтону нужна была своя ручная террористическая организация для проведения активных мероприятий. Сначала была неудачная попытка создать такую структуру в Иране и связать "Аль-Каиду" с ненавистным Тегераном. Очень быстро от этой глупости пришлось отказаться. В результате появилась "Аль-Каида Йемена", которую якобы возглавил Авлаки, в то время уже работавший на саудовцев.

Самая известная постановочная операция с участием "Аль-Каиды Йемена" произошла то ли в конце 2009-го, то ли в 2010 году. Эр-Рияд тогда стремился сблизиться с Обамой, и для этого саудовские спецслужбы совместно со своими американскими коллегами "эффективно" сорвали теракт, который якобы готовила подставная йеменская структура, в синагоге Чикаго — родного для Обамы города.

Чтобы закончить этот "увлекательный" сюжет, добавлю только, что нынешним министром внутренних дел Саудовской Аравии является Мухаммад бин Найеф, который очень серьезно претендует на место наследника Королевства. И ему нужна поддержка не только в Америке, но и в Европе. А нынешний премьер-министр Франции М.Вальс не так давно возглавлял МВД Франции и имеет очень хорошие отношения с Мухаммадом бин Найефом.

Итак, братья Куаши, которые достаточно долго вели жизнь плейбоев с нарушениями всех канонов шариата, занимались контрабандой оружия, массой других "криминальных шалостей", оказались в плотной разработке французского МВД. Один из братьев был завербован в тюрьме, после очередной поездки в Сирию. Его досрочно выпустили, и он спокойно поехал, уже по согласованию, в Йемен. Кстати, братья Куаши официально находились в американском черном списке как "вербовщики джихадистов", поэтому они не могли приобретать авиабилеты в США. Но в самой Франции им спокойно разрешали покупать оружие без какого-либо уведомления полиции.

Третьим участником этой "террористической группы" считается Амеди Кулибали, француз африканского происхождения. Через несколько часов после окончания операции была опубликована фотография, на которой Амеди в 2009 году в составе группы рабочих встречается с тогдашним президентом Саркози, который крепко жмет ему руку. Как вы думаете, случайные люди могли попасть на такую встречу?

Таких вот чудес во всей этой истории много. Я упомяну еще только три момента.

Итак, теракт произошел в период между 11 и 11:15 часами утра. Видео, которые просочились в Интернет, показывают, что улица абсолютна пуста — там нет людей, нет какого-либо оцепления. Обычно так бывает во время киносъемок.

Сейчас французские СМИ, представляющие официальный истеблишмент, говорят о "чудовищном характере теракта". Однако, как получилось, что все "террористы" были ликвидированы? Хотя возможности захватить живьем были. Значит, кто-то, очень влиятельный, не захотел… Далее, несмотря на вроде бы явный провал, никто из французских силовиков в отставку не подал. Но уже два следователя по этому делу кончили жизнь самоубийством.

И последнее. Каким образом и куда исчезла Хайят Бумедьен — якобы подружка Амеди. По официальной версии, ей удалось незаметно улететь в Сирию "к сообщникам" через Стамбул. Как же это она сумела осуществить побег, притом, что ее вычислили практически сразу?

Итак, завершающей сценой этого кровавого представления оказалась двухмиллионная демонстрация в Париже. Приехали десятки, а может, и сотни лидеров. Но вот Обамы среди них не было. Не приехал американский президент — а ведь он такие тусовки "за разные свободы, за права человека" очень даже любит. Официально он не приехал по соображениям безопасности. Но, скорее всего, кто-то из друзей ему посоветовал: "Не связывайся, Барак, с этими европейскими любителями!"

"Свобода слова" — тьфу, забудьте!

Сейчас многочисленные идеологи и форейторы "великой западной цивилизации", в том числе в России, развернули широкомасштабную, но, по сути, бессмысленную кампанию по поводу того, что якобы "терроризм" штурмовал не только редакцию "Шарли Эбдо", а один из самых главных бастионов Запада — свободу слова. Причем "свобода слова", оказывается, гораздо весомее, чем все религиозные ценности, базовые человеческие идеалы, историческая память.

Но, по сути, это всего лишь словесный понос. В реальности же "свобода слова" для западного обывательского быдла — пластмассовая морковка, но вот для правящего истеблишмента — важный инструмент управления.

Несколько лет тому назад, из редакции той же самой "Шарли Эбдо", несмотря на все истошные вопли о "свободе слова", был уволен карикатурист Синэ. Более того, его чуть не посадили в тюрьму по обвинению в антисемитизме. А дело было так. Синэ опубликовал карикатуру на Жана Саркози — сына тогдашнего президента Николя Саркози. Этот самый Жан решил удачно жениться — на единственной дочери крупного еврейского олигарха. Ему поставили условие: до свадьбы он должен перейти в иудаизм. Жан Саркози быстро согласился. Синэ обыграл это таким образом, что, мол, парень в силу своей беспринципности пойдет далеко и может даже опередить отца.

А дальше три года продолжалась настоящая "свобода слова" в суде, которая едва не привела бедного художника к тюремной баланде.

В Европе, на Западе вообще, царствует свобода слова. Но с некоторыми купюрами. Нельзя затрагивать еврейский вопрос, нельзя сомневаться в Холокосте (за это могут посадить на шесть лет), нельзя затрагивать иудейские ценности.

А так свобода — можно смеяться над пророком Мухаммадом, можно изображать Святую Троицу в виде слившихся содомитов, можно отображать Иисуса как "голубого", а Деву Марию описывать так мерзко, что даже тошнит…

Но, между прочим, ни одна христианская община, ни одна христианская организация не подали в суд на "кощунников" из "Шарли Эбдо"…

У Ричарда Олдингтона, замечательного британского писателя, есть строки, где он говорит о лицемерии Великобритании: "Старая, добрая, прекрасная Англия; чтоб ты подохла от сифилиса, старая шлюха!"

Кому выгодно?

Политика начинается тогда, когда можно четко и ясно указать, кому выгодно то или иное событие.

Кто выигрывает от январского жертвоприношения в Париже?

Во-первых, Франсуа Олланд, у которого катастрофически низкая популярность во Франции. На несколько недель, а может, даже на пару месяцев, его рейтинг заметно увеличится.

Во-вторых, в выигрыше Мануэль Вальс — нынешний премьер-министр и один из высших гроссмейстеров "Великой ложи Востока" — самой крупной масонской организации во Франции, а может быть, и в Европе.

М.Вальс — крайне амбициозен; он искренне считает, что Олланд стал президентом только благодаря ему лично. Наверняка парижское жертвоприношение станет неформальным началом президентской кампании М.Вальса.

Между прочим, нынешнее правительство — самое масонское во всей французской истории. Все ключевые министерские посты в руках у молодых и энергичных масонов. При этом своего рода кадровым инкубатором для "великой ложи Востока" являются МВД, полиция и жандармерия.

Мануэль Вальс, кроме всего прочего, является и крупным лидером Социалистического Интернационала. Соответственно, он — один из наиболее произраильских политиков современной Франции. Именно ему принадлежит весьма показательное изречение: "Если Францию покинут 100 тысяч испанцев, то Франция останется Францией. Если Францию покинут 100 тысяч евреев, то Франция перестанет быть Францией".

В-третьих, парижское жертвоприношение выгодно традиционному европейскому истеблишменту. Сегодня становится ясно, что развивающийся глобальный кризис только идет к своему пику. Стратегическая неопределенность растет, а вместе с ней растут и угрозы долгосрочной дестабилизации. Трещины в здании ЕС уже появились. И дело не только в том, что уже в ближайшие месяцы начнется выход из Европейского Союза Греции. Активизировался процесс формирования контрэлит в Европе как справа, так и слева. И это на фоне поразительного измельчения лидеров-карликов.

Поэтому такое большое внимание и уделяется сегодня созданию общеевропейской идеологии общего врага в лице "исламского терроризма", а точнее, Ислама. При этом часть новых контрэлит будет выборочно интегрирована в традиционный европейский истеблишмент, а остальных просто маргинализируют.

Но, самое главное, европейский правящий класс, по примеру американской элиты, в ближайшие несколько лет срочно займется подготовкой к реализации жесткого мобилизационного сценария. Будет изменяться законодательство, существенно ограничиваться гражданские права и свободы, создаваться новые силовые структуры (например, общеевропейское министерство безопасности), негласно формироваться параллельные бюрократические институты.

В-четвертых, события в Париже крайне на руку правительству Нетаньяху, которое столкнулось в 2014 году с очень опасной тенденцией — начались массовые признания в Европе на уровне парламентов и даже исполнительной власти необходимости форсированного создания палестинского государства. Рост исламофобии может затормозить эту тенденцию.

И вот здесь вопрос на засыпку: с какими спецслужбами в Европе имеет наилучшие отношения Моссад? Правильно, с французскими.

В-пятых, то, что произошло в Париже, будет крайне выгодно всем радикалам, и не только мусульманским. Сегодня в Западной Европе проживают от 35 до 40 миллионов мусульман. Доминирующее большинство из них превратились в осторожных, трусливых обывателей с достаточно хорошим жизненным уровнем. И для них Ислам уже не на первом, и даже не на втором месте. Собственно радикалов в исламском сообществе Европы сегодня не более трех-четырех процентов. Если нынешняя исламофобская волна продлится хотя бы год-полтора, то к концу 2017 года радикальная прослойка достигнет шести-семи процентов. Диалектика, однако!

Бараны никогда не делают историю

Апофеозом грандиозной провокации стал марш миллионов обывателей под лозунгом: "Я — Шарли". Хотя более точным были бы слова: "Я — баран".

На самом деле, европейское быдло, которое в основном представляет собой обреченный на заклание средний класс, вышло не для того, чтобы защищать эфемерную и непонятную свободу слова. На самом деле в этом шествии проявился образ идеальной социальной общности западной цивилизации — отдрессированная, закомплексованная, вся в цветных, радужных пупырышках огромная миллионная толпа.

Барана всегда гложет внутренний страх, и только в стаде он перестает его ощущать.

В конечном счете самое главное на кризисных, исторических переломах — массовая пассионарность. Прогуляться два часа, в теплую погоду, пусть даже в миллионной толпе в Париже, с плакатом "Я — Шарли" — это не пассионарность. Вот если бы из этой двухмиллионной толпы хотя бы тысяча человек заявили, что завтра отправляются воевать с ИГИЛ для защиты свободы слова во всем западном мире — вот это был бы поступок!

Но для поступка нужно быть личностями, а бараны, которых ведут на убой, не личности!

В нашем Интернете я нашел прекрасный образ, который противостоит европейскому барану:

"Кто-то плюнул в лицо твоей матери, стоя перед тобой? Выложил фотографии твоей обнажённой сестры в Интернет? Насрал на медали твоего покойного деда?

"Журналисты" "Шарли Эбдо" делали всё это профессионально. Годами. Им за это платили.

И поэтому сегодня я — сириец;

Я — палестинский мальчонка, задыхающийся под руинами моего дома в Газе; Я — пятилетний Арсений, разорванный на куски миной, запущенной украинской армией в Славянске. Последнее, что я увидел перед тем, как ослепнуть — как умирает моя мама, прикрывшая меня, чтобы я смог пожить ещё шесть часов;

Я — таксист, механик, шахтёр, простой работяга из Донецка, взявший в руки оружие, чтобы защитить мою семью от украинских неонацистов;

Я — пленник в Гуантанамо, меня пытают. Ни адвоката, ни суда — мои родные даже не знают, что я ещё жив;

Я — кубинец, гниющий заживо в секретной тюрьме ЦРУ в какой-то стране. Может быть, даже в твоей, я не знаю;

Я — пацан, убитый американским полицейским, которому показалось, что "я ему угрожал";

Я — один из французских полицейских, убитых 7 января.

Но я не ваш поганый Шарли!

Ни сегодня, никогда".

Парижское жертвоприношение показало в очередной раз, что западная цивилизация никакая не европейская, не христианская, и даже не иудеохристианская, а насквозь секуляристская и атеистическая.

Снова и снова убеждаешься, как был прав великий немец Освальд Шпенглер, когда еще сто лет тому назад провозгласил: "Христианство в Европе умерло, перейдя в культуру".

Представители "великой западной цивилизации" могут и хотят убивать, причем убивать массово, анонимно и много, как это они делали и делают в Афганистане, Ираке, Палестине. Но они страшно боятся умереть. Почему? Потому что эта цивилизация окончательно потеряла свои сакральные ценности, которые, по определению, выше биологической жизни. Как это сформулировал великий и не сдавшийся поэт Эзра Паунд: "Если человек не готов умереть за свои идеалы, то либо его идеалы ничего не стоят, либо он сам ничего не стоит".

"Интересно девки пляшут",

бывало, говаривал изумленный Ельцин после стакана водки, глядя на "забавы" своего ближайшего либерально-демократического окружения.

В России лидером "западников" является премьер Д.А.Медведев. Буквально на днях он вновь прямо заявил, что Российская Федерация — неотъемлемая часть западной европейской цивилизации. И он, в каком-то смысле, прав. В нашей стране проживают пятнадцать-двадцать миллионов людей, которые убеждены, что их настоящая Родина — это западная цивилизация. Именно их имел в виду Збигнев Бжезинский, когда снисходительно прогнозировал: "Надо просто подождать, когда они придут к власти".

А между прочим, именно Медведев выдвинул несколько лет назад лозунг: "Россия-2020".

Очень любопытный лозунг в контексте парижского жертвоприношения…

Завтра 29.01.2015

ПОДЕЛИТЬСЯ
Шамиль Султанов
Султанов Шамиль Загитович (р. 1952) – российский философ, историк, публицист, общественный и политический деятель. Президент центра стратегических исследований «Россия – исламский мир». Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...