ЕС — ЭТО АБСОЛЮТНО ТОТАЛИТАРНОЕ ОБЩЕСТВО

Михаил ХазинМихаил Хазин

ЕС так выстроен: там нет никакой свободы, никакой демократии

Насколько я понимаю, давление на Грецию состоит в том, что она должна передать часть своего суверенитета Евросоюзу. Именно этого Ципрас делать не хочет. Он говорит, что есть вопросы, которые могут решаться только на референдуме. Это полностью противоречит демократии, а рулить народу никто не позволял.

Да. Но есть ещё одно обстоятельство. Дело в том, что у этого долга часть, которая реально шла на поддержание социальных программ Греции — меньшая. А большая — это проценты на проценты. То есть это совершенно классическая «банкстерская» история, когда международные финансисты и МФВ выкручивают руки национальным элитам, которые, в общем, тоже были готовы продаться. Знаете ли вы о том, что несколько лет назад решением Евросоюза Греции было запрещено выращивать оливки?

Они решили, что оливки будет выращивать Испания, потому что у неё оливки лучше, а Греция не должна их выращивать. Хорошо хоть, что не заставили спилить все оливковые рощи, а то они могут. Нужно понимать, что весь ЕС так выстроен: там нет никакой свободы, никакой демократии. Это абсолютно тоталитарное общество, в котором за «шаг влево-шаг вправо» просто истребляют на корню.

Но оно всё было построено на логике: ты сам отдаёшь свои права в обмен на деньги. Тебе будут давать деньги из бюджета Евросоюза. Вся эта схема была выстроена на ситуации хорошей экономики, когда было много денег в бюджете. Сегодня этих денег нет. А дальше вопрос: была сделка, мы меняем часть своего суверенитета на деньги. Теперь денег нет, не дают. Все говорят: «Теперь возвращайте нам суверенитет». А им отвечают: «Нет, вы подписали договор, но там же была неявная часть. Ничего не знаем, на бумаге написано». И в этой ситуации начинаются проблемы, потому что к местным элитам у общества начинаются претензии.

Они говорят: «Мы пошли на разного рода ограничения, мы разрушаем экономику». В Болгарии дело доходит до смешного. Болгария, которая экономически была более развита, чем Турция, у неё было больше промышленное производство, сейчас не имеет даже своих помидоров.

И перцев болгарских нет, потому что дешевле закупать в Турции. В Прибалтике катастрофа, в Румынии, чуть-чуть лучше ситуация в Чехии и Польше, но там тоже понятно, куда всё идёт. И в этой ситуации имеются те 2,5-3 партии, которые в каждой стране на самом деле реализуют одну программу, но у них немного разные оттенки. Эти 2 партии сливаются вместе, как в Германии, там уже нет разницы между СДПГ и ХДС, это одна партия, которая олицетворяет либеральную линию.

Начинают появляться политические фланги, которых истребили в 40-60-е годы, а в Восточной Европе — после 91-го. Первая страна, куда пришли такие люди, — это Венгрия. Орбан открыто говорит о том, что экономическое будущее Венгрии не на Западе, а на Востоке. А на первом этапе он это использовал для шантажа Евросоюза для того, чтобы ему дали больше денег.

Сегодня аналогичные силы пришли в Грецию, то есть теоретически картина такая: Ципрасу лично должны были что-то обещать, какой-то высокий пост или ещё что-нибудь, каким-то его родственникам — бизнес и так далее. А после этого он принимает какие-то плохие решения, ему говорят: «Да, ты тут сейчас проиграл очередные выборы, но вот тебе должность в Европе, в Греции тебя поддержат, потому что ты грек, и всё будет замечательно». Так всё и происходило во всех странах.

Но дело в том, что поскольку Ципрас — не политический европейский истеблишмент, он понимает, что ему должность не дадут, а если и дадут, то ненадолго. И единственный его шанс — это остаться политическим деятелем в Греции, а для этого надо реально представлять интересы народа. То есть он — новая генерация не еврочиновников, прикидывающихся политиками, а реальных политиков.

Он говорит: «Я представляю интересы народа Греции, мы не можем поступиться суверенитетом». Обращаю ваше внимание: это очень похоже на дело ЮКОСа, где Запад говорит: «Ребята, это наши правила. Вот когда Ходорковский приобретал ЮКОС, это было не мошенничество, а когда вы отобрали его — это мошенничество». Логики в этом нет никакой, но дело не в логике, а в том, что игра по их правилам означает отказ от суверенитета.

Сказали: «Нет, мы это дело не признаем. Тут есть свои проблемы, потому что продажные политики есть повсюду, и на самом деле, когда мы участвовали в Гаагском арбитраже, мы теоретически сказали, что признаём. Но люди, которые это сказали, полномочий на это не имели». То есть фактически речь идёт о том, что какие-то люди явно превысили свои полномочия и приняли некоторые решения, а теперь вся страна должна по ним платить.

В Греции в некотором смысле такая же ситуация. На протяжении многих десятилетий некоторые люди принимали решения. Отмечу, что некоторые премьер-министры Греции тоже имели американское гражданство. Папандреу, кажется, был одним из них. Он родился в США, где его родители были в эмиграции.

Было принято решение, которое с точки зрения страны никуда не годится. Другое дело, что за время, пока был евро на территории Греции, произошла деиндустриализация. Если себестоимость продукции в евро, греческая продукция не может конкурировать с немецкой. Кроме того, есть директивы Евросоюза, которые говорят: «Оливки нельзя, оливки — это Испания, а вам не положено». В результате сегодня у Греции очень сложное положение. Если она выходит из зоны евро, и возвращается драхма, то начинается тотальная нищета.

ПОДЕЛИТЬСЯ
Михаил Хазин
Михаил Леонидович Хазин (род. 1962) — российский экономист, публицист, теле- и радиоведущий. Президент компании экспертного консультирования «Неокон». В 1997-98 гг. замначальника экономического управления Президента РФ. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...