Не надо нас бодрить, говорите жесткую правду

Владимир Бортко

А. ТОЛСТОВ: Сегодня в гостях Владимир Бортко, режиссёр, заместитель председателя комитета Госдумы по культуре. Владимир Владимирович, здравствуйте.

В. БОРТКО: Здравствуйте.

А. ТОЛСТОВ: Владимир Владимирович, давайте начнём с того, что сейчас происходит в Донбассе, и связанные с этим темы – обострение ситуации, цены на нефть поползли вниз, рубль слабеет. Многие связывают это как раз с саммитом «Большой семёрки» и пересмотром санкций президентом США. Обама даже специально поедет на встречу, чтобы продлить санкции. Об этом сообщают, в частности, американские СМИ. Как Вы полагаете, это специальный сценарий или совпадение?

В. БОРТКО: Я полагаю, Вы полагаете, Ваш вопрос уже содержит ответ. У меня есть мечта, как у Мартина Лютера Кинга. Я хочу помечтать. Мы находимся в очень сложном положении. Пожалуй, такого сложного положения, я очень старый, не было со времён Карибского кризиса. То есть ещё немножко – и ого-го.

Но здесь я жду этого момента, когда наш с вами любимый президент, мой тёзка, Владимир Владимирович Путин выйдет, я знаю, правда, куда, потом скажу. И скажет. Я знаю, как он должен начать, и как закончит. Как он должен начать: «Братья и сёстры, к вам обращаюсь я, друзья мои». Так уже один раз было сказано. И последние слова: «Наше дело правое, победа будет за нами». Здесь начало и конец этой речи.

И знаю, откуда нужно сказать – не из фанерного этого ящика, который стоит на Красной Площади, а прямо с Мавзолея, обратится ко всему народу. Мы с вами можем пережить всё. Я могу сказать правду, очень сложно, очень тяжело. Не мы это начинали, видит бог. Но они ополчились. Как ополчились в 1812-м году – вся Европа, как в 1941 ополчились, так же ополчились и сейчас. И идут. И надо сопротивляться. Вот так я оцениваю исторические события.

А. ТОЛСТОВ: Кому должен сказать это президент?

В. БОРТКО: Народу. 140 миллионам. Всем. Ребята, давайте потерпим, давайте соберёмся. Лучше не будет. Переживём. Не это переживали, и это переживём тоже. Победа будет за нами.

А. ТОЛСТОВ: Как Вы оцениваете настроения, которые есть сейчас в обществе? Разве сейчас такого не происходит, судя по тем же социологическим опросам.

В. БОРТКО: Наверное, происходит. Просто смотрю последние известия, о чём мы говорили. И пожаров меньше стало, мир налаживается. Да, это с одной стороны так, а с другой стороны – не очень. Нас пытаются ободрить, и всё остальное. Вот бодрить не надо. Надо говорить правду, и жёсткую правду. Очень всё, мягко говоря, непросто. Но это не значит, что нужно сложить ручки: всё, и конец. Это не так. Ещё годика два с половиной я хочу быть жив, и всё остальное. И я лично попробую перенести всё, что бог ни пошлёт. Да и вы тоже. Но пускай бы он нам правду сказал. Мы люди, нам надо говорить правду: «Ребята, ощетинимся, ребята, возьмёмся.

А. ТОЛСТОВ: А Вы думаете, что все 147 миллионов будут воспринимать это именно так?

В. БОРТКО: Думаю, что основные миллионы будут воспринимать именно так. Хотя бы потому, что даже не наши социологические исследования показывают 85-86 процентов. Откуда берутся эти 85, 86%? Народ интуитивно понимает, что настало время его великих испытаний. Что скрепляет нашу страну сейчас? Как ни странно, я коммунист, но я, честно говоря, к ним в оппозиции по внутренним делам. Вокруг него правительство, я бы его давно в отставку отправил.

А. ТОЛСТОВ: 84, 85%. А остальные проценты? Как с ними быть?

В. БОРТКО: Ну что, остальные всегда были, и будут. Не стрелять же их. Пускай тоже собираются, не знаю, что делают. Я здесь вчера был рядом, «Пятый канал». И тут предлагали из Москвы покаяться. Я же говорю – кайся там в сторонке. Стой, кайся, извиняйся за то, что было сделано за 70 лет. Хотя я не знаю, за что особо было каяться. Потому как из ничего… Кстати, это уже было: из ничего – пожалуйста, 19-20-ые годы прошлого века. 85% неграмотных, абсолютная разруха, гражданская война. Через 30 лет подняли. Так что меньше бы переживали.

Кстати, по Украине тоже интересное расскажу. Любопытная история. Не все это знают, что, например, Москву не поляки сожгли. Это когда мы празднуем День России. Не поляки сожгли, а запорожские казаки, всего-навсего. Поляки тоже были, конечно, но эти были основной ударной силой. Я думаю, что так оно и дальше будет.

Другое дело, что же после этой войны? Быстро этого не будет, должно смениться, как минимум одно поколение. Когда мы стреляем друг в друга, это тяжело забыть. Они сволочи, что мы могли сделать?

А. ТОЛСТОВ: Вы замечаете агрессию в обществе? Она присутствует?

В. БОРТКО: У нас здесь на улицах?

А. ТОЛСТОВ: Вообще, в интернете.

В. БОРТКО: В интернете – другое дело. Кто, что, за какие деньги пишет, это ещё нужно разобраться. Одним одни платят, другим – другие. Вот они друг друга и поливают. Бог его знает, что в интернете происходит. А так, на улицах – всё хорошо, всё замечательно.

А. ТОЛСТОВ: А примирить как-то возможно или нет?

В. БОРТКО: Кого? У нас внутри?

А. ТОЛСТОВ: Да.

В. БОРТКО: В интернете?

А. ТОЛСТОВ:Да.

В. БОРТКО: А зачем? Пускай все там с ума сходят.

А. ТОЛСТОВ: То есть не обращать на это внимание?

В. БОРТКО: Абсолютно. Чем меньше обращать внимания, тем будет лучше.

А. ТОЛСТОВ: Ещё сегодня были сообщения о том, что, например, риторика Запада в отношении России лишена конструктивности, об этом заявил прессекретарь президента Дмитрий Песков. Он комментировал заявление премьер-министра Канады Стивена Харпера о том, что Россия не сможет вернуться в G7 до тех пор, пока у власти в нашей стране находится Владимир Владимирович Путин.

В. БОРТКО: Вот, опять. Почему? Потому что удар наносится в то место, которое скрепляет страну. Естественно, а что ещё он мог сказать. Кто это говорит? Харпер? Ещё когда Обама говорит, я это понимаю. Я не прав, друзья мои? Даже самые большие демократы, скажите, это что, Харпер сам это сказал? Или Меркель вдруг осмелела. Откуда всё идёт? Совершенно понятно, это геополитика. Есть большая шахматная доска. Да, нам очень непросто. Мы практически в единственном числе. Надежда на Китай, конечно. Будем надеяться, что мы с ним подружились.

А. ТОЛСТОВ: Ещё одно заявление Пескова о предвыборной критике республиканцев в адрес Путина. Дмитрий Песков заявляет, что отношения с Россией всегда приносились в жертву предвыборной кампании США. Если относиться опять же к истории, то получается, что это опять же не ново?

В. БОРТКО: Конечно, не ново. Это продолжается уже много лет. Надо было уже привыкнуть с самого начала. Почитайте Пушкина «Клеветникам России»: О чём шумите вы, народные витии? Что возмутило вас, волнения Литвы? И так далее. И кончается: Есть место им в полях России, Среди нечуждых им гробов. Почитайте, хорошие стихи.

А. ТОЛСТОВ: Вернёмся к G7, к этому саммиту, который уже совсем скоро. Нужно ли России настаивать на том, что России нужно вернуться туда?

В. БОРТКО: Настаивать не нужно категорически. Зачем?

А. ТОЛСТОВ: Для того, чтобы услышали мнение России.

В. БОРТКО: А они его не знают? Или мы не знаем их мнение? Им сейчас нужно создать видимость для психологии трудящихся, что мы правые. Что Россию сейчас будут бить и унижать, вот для чего всё делается. Проситься тогда? Да никогда в жизни. Ушли – и слава богу. Другое дело – надо осознать, что мы одни, что нам очень плохо, что надо сосредоточиться. Это – да. И самое главное сейчас – не врать. Не говорить, что как-то всё рассосётся. Не рассосётся. Думаю, что большой волны не будет, потому что у них тоже тараканов не останется. Но они нас попытаются удушить другими способами. Они рассчитывают на внутреннее недовольство, на создание нетерпимой обстановки внутри страны. И здесь как раз важно сказать, что мы готовы потерпеть. Сколько? Не знаю. Много терпели, придётся ещё потерпеть. Такая у нас судьба.

А. ТОЛСТОВ: А есть опасность, что эти 14%, 15% в итоге могут превратиться в 30% или в 40%?

В. БОРТКО: Я не знаю, вряд ли. Была бы идея. Всегда народ сплачивается вокруг идеи. Была бы у них понятная для широких масс трудящихся идея, они бы давно сплотились.

А. ТОЛСТОВ: Против власти, например.

В. БОРТКО: «Против» — это не идея. Идея — это «за». Тогда будет за что. Есть очень опасные идеи, например, «Мы – только за русский народ». Такие тут же начинают работать.

А. ТОЛСТОВ: Вопросы и комментарии от слушателей: «Если тебе плюют в спину, ты на правильном пути. Путин в международной политике всё правильно делает». «Опять на народе выехать хотите – не получится. Пусть депутаты и Правительство расхлёбывают».

В. БОРТКО: Давайте остановимся на этом. Хорошо, начнём расхлёбывать – а дальше-то придётся вам хлебать. Если будут доверять – то попробуем что-нибудь сделать. Хотя, конечно, это тот случай, когда мы все вместе в одной лодке. Это точно.

А. ТОЛСТОВ: По поводу вашей мечты о том, что должен сказать президент, слушатель пишет: «Да не может он и элита это сказать. Все их личные интересы на Западе».

В. БОРТКО: Имеет место быть. Поэтому я и говорю, что отправил бы правительство в отставку совершенно спокойно. Президента – вперёд, а Правительство – в отставку. Всё, что они могли сделать, они сделали в минус. Это моё мнение.

А. ТОЛСТОВ: Вопрос от слушателя.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Юрий. Я думаю, что у президента в речи должно прозвучать, что и элита берёт на себя обязательство не воровать под страхом смертной казни. Всё предыдущее наворованное передать народу в тяжёлых условиях, предстоящих в стране, и всё в таком духе.

В. БОРТКО: Сейчас я расскажу вам историю из жизни американца. Мы же должны смотреть на своих якобы учителей. Это история времён Рузвельта, как он выводил страну из депрессии. У них была история, может быть, даже похожая на нашу сейчас. Он сделал очень просто. Созвал своих богатеньких дум и сказал: «Ребята, или вы сейчас отдаёте значительную часть денег, или у вас вообще ничего не останется, даже отсюда не выйдете.

А что касается бандитов – то дальше поступили очень жестоко. Начался отстрел, об этом мало кто говорит, кино не снимают про это. Когда стали просто стрелять – без спроса, без ничего. И самого главного у них посадили. Жаль, не могли найти, за что посадить, посадили за неуплату налогов. Аль-Капоне. Было смешно. Тогда таким способом они выходили из кризиса.

И начали строить дороги. Кстати, я не знаю, кто начал первый – Гитлер или он строить дороги. Потому что Депрессия – это 1933 год. Пожалуй, да, это Адольф начал строить дороги, а этот уже после. И сейчас это нужно сделать. Не банки поддерживать. Я идеи Госдумы не понимаю. Колоссальные деньги даются банкам для того, чтобы они потом субсидировали промышленность. А напрямую дать? Как Масляков и Примаков в 2008 году, когда они спасли страну. То же самое – напрямую надо.

А. ТОЛСТОВ: Вы говорите, что находитесь в Госдуме, и не понимаете, почему. Как ваши партийцы реагируют на это?

В. БОРТКО: Друзья у меня правильно реагируют. Друзья мои, когда вы думаете, Государственная Дума – это не так. Государственная Дума – это «Единая Россия». Их там больше. Даже если мы возьмёмся за руки и объединимся.

А. ТОЛСТОВ: Да, объединитесь.

В. БОРТКО: Жириновский, который абсолютно идёт в фарватере «Единой России». Даже если мы с ним объединимся, и ещё возьмём с собой «Справедливцев», то у них всё равно будет на 12 человек больше. Так вам понятны результаты? Вот такая история. Хотя в принципе всё демократично. У них партия больше, всё нормально. Но – что хотят, то и делают.

А. ТОЛСТОВ: Комментарий от слушателя. «Россия должна объединиться вокруг идеи трезвости». Мы сейчас, похоже, какую-то объединяющую идею ищем, — «для того, чтобы сохранить генофонд нашей страны»

В. БОРТКО: Трезвость – это хорошо, а ещё не курить, и вообще вести себя прилично. Это тоже великая идея. Но идея должна быть только одна – это сохранение и умножение собственного народа. Это основная идея, которая должна быть. Ибо каждое государство в принципе сначала сделано затем, чтобы сохранить свой народ. И больше ни для чего. Это начало и конец. И когда он увеличивается – стало быть, правильная идея. Если уменьшается – идея неправильная. Просто и легко определяется.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Владислав. Как можно объединиться вокруг президента, когда он поддерживает либералов в экономике, и как можно следовать вашему призыву, когда зарплата депутата составляет чуть ли не 30 или 40 минимальных зарплат?

В. БОРТКО: Не совсем 30 или 40 минимальных зарплат, начнём с этого. Про либералов, Чубайс например. Чубайс – это такая лакмусовая бумажка. Пока Чубайсу хорошо – считайте, что ничего не меняется. Всё в порядке, и всё хорошо, и всё замечательно. Ничего не меняется. Как только его оттуда попросят, — пошли большие перемены. Есть ли люди, которые в моде? Конечно, есть. Вы совершенно правы, как было это правительство, так и будет.

Другое дело, «президент должен…» Я не президент, и вы не президент. И честно говоря, ему несладко, как я понимаю. Потому что в его окружении достаточно много людей, которые вросли туда достаточно сильно. Это будет довольно серьёзно — поменять полностью эту политику. Я и моя партия именно этого и хотим. Резкого изменения направления экономической политики.

Что касается самого президента — представьте, не дай бог, завтра нет Владимира Владимировича Путина. А кто есть? Вы понимаете, что начнётся? Нет. При Чечне, при всех этих делах. Про Чечню – замечательно совершенно, там Кадыров, всё хорошо, всё спокойно. Пока Путин. А вот если его уберём, то и посмотрим – спокойно будет или неспокойно.

А. ТОЛСТОВ: Про зарплаты.

В. БОРТКО: Зарплату – не я сам себе назначал. И не я её на 10% урезал. Это делается без меня. Но не в этом дело. Зарплата – какая есть, такая и есть. Но в принципе зарплата у чиновника Государственной Думы, сейчас я, например, получаю 320 тысяч на руки в месяц. Конечно, много. И, честно говоря, я раньше поменьше получал. А сейчас – мне хватает, хотя я живу на два города практически. Это довольно сложно, хотя и бесплатно езжу, но две семьи. Я имею в виду маму мою, 94 года.

А. ТОЛСТОВ: У многих есть свои дела.

В. БОРТКО: Да, у многих, конечно. Но я же не куплю себе ватник. Я должен быть одет, элементарно – я же представляю страну, вас.

А. ТОЛСТОВ: Говорят, что далеки от народа, не ездят на метро.

В. БОРТКО: Это я-то далеко от метро? Посмотрите телевизор.

А. ТОЛСТОВ: А вы ездите на метро?

В. БОРТКО: Иногда езжу. Ещё знаете, какая штука. У меня такое лицо, бросается в глаза. И не то, чтобы я этого стеснялся. В силу своей профессии я часто думаю: «А достойно ли я несу звание члена Государственной Думы?» Да и тяжело немножко, лучше, значит, на машине поехать.

А. ТОЛСТОВ: Комментарий от слушателя: «Депутатам – минимальную зарплату. Льготы – убрать. Не заслужили».

В. БОРТКО: Это чистый популизм. Хорошо, убрать. И кто же там будет сидеть в этом случае, как Вы думаете? И результат-то будет совершенно другой. Он будет печальным, поверьте. Не занимайтесь демагогией. Парень, перестань дурака валять. Мы получаем не так уж много по сравнению, например, с американскими сенаторами.

А. ТОЛСТОВ: А Вы что-то всё с Америкой сравниваете.

В. БОРТКО: А с кем же ещё сравнивать, мы же две великие державы?

А. ТОЛСТОВ: С Китаем сравнивать, Вы же про Китай говорили.

В. БОРТКО: А в Китае ещё больше. Ещё что происходит. Почему каждый раз козлом отпущения выступает Государственная Дума — по одной простой причине. За этим скрываются люди, которые действительно управляют, то же самое правительство. Например, члены государственных монополий, той же железной дороги, Якунин, получает 4 миллиона рублей в день. А вы говорите, Государственная Дума.

Но для того, чтобы мы говорили не про него, а про Государственную Думу, — Госдума плохая, законы плохие. Законы идут из Кремля. А дальше поднимает ручку одна из партий. Всё. Понятно про Государственную Думу? И когда будут говорить про Государственную Думу, — это не так. И сейчас будут выборы в Государственную Думу несколько другие, пойдите – и проголосуйте.

А. ТОЛСТОВ: Несколько другие – это Вы что имеете в виду?

В. БОРТКО: Я имею в виду не по спискам, а мажоритарно. То есть каждый за себя. Пойдите и проголосуйте.

А. ТОЛСТОВ: Комментарий от слушателя про зарплату продолжается – кандидат наук, доцент – 20 тысяч рублей зарплата.

В. БОРТКО: Конечно, а у Якунина – 4 миллиона в день. Наверное, он гениальный менеджер. Но я вот езжу по железной дороге, не сходит она с рельс, но на 4 миллиона можно было бы получше.

А. ТОЛСТОВ: Ну а так люди как должны реагировать?

В. БОРТКО: Люди должны соображать, прежде всего. Не поддаваться всему тому, что здесь говорят по телевидению. А всегда думать об этом, так это или нет. «Ходите на каблуках» — есть такой закон. Но надо понимать, что этот закон никогда не будет принят. Просто есть парень, у него выборы сейчас, и он думает, что бы такого ещё написать. А поскольку про экономику говорить с ними не интересно, то они выкапывают глупость и рассказывают вам. Вот какая глупая и ужасная Дума.

А. ТОЛСТОВ: А может быть, как-то ограничить тогда поступление таких законопроектов?

В. БОРТКО: А это уже интересно. Ничего мы ограничить не можем.

А. ТОЛСТОВ: Тогда создаётся такое мнение.

В. БОРТКО: Вы его и создаёте, друзья. Поверьте мне, во французском парламенте таких законов перед выборами ещё больше. Поверьте мне.

А. ТОЛСТОВ: Смотрите. Не Государственная Дума. Гендиректор российского авторского общества Сергей Федотов купил замок в Шотландии за миллион фунтов стерлингов. У замка есть якобы собственное привидение, леди Барбара гранд, это дочь шотландского помещика, которая умерла от несчастной любви. Сразу же многие, и критики в том числе, говорили о том, что это постыдный факт. И в Госдуме одно из мнений – что нужно проверять доходы Федотова. Сам Федотов говорит, что не нужно отчитываться. Нужно отчитываться или нет? Имеются в виду главы подобных союзов, крупных общественных организаций.

В. БОРТКО: Не это, у нас есть гораздо интереснее вещи. Есть такой закон, он существует во всём мире. И называется он «О коррупции». И там есть одна статья. У нас он, в принципе, принят, кроме одной статьи. Которая принята и во Франции, и даже в Соединённых Штатах. А именно. Докажи, что то, что ты купил – ты купил на деньги, которые ты заработал. Маленькая статья. У них она есть, а у нас её нет. А почему? Это как «Батька перетряхивает правительство». Так и здесь, придётся сильно трясти правительство, по всем пунктам.

А. ТОЛСТОВ: А почему не потрясти правительство? Кто должен потрясти? С кого надо начать?

В. БОРТКО: Как ни странно, на выборах надо начать. С вас начнём, ребята. Вы же голосовали за всё? Или не ходили голосовать? «Да что мы пойдём? Да не буду я». Особенно молодёжь.

А. ТОЛСТОВ: Но не верят же многие.

В. БОРТКО: Одну секунду. Не верят. А есть другой способ? Будем революцию тогда устраивать. Я же коммунист, я всегда готов идти на баррикады.

А. ТОЛСТОВ: Давайте не будем к этому призывать.

В. БОРТКО: Вы сейчас с кем говорите. Вы говорите с членом КПРФ. Моя позиция понятна. Как я отношусь к этим людям – всё понятно, и ясно. Тогда у меня спрашивать бесполезно. Я с вами, друзья мои. Я в полном негодовании вместе с вами.

А. ТОЛСТОВ: Но Вы, в отличие от наших слушателей, находитесь в Госдуме.

В. БОРТКО: Сколько раз мы его подавали, этот закон? Если бы вы знали. Самое смешное, что у нас Зюганов. Зюганов, когда говорит, — я заслушиваюсь. Только вы же не слышите, что он говорит с трибуны. Затыкают рот. А слышите вы совершенно другие речи. И это очень печально. Если бы вы это слышали, у нас бы было на 12 человек больше. Вот здесь нужно – не спать, а пойти и проголосовать. Потому что эти ребята могут делать всё, что угодно.

А. ТОЛСТОВ: Вопрос от слушателя: Не подскажете, для чего мы должны сплотиться вокруг наших правителей, миллиардеров и олигархов?

В. БОРТКО: Я что, предлагал вокруг миллиардеров сплачиваться? Я предлагал сплачиваться вокруг честных людей. Партии не буду называть, а то вы меня обвините, что я пропагандирую КПРФ.

А. ТОЛСТОВ: Вернёмся всё-таки к Федотову по поводу того, нужно ли спрашивать. Довольно громкий случай. За миллион фунтов стерлингов купил, отчитываться не собирается, потому что нет таких законов.

В. БОРТКО: Вот именно, нет такого закона.

А. ТОЛСТОВ: Но вы будете ещё пытаться?

В. БОРТКО: Да, и много раз, и ещё, и ещё, и ещё. Поверьте мне, вода камень точит.

А. ТОЛСТОВ: Но депутаты отчитываются абсолютно всегда?

В. БОРТКО: Да.

А. ТОЛСТОВ: Значит, госслужащие отчитываются.

В. БОРТКО: А нет, вот здесь уже интересная вещь. Президент вдруг недавно принимает такой указ, по которому высшие администраторы монополий не должны отчитываться. Это после того, как выяснилось, что 4 миллиона в день.

А. ТОЛСТОВ: Главы союзов крупных общественных организаций, нужно чтобы они подавали декларации о доходах?

В. БОРТКО: Все должны. Идея очень проста. У нас так любят всё запрещать. Всё запретим, и всех посадим. Нет, этого не надо. У нас есть два закона. Один называется «Конституция Российской Федерации». Всё, что можно, там прописано. И есть другой закон, «Уголовный Кодекс». Больше ничего не нужно. Другое дело, что в этот самый Уголовный кодекс нужно ввести эту самую маленькую статью. И так ты должен отчитаться. В Административный, вернее, кодекс.

Почему, если ты получаешь даже миллион, а у тебя дача стоит тот же миллион, только в долларах. Где взял?

А. ТОЛСТОВ: Вы будете вносить такой законопроект ещё?

В. БОРТКО: Я буду подписываться под ним много раз. Наша фракция вносит его регулярно, каждую сессию. Понятно, почему.

А. ТОЛСТОВ: Кто против?

В. БОРТКО: «Единая Россия». И вам понятно, почему.

А. ТОЛСТОВ: Скажите.

В. БОРТКО: Потому что они-то там и сидят. Они там и есть. Не все, конечно.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, меня зовут Андрей. У меня такой вопрос к Владимиру Бортко как к члену КПРФ. Вы поддерживаете президента, я правильно понимаю? Неужели у вас в рядах коммунистической партии нет достойных людей, которые могли бы заменить нашего президента? Как говорил известный политик, «незаменимых у нас нет».

В. БОРТКО: Конечно, незаменимых у нас нет. Незаменимый был у нас 35 лет. Давайте вместе с вами порассуждаем. Вы говорите, как я коммунист могу поддерживать президента. Дело в том, что у меня есть две вещи. Первое – это моя партия и её идеи светлые. И второе – моя родина, в которой я живу. И если говорить честно, то если не будет родины, то не будет и партии. А что нужно сделать для того, что она жила бы.

Теперь понятно, почему я поддерживаю Владимира Владимировича Путина. Потому что я считаю, что сейчас, на этом историческом этапе менять его было бы чрезвычайно опасно. Во-вторых, у нас есть такие, Зюганов вполне мог бы быть. Более того, он на этом месте был бы хорош, я знаю этого человека. Но даже сейчас, и я думаю, что Геннадий Андреевич меня простит, сейчас менять его не стал бы даже Геннадий Андреевич. По одной простой причине – родина дороже. Мы в очень сложном положении.

А. ТОЛСТОВ: Но рано или поздно всё равно встанет такой вопрос.

В. БОРТКО: Конечно, бесспорно. И если будут сейчас следующие выборы, и Зюганов там будет, за кого я буду голосовать?

А. ТОЛСТОВ: За кого?

В. БОРТКО: За Зюганова, естественно.

А. ТОЛСТОВ: А новые лица?

В. БОРТКО: Есть они. Я не хочу сейчас хвалить нашу партию, что у нас 40% молодёжи, и всё остальное. Что у нас хорошего? У нас – не деньги, у нас идея. Это уже хорошо. И идея очень простая – не надо бить друг друга в морду, потому что ты якут, а я кто-то ещё. Мы должны быть вместе. Это хорошая идея. Идея о том, что все деньги внутри должны быть народными, что нефть должна быть народной, воздух – народный, лес должен быть народным. Кстати, Норвегия – казалось бы, королевство. Представляете, нефть идёт народу. Саудовская Аравия – вот они рубят. И каждому это идёт.

А. ТОЛСТОВ: Странно, что Вы Америку не приводите.

В. БОРТКО: А Вы всё видите по-другому.

А. ТОЛСТОВ: По-другому. Владимир Владимирович, хотел ещё поговорить с Вами по поводу Министерства культуры. Появляются сообщения со ссылкой на источники в культурной сфере столицы о том, что возможна скорая отставка Министра культуры России Владимира Мединского. Были также заявления из комитета Госдумы по культуре. То есть из вашего. В частности, Мария Максакова назвала работу с министром малоэффективной.

А вот Станислав Говорухин, председатель комитета, сказал, что наконец-то появился министр культуры, который что-то делает. Какая Ваша позиция? Вы общаетесь с Владимиром Мединским? Дружеские отношения, может быть?

В. БОРТКО: Нет, дружеских отношений у нас нет, сугубо деловые. Он – министр культуры, я член комитета по культуре Государственной Думы. Хотим – не хотим, но иногда пересекаемся. У меня, во всяком случае, сейчас, к нему каких-то претензий не возникло. Я не знаю, почему у Марии Максаковой — очень интересная женщина, кстати — возникли какие-то претензии. Она занимается оперным театром. Очевидно, там что-то есть. У меня к нему пока претензий нет, и за что я его хвалю, это за гражданскую позицию в том, когда он набрался смелости и сказал: «Я на Рашку-говняшку денег давать не буду». Я солидарен с этим.

А. ТОЛСТОВ: То есть Вы тогда его поддержали.

В. БОРТКО: Да, конечно.

А. ТОЛСТОВ: Но, тем не менее, такие заявления прозвучали, в частности, от генерального директора концерна «Мосфильм» режиссёра Карена Шахназарова. Он сказал, что российского кино практически не существует. «Когда такая страна, как Россия, с большим населением, производит 60 фильмов в год – это ничто, это смешно. А 90% — это иностранная продукция. На мой взгляд, это катастрофа», — говорит Шахназаров. Вы согласны с этим мнением?

В. БОРТКО: Да, я согласен с Шахназаровым, при чём здесь министр? Был один министр, был другой министр. Это значит, что нужно менять не министра, а политику государства в отношении кинематографа. Это действительно так.

86% у нас – это американское кино на экранах, 14% — наше. Почему так? По разным причинам. Есть субъективные и объективные причины. Сначала объективные причины. Часто старшее поколение спрашивает, а где те самые фильмы, которые мы смотрели тогда взахлёб, наши хорошие фильмы, мы ходили в кино.

Отвечаю: они перешли на телевидение. Просто потому, что они перешли на телевидение. Оказалось, что сейчас в кино кто сидит в зале: люди примерно от 13 до 35-38 лет. То есть практически молодёжь. Что они хотят смотреть? То, чего не покажут по телевизору – зрелище. Зрелище стоит колоссальных денег. Например, доходит до сотен миллионов долларов. У нас на всё кино столько нет. Это с одной стороны.

С другой стороны, вы знаете, что мы, например, платим дань Голливуду. Каким способом — практически все наши кинотеатры принадлежат американцу. И они же освобождены от НДС. Кто знает, что такое НДС, расскажет тому, кто не знает, что такое НДС. Так вот получается, что 100-120 миллионов долларов каждый год мы им платим.

Никто не знает, сколько зрителей сидит в кинотеатре. Приблизительно, так. Потому что нет отчётности. И ещё когда Путин был первый раз президентом, он спросил, почему у нас никто этим не занимается? Сейчас узнаем. И вот он уже второй раз президент, и он не знает. Потому что это очень выгодно. Себе кладут в карман, а отчитываются, как хотят. Это что касается показа.

А. ТОЛСТОВ: Вы сказали, что американцам принадлежат кинотеатры. Обама едет на саммит, чтобы продлить санкции, а, может быть, мы в ответ национализируем кинотеатры?

В. БОРТКО: Замечательно. А что будем показывать? Сейчас примерно 2,5 тысячи экранов у нас. Худо-бедно народ идёт, и смотрит. 85% — американское кино. То, что мы не любим американское кино – враньё, мы его и смотрим. А если отменим. Что там будет? Наши 14%? То есть полностью конец, закрываться всё будет.

А. ТОЛСТОВ: Есть какая-то тенденция, меняется что-то или нет?

В. БОРТКО: Я написал 50 страниц по поводу того, как изменить, что и как можно сделать. Рассказываю своим товарищам. Не каким-то злым людям из начальства, которые не хотят этого, а мои товарищи не хотят. По одной просто причине. Государство тратит на кино 6 миллиардов рублей каждый год. У нас нет негосударственного кино. Даже когда дают «Железные дороги», они всё равно дают из трубы. Итак, 6 миллиардов, и выдаются они почему-то десяти частным компаниям. Почему они? Это большой вопрос.

А. ТОЛСТОВ: Вопрос к министерству культуры.

В. БОРТКО: Министерство культуры здесь ни при чём, это выделено отдельно, и называется «пул поддержки отечественного кино». Министерство культуры к этому не имеет никакого отношения.

А. ТОЛСТОВ: А как тогда по поводу этого заявления Мединского, которое Вы поддерживаете? О том, что не нужно выделять деньги.

В. БОРТКО: То, что он мог сделать. У него есть своя часть. Она очень маленькая. Если посчитать, там миллион долларов на каждый кинофильм. Это может быть только очень дешёвое кино. И тут он не хочет давать деньги. И я его поддерживаю полностью. Не в этом дело.

Послушайте дальше. Итак, государственные деньги. Причём я снял, у меня

ПОДЕЛИТЬСЯ
Владимир Бортко

Владимир Владимирович Бортко (р. 1946) — известный российский режиссер, сценарист и продюсер. Народный артист Российской Федерации (2000), Заслуженный деятель искусств Российской Федерации (1994), Народный артист Украины (2003), лауреат Государственной премии РСФСР (1988), кавалер ордена Почёта (2006). Депутат Государственной Думы VI созыва от КПРФ, заместитель председателя комитета Госдумы по культуре. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее…