Парадоксы шельфовых либералов

Михаил Делягин

Зачем создавать единственного исполнителя по программе воспроизводства минерально-сырьевой базы России?

Группа «шельфовых либералов» в правительстве во главе с вице-премьером Александром Хлопониным и министром природных ресурсов Сергеем Донским, долгое время рассуждавшая о ценностях конкуренции и развитии частного предпринимательства, теперь проталкивает весьма противоречивую идею о создании государственной монополии.

ОАО «Росгеология», по мысли «либералов», должна стать единственным исполнителем госзаказа по программе воспроизводства минерально-сырьевой базы России. Проще говоря, монополистом в части геологоразведки, финансируемой государством. А поскольку разрешения на геологоразведку на новых территориях выдает то же самое государство, можно с высокой степенью вероятности предположить, что госкомпания станет монополистом по проведению геолого-разведочных работ на всех не разведанных к настоящему времени месторождениях.

Мотивировка этого решения прекрасна: с одной стороны, не на все конкурсы можно набрать альтернативные заявки, а значит, не надо и мучиться. Пусть будет один гарантированный исполнитель, занимающийся всем сразу — от золота до нефти, от полиметаллов до глин, если в них вдруг возникнет нужда. В заявительном порядке, без всяких конкурсов. А с другой стороны, конкуренция ведет к раздроблению сил, к борьбе разных предприятий между собой, и потому, оказывается, она неэффективна.

Создаваемый монстр отнюдь не ограничится геологоразведкой: предполагается — разумеется, тоже без конкурса, по желанию — передать ему права добычи нефти на разведанных месторождениях, в том числе с участием компаний, привлекаемых в совместные предприятия, которые для этого создаются. В результате действующие сегодня нефтяные компании в принципе не смогут претендовать на новые месторождения: пределом их мечтаний станет допуск в совместное предприятие с государственным геолого-разведочным монополистом.

Между тем до сих пор о «Росгеологии» за пределами узкого круга специалистов мало кто слышал, и не случайно: это бедная компания, которую называют даже нищей. О ее профессионализме и эффективности свидетельствует то, что, вложив в нее около 200 млрд рублей, государство получило лишь 10 млрд рублей (такова оценка сделанных холдингом открытий). Сегодня «Росгеология» представляет собой холдинг, объединяющий 38 разномастных компаний, специализирующихся главным образом на геологии твердых полезных ископаемых; в обозримом будущем предполагается передать ему госпакеты акций еще 25 предприятий. Причем большинство из них занимаются морской сейсморазведкой, имеют богатый опыт работы на шельфе и с трудом смогут сосуществовать с материнской структурой, такого опыта не имеющей.

Износ собственных активов «Росгеологии» близок к 90%. По консервативным оценкам, их развитие и модернизация требует около 40 млрд рублей. Потребности одной только «Севморнефтегеофизики» превышают 20 млрд рублей. Таких денег у «Росгеологии» нет и в помине. Нет и опыта привлечения инвестиций. Зато, согласно последней доступной годовой отчетности холдинга за 2012 год, доля управленческих расходов в выручке составила 88%, а рост доли управленческих расходов за год превысил 300% (что беспрецедентно).

Управленческие проблемы, возникающие при объединении разнородных структур различной специализации (вообще-то говоря, такое объединение прямо противоречит утвержденной правительством стратегии развития отрасли), способны надолго парализовать новую монополию. Но об эффективности, похоже, речь и не идет: не случайно менеджмент «Росгеологии» вполне откровенно говорит о намерении повысить рентабельность за счет включения в состав компании еще 25 геолого-разведочных предприятий к 2020 году.

То есть, насколько можно реконструировать замысел реформаторов, к провалившейся структуре добавляют финансово успешные, за их счет улучшая ее показатели, обеспечивают ей монопольное положение — и вот он, секрет рыночного успеха! Очень либеральный подход — последовательный и непротиворечивый, дезорганизующий всю геологоразведку страны (в 2014 году 46% геологоразведки в России выполнено «Роснефтью», а в 2015 году ее доля должна была вырасти еще; передача обсуждаемых полномочий «Роснефтегазу» более логична, чем «Росгеологии»).

Ради чего? И здесь бросается в глаза одновременное развертывание двух равно сомнительных и равно поддерживаемых «шельфовыми либералами» процессов. Одновременно с созданием без лишнего шума на базе «Росгеологии» монопольного монстра, контролирующего все новые месторождения, идет громкая публичная подготовка либерализации доступа частных компаний на арктический шельф. Причем выдвигавшимся «либералами» требованиям соответствует одна-единственная частная компания — «ЛУКойл».

Эта попытка с самого начала выглядела сомнительной: и опыт работы у «ЛУКола» был на мелководье относительно теплых морей, условия в которых кардинально отличаются от арктического глубокого шельфа, и возможности частной компании работать на неопределенную перспективу в условиях дешевой нефти очевидно меньше, чем у государственных «Газпрома» и «Роснефти». Поэтому, возможно, бывший сотрудник «ЛУКойла», доросший до министра природных ресурсов, вспомнил, что между этими двумя позициями он занимал и должность начальника «Росгеологии», — и подготовил в ее лице элегантный запасной вариант.

Ведь «Росгеология» в виде искусственно создаваемого монопольного гиганта не просто государственная, но стратегически значимая компания. Она получит право геологоразведки на шельфе автоматически, в силу уникальности своего положения. Все будет происходить прямо и легально: за государственные деньги «Росгеология» будет исследовать шельф и добывать найденную нефть, создавая с частными компаниями, не прорвавшимися на шельф прямо, совместные предприятия. Ведь не просто так министр природных ресурсов Сергей Донской заявил, что госкомпаниям уже передано 80% лицензий на шельфовые месторождения: мол, «Росгеология» сможет претендовать лишь на не имеющие принципиального значения остатки и неудобья. Между тем, по оценке Роснедр, подведомственных тому же Минприроды, нераспределенная доля шельфа составляет около 60%. И соответственно, возможности вывода через «Росгеологию» на российский шельф любой компании, независимо от ее юрисдикции и опыта, оказываются ничем не ограниченными. В результате может окончательно разрушиться то, что еще осталось от геологоразведки, но никого из правительственных «либералов» это, похоже, особенно не волнует. На кону арктический шельф России, последняя нераспечатанная нефтяная кладовая мира.

Эксперт 12.05.2015

ПОДЕЛИТЬСЯ
Михаил Делягин
Делягин Михаил Геннадьевич (р. 1968) – известный отечественный экономист, аналитик, общественный и политический деятель. Академик РАЕН. Директор Института проблем глобализации. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...