МВФ Греции ничего кроме рабства предложить не может

Валерий Коровин

"Греческая" тема остается одной из ключевых в мировой информационной поветске на протяжении нескольких последних недель. Преддефолтная ситуация не на шутку всколыхнула мировое сообщество, эксперты прочили не радужные перспективы для еврозоны и ЕС в целом, а референдум, на котором две трети греков сказали "нет" требованиям еврокредиторов переполошил и сами европейские элиты. Тем не менее, после недели переговоров, определенное соглашение было достигнуто – Греции будет выделено 86 млрд евро, часть из них – за счет приватизации и продажи греческого имущества, и большая часть этих денег пойдет на обслуживание долга. О том, был ли необходим этот референдум, о том, почему Ципрас останется в европейской истории и об альтернативе для родины демократии рассказал Накануне.RU политолог, директор Центра геополитических экспертиз Валерий Коровин.

Вопрос: Валерий Михайлович, на ваш взгляд, правильно ли сделал Ципрас, что решился на такой шаг, как референдум?

Валерий Коровин: Абсолютно правильно. Речь сегодня идёт о существовании Греции как государства, государства как такового. Ибо Международный валютный фонд – это структура, которая ещё со времён существования Советского Союза занималась десуверенизацией государств тем образом, что загоняла их в долги. Условием же выхода из долговой ямы, что самостоятельно невозможно осуществить ни одному нормальному, обычному государству, являлось всегда лишение суверенитета. Поэтому речь идёт о том, будет ли Греция суверенным государством, сохранится ли греческая культура, традиция, идентичность, от которой пошли культуры многих славянских народов, или Греция превратится в плацдарм для экспериментов транснациональных корпораций. По сути, Ципрас выступает в роли спасителя Греции, которая стоит на грани краха, на грани существования. И здесь он, безусловно, войдёт в историю, если ему удастся отстоять натиск так называемой тройки и вывести Грецию из-под удара и из ситуации угрозы растворения в безликом пространстве Европы, которую строят Соединённые Штаты Америки совместно с евробюрократией. Для этого ему и нужна поддержка греческого народа, за которой он и обратился.

Вопрос: А если говорить не столько о геополитическом значении, а об экономическом. Алексис Ципрас по сути, предлагает пересмотреть полностью схему кредитования. И на других условиях и выплачивать долг, который уже огромен, — сейчас Греция просто не может его погасить, потому что ВВП у неё не растёт, а падает, — и в целом пересмотреть отношения между, условно, Германией и Грецией. На ваш взгляд, те предложения, которые они делают, насколько они адекватны, насколько они не популистские, а всё-таки отстаивают интересы именно греческие?

Валерий Коровин: Именно эти предложения заключают в себе возможность спасти Грецию и дать ей позитивный сценарий, через списание части долга и снижения процентов, чего не желает делать Международный валютный фонд. Именно потому, что его задача как раз не состоит в том, чтобы дать Греции надежду и попытаться как-то выправить экономическую ситуацию, дать Греции возможность вздохнуть и состояться экономически, обеспечив свои обязательства перед собственным населением. Как раз задача Международного валютного фонда обратная — загнать Грецию в такую ситуацию, чтобы она из неё не могла выйти и чтобы она, по сути, стала заложницей нынешней евробюрократии и транснациональных корпораций.

Вопрос: Разъясните, в чём там основной конфликт. Вот предложения Ципраса, вот предложения МВФ и Евросоюза. В чём там нет точек соприкосновения, нет состыковок?

Валерий Коровин: В том, что предложение Ципраса основано на возможности вернуть Грецию в поле нормального экономического существования.

Вопрос: Как именно?

Валерий Коровин: Дать ей возможность с помощью приостановки постоянных огромных выплат, которые не дают греческой экономике вздохнуть, саккумулировать средства для развития экономики. Но именно этого и не нужно Международному валютному фонду, потому что его задача не в том, чтобы экономика Греции начала развиваться и Греция вырвалась их оков Международного валютного фонда, начав действовать самостоятельно и экономически независимо, а как раз в том, чтобы загнать глубже Грецию в кризис, в экономическую зависимость. И, как результат, не дать ей возможность вообще никогда больше действовать самостоятельно и суверенно. Это два противоположных вектора. Правительство Ципраса пытается сделать Грецию экономически состоятельной, а МВФ пытается сделать Грецию экономически зависимой. Это два разных пути развития одного и того же государства.

Вопрос: Скажите, на Ваш взгляд, чего хотят всё-таки жители Греции? Не получилось ли в этой ситуации, что экономическая составляющая, по сути, основа этого референдума, ушла на второй план? То есть, большинство греков шли голосовать не столько за реформы, а многие об этих реформах даже и не читали в этих брошюрах, а больше, что называется, сердцем, за то, чтобы быть суверенными и независимыми. А экономика, которая и решает, насколько хороша будет жизнь и комфортна, в принципе, не учитывалась греками. Нет ли в этом некоего лукавства?

Валерий Коровин: Абсолютно нет. Греки голосуют за то, что им важнее, что для них является решающим и ключевым. Для любого народа, здорового, который сохранился цельно и органично, суверенитет, его идентичность являются главными категориями, а экономика всегда вторична. Но современный мир транснациональных корпораций ставит экономику выше всего и говорит, что идентичность – ничто, она ничего не значит, что народы – это чепуха, они должны быть растворены в глобальном плавильном котле единой Европы, а самое главное – экономическое благосостояние. Как раз греки делают абсолютно правильный акцент на своей цивилизационной состоятельности, на своём цивилизационном существовании, а вот их оппоненты из еврокомиссии и Международного валютного фонда пытаются лишить их этого и загнать в исключительно экономическое поле, где человек превращается в потребительскую машину, которая бесконечно производит и потребляет…

Вопрос: Это прекрасно, цивилизационная уникальность и аутентичность народов – это хорошо, но кредиторы всё-таки, что с ними? Там вопрос-то в деньгах, в деньги упирается, в эти миллиарды, которые Греция должна и в те миллиарды, которые ей должны дать. После референдума, на Ваш взгляд, кредиторы пересмотрят свою позицию? Вот скажут греки "нет", и что, кредиторы скажут: ага, отстояли они свою аутентичность и оригинальность, значит дадим им денег. Или не дадут?

Валерий Коровин: На ВМФ свет клином не сошёлся. Россия тоже когда-то находилась в ситуации долговой зависимости от ВМФ, но вырвалась из этого плена. Не сходится всё на Германии, которая сегодня осуществляет экономический диктат, есть ещё другие векторы, другие усиливающиеся игроки, такие, как Россия. И возобновление экономических отношений с российской экономикой, что невозможно в ситуации санкций – это альтернатива для Греции. Есть ещё более крупные альтернативные экономические структуры, чем Россия, такие, как Евразийский экономический союз, которые открываются для Греции в случае отказа от сотрудничества с "тройкой". И преимуществ это даёт гораздо больше, чем минусов. Есть и такие структуры, в которых участвует Россия, как ШОС и БРИКС, которые также открываются Греции в случае выхода из-под рабского нахождения в структуре ЕС. Сегодня Греция не может ничего, завтра, после выхода из европейских структур, Греция сможет всё. Для неё откроется огромное поле возможностей взаимодействия с евразийскими структурами, которых нет сейчас.

У БРИКС есть такие же финансовые институты долгосрочного кредитования под низкие проценты, как и у Запада. Не меньшие по объёмам, а может быть, даже и большие, и, в случае необходимости, перекредитовать Грецию вполне сможет, например Банк развития БРИКС. И это совершенно не те условия, и не те варварские, драконовские методы, которыми действует сегодня ВМФ. Я опять-таки подчёркиваю, что задача МВФ – не спасти экономику Греции и саму Грецию, как таковую, а загнать её в такие условия, чтобы она больше никогда не подняла голову, не оторвалась от земли и не смогла действовать суверенно. Совершенно иные приоритеты у БРИКС, России и евразийских структур, поэтому здесь выход Греции из европейских структур даёт ей всю полноту свободы выбора, в то время как МВФ и европейские структуры кроме рабства Греции ничего предлагать не собираются.

Вопрос: Но греки, даже судя по сторонникам Ципраса, — за сохранение страны в составе Евросоюза. Насколько вообще реален выход страны из Евросоюза, если жители не стремятся это делать? У них даже станков по печатанию национальной валюты нет, потому что они их все уничтожили в 2000-м, когда вступали.

Валерий Коровин: Здесь сказывается, конечно, консерватизм каждого отдельного человека. Люди не любят перемены, они любят предсказуемость и стабильность. К тому же массы не мыслят парадигмально, и те смыслы, которые сегодня спускаются на сторонников сохранения Греции в Европейском союзе, как раз создаются транснациональными корпорациями, структурами Сороса и западными НКО, которые формируют общественное мнение в таком ключе. И, конечно, в краткосрочной перспективе у Греции будут какие-то экономические издержки от выхода из зоны евро или из ЕС. Но если говорить о долгосрочной перспективе, то это, безусловно, экономический рост и сохранение Греции в качестве суверенного государства, в то время как продолжение существования в структуре ЕС означает отсутствие какого-либо экономического роста и перспектив сохраниться.

Накануне 15.07.2015

ПОДЕЛИТЬСЯ
Валерий Коровин
Коровин Валерий Михайлович (р. 1977) — российский политолог, журналист, общественный деятель. Директор Центра геополитических экспертиз, заместитель руководителя Центра консервативных исследований социологического факультета МГУ, член Евразийского комитета, заместитель руководителя Международного Евразийского движения, главный редактор Информационно-аналитического портала «Евразия» (http://evrazia.org). Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...