ЧТОБЫ ВНЕДРИТЬ «ШАРОВАРНУЮ» ИДЕНТИЧНОСТЬ, НУЖНО БЫЛО ВЫЧИСТИТЬ СОВЕТСКО-РОССИЙСКУЮ

Михаил ЛеонтьевМихаил Леонтьев

На самом деле Россия имела все моральные, политические и международные правовые основания для вмешательства на территории Украины. Наш парламент принимал закон, разрешающий президенту это делать. Мы не стали этого делать, избегая этой конфронтации с Западом.

Российская политика по отношению к Украине крайне последовательна. Если вынести за скобки Крым, то мы всегда говорили, что единственная возможность для существования Украины как государства — её федерализация и нейтрализация. Украина не сможет существовать как государство, если её разнородные части не будут обладать достаточной степенью самостоятельности. Альтернатива этому — тотальное насилие, то есть геноцид по отношению либо к одной, либо к другой части. Если бы, например, русскоориентированная часть Украины каким-то образом победила и решила бы всех привести к одному знаменателю, то тогда бы альтернативой был геноцид по отношению к западенцам или их отделение. Для того чтобы разобраться с Украиной, надо начать с начала этого процесса. Он давно зрел.

Этот февральский путч означал рождение новой Украины. Его называют революцией. Да, это национальная революция, такая же, которую совершил Гитлер в Германии. Но Германия — страна, в общем, национально монолитная, это не Украина, искусственное образование, созданное советской властью из разных кусков. Это означает разрыв с той идентичностью, с той государственной традицией, которая существовала в постукраинской ССР.

Вот эта новая Украина никакого отношения не имеет к бывшей УССР ни с точки зрения истории, ни с точки зрения идентичности, ни с точки зрения культуры, ни с точки зрения политики. Помните, как говорил товарищ Чичерин, когда мы списывали долги, о том, что «революция как акт насильственного разрыва с прошлым порывает со всеми обязательствами прежних правителей».

Но если вы порываете со всеми обязательствами прежних правителей, то и те, перед которыми у вас были какие-то обязательства, естественным образом прерывают обязательства по отношению к вам. Когда у вас новая идентичность, новый общественный договор, он заключается заново. У вас нет легитимного права ни на территорию, ни на имущество. Эти права берутся силой. Обычно это делается с помощью войны.

Давайте начнём с того, что проект «Украина», это австрийский проект, который был затеян в Галиции, когда вся интеллигенция в большинстве своём была промосковской, даже та, которая была униатской. Тогда это имело гораздо меньше значения в большинстве своём. И когда началась Первая мировая война, первое, что начали делать австрияки, это создавать первые в истории концентрационные лагеря, куда помещали в первую очередь, конечно, не просто селян, а представителей интеллигенции, то есть культурного слоя, обеспечивающего эту идентичность.

Любая Украина идентифицирует себя как анти-Россия, это её функция. Украинский проект исторически существует как антирусский. С народом Украины у нас тоже не может быть братских отношений, потому что в той части, в которой этот народ поддерживает традиционную русскую идентичность, это всё равно, что назвать братскими отношения России со смоленцами или с туляками.

Так или иначе, этот культурный геноцид завершился успехом. Они сумели создать другую идентичность, хорошо это или плохо, стыдно или нет, но это факт. Потом в течение одного поколения это распространялось. Ведь для того, чтобы успех проекта западенской Украины состоялся, мало было внедрять эту мифологическую «шароварную», «вышиваночную» идентичность. Надо было вычистить традиционную постсоветскую и российскую идентичность.

Источник

ПОДЕЛИТЬСЯ
Михаил Леонтьев
Леонтьев Михаил Владимирович (р. 1958) – русский журналист, публицист, создатель медийных проектов, ведущий политико-экономический обозреватель Первого канала. Руководитель телепрограммы «Однако» и одноименного общественно-политического журнала. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...