КАКИЕ ТЕХНОРЕВОЛЮЦИИ ЖДУТ НАС В XXI ВЕКЕ

Агеев Александр Иванович Александр Агеев

На предстоящий век запрограммированы несколько грандиозных революций. О некоторых из них стоит сказать особо.

Первая — это революция «конца света». Человечеству свойственно иногда, периодически, переживать сильное чувство последнего рубежа. Легко вспомнить проблему 2000 г., например, глобальное потепление, календарь майя — это были не только массовые настроения и ожидания, но и весьма успешные финансовые операции. Из такого мировосприятия может следовать довольно циничное поведение — много ли смысла заниматься долгосрочным самосовершенствованием, быть добросовестным, заботиться о доверии, о репутации, если конец света вот-вот нагрянет? Г. В. Ф. Гегель, увидев торжествующего Наполеона, подумал: «Вот он, конец истории!». Фукуяма, видя распад СССР и биполярного мира, тоже подумал: «Конец истории». Оба ошиблись.

Однако тайны взаимосвязи земного и небесного, исторического и вечного, смертного и бессмертного, материи, энергии, вещества, информации — все это способно реально революционизировать сознание землян в XXI веке. Это кардинальным образом повлияет и на предмет экономической науки.

Вторая революция назревает в области нейрогенетики. Научные факты оказываются иногда более впечатляющими, нежели научная фантастика. Таков добытый современной наукой факт о том, что мозг каждого человека содержит «матрицу стандартов», предписывающую человеку изначально, по своей природе, вести себя солидарно, правильно, возвышенно. Это не человек экономический или социологический. Не только рациональный человек. После Тимоти Лири, первым рассмотревшим Интернет как способ современной социализации и внесшего много важного в понимание природы современного человека, после экспериментов над человеком в Германии, США, СССР, Китае, Камбодже, Северной Корее — это слишком сильное упрощение. Этим надо заниматься, многие темы табуированы. Но этим надо заниматься.

Третья революция — информационная. Она и же и четвертая. По экспоненте взметнулись графики совершенства информационных систем, их надежности и быстродействия. И пока эта экспонента признаков опадания не показывает. Вслед за техническим прогрессом — экспансия Интернета и социальных сетей, революционизирующих социум. «Арабская весна», шумная, капризная, кровавая, коренясь, безусловно, в нарушениях справедливости, катализирована и обслужена в своей логистике именно социальными сетями и новым поколением телекоммуникаций. Украина показывает новый ракурс проектного поведения и извивы глобализации. И исключительную важность и живучесть архетипов, сформированных веками истории. Разве можем мы отрицать влияние этих моментов на экономическую динамику?

Самоорганизованное стихийное обращение к удобствам Интернета, при незаметном киберсервисе мегакорпораций, приводит к колоссальным общественным катаклизмам. Революционная пикантность современной ситуации еще и в том, что цели этих таинственных игроков, возможно, даже не корыстные, а экспериментальные. Ведь и Чернобыль — следствие эксперимента. И Кампучия Пол Пота – тоже следствие эксперимента. Ряд можно легко продолжить.

Отдельная революция — новое великое переселение на фоне сокращения разнообразия (языкового и этнического). К концу века останется лишь 10 процентов из 7 нынешних тысяч этносов и 10 процентов языков. Сотни миллионов человек ежегодно меняют место жительства. Внутри своих государств, и минуя их границы. Это ни хорошо, ни плохо, это естественно. Как природа. В ней любые сгущения вещества, тем более живого, нарушая фундаментальные природные балансы, превышая нагрузки (на почву, на атмосферу, на водоемы), приводят к принудительной корректировке форс-мажорами. А перед ликом наводнений и землетрясений, ураганов, извержений вулканов, опустыниваний, эпидемий — потрясения от человеческих конфликтов не пустяк ли? Разве не предмет для теоретических изысканий в экономике?

Шестая революция — в области измерений экономической динамики. Категория ВВП давно стала идолом, не менее жертволюбивым, чем «стабильность». Главная жертва ВВП — наращивание потребления невосполнимых ресурсов ради всеобщего эквивалента, ставшего тоже идолом. Наиболее невосполнимый ресурс — земная жизнь человеческая. Альтернативы появятся не только в тех теориях, которые упомянул Рустем Махмутович Нуреев, мейнстрим будущего — комплексирование экономической методологии с базовыми параметрами жизни, ее физикой, биологией, генетикой.

Мечта о духовной эмансипации, о преодолении отчуждения человека от других людей, от культуры, от творчества, от самого себя пусть и потеряла прежний воодушевляющий блеск, но отнюдь не исчезла вовсе. И именно эта мечта подрывает сегодня оценивающий диктат традиционных идолов-измерителей прогресса. Крепнет движение в пользу интегрированной отчетности, учитывающей не только финансовые результаты экономики, но и экологические, и социальные.

Не введен в научный оборот и такой существенный факт. В декабре 2013 г. в Лондоне состоялось событие исключительно важности — ввод интегрированного стандарта в действие. Он охватывает финансовые и нефинансовые аспекты деловой активности и вводится как нормативная база для ведущих мировых фондовых бирж.

Совершенствуются системы измерений ООН, применяются новые индикаторы «счастья», «чистого благосостояния», «достижения целей тысячелетия» и т. д. Скоро эти практики обретут достаточную силу и потеснят укоренившийся экономический детерминизм, оставив ему вспомогательный статус. Перемена эта будет революционной для систем управления, образования, бизнеса. Затронет она и то, о чем говорил Сергей Николаевич Лазарев — новации в системе глобального управления.

Новые революции преподнесут банкиры и финансисты. Они накопили в этом занятии колоссальный опыт. Они сделают это хотя бы из мотивов утилизации опыта как ценного актива. Не пропадать же ему? Слабо изучен опыт «черного вторника», «Энрона», «МММ» и прочих афер.

Восьмая революция уже проманифестировала свою поступь и лозунги. Прозрачность — это не только то, что совершили Ассанж или Сноуден. Прозрачность во всем и всех. Один за другим сдаются этому победителю бастионы и редуты тайн, секретов, загадок, завес и укрытий. Вопрос сегодня скорее в том, как, когда и насколько успешно развернется контрреволюция нового засекречивания, защиты персональных и иных данных. И вопрос в том, до какого Хаксли и Орвелла дойдет технологическая поддержка прозрачности и контроля поведения и вообще очеловечивания человека.

Девятая революция произойдет в военнотехнологическом комплексе. Ее глубина сравнима, если не преобладающа, с появлением танков, отравляющих веществ, бронепоездов, пулеметов, автоматов, аэропланов, субмарин в первой мировой войне с межконтинентальными ракетами и ядерным оружием после второй мировой. Военные технологии становятся точнее, незаметнее, эффективнее, страшнее, невообразимее.

Что касается десятой революции, то претендентов на нее несколько.

ПОДЕЛИТЬСЯ
Александр Агеев
Агеев Александр Иванович (р. 1962) – видный российский ученый, профессор МГУ, академик РАЕН. Генеральный директор Института экономических стратегий Отделения общественных наук РАН, президент Международной академии исследований будущего, заведующий кафедрой управления бизнес-проектами Национального исследовательского ядерного университета «МИФИ», генеральный директор Международного института П.Сорокина – Н.Кондратьева. Главный редактор журналов «Экономические стратегии» и «Партнерство цивилизаций». Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...