Самый спекулятивный рынок мира – это рынок ожиданий

Михаил ДелягинМихаил Делягин

Челышев:

— Давайте все-таки о рубле, долларе и евро поговорим. Потому что -2,58 евро, -2,12 доллар.

Делягин:

— Это все курс Банка России, который отражает кумулятивную, а сегодня на самом деле процесс продолжился. Сегодня на рубль на бирже подорожал доллар и почти на рубль – на 93 копейки подорожал евро. Это не связано ни с какими колебаниями доллара и евро. Во-первых, одинаково они отрасли практически. А во-вторых, колебаний просто физически не было. Это связано с двумя вещами. Во-первых, подешевела нефть на 3 %. И чуть-чуть она сейчас больше 50 долларов за баррель – 50,5.

Челышев:

— Это американская…

Делягин:

— И легко может уйти дальше. То есть это всегда очень сильно пугает. Это связано, с одной стороны, с замедлением китайской экономики, которая все мировые рынки держит на своих плечах. И возникает нехорошее ощущение, что мы можем войти в депрессию чуть раньше, чем предполагали. В глобальную общемировую депрессию. Во-вторых, может быть все-таки, выход иранской нефти на мировой рынок был отыгран не полностью во время переговоров. Хотя я думаю, что был полностью. Может быть, какие-то еще есть элементы – флуктуация, некоторое затишье на Ближнем и Среднем Востоке тоже подталкивает нефть вниз. Но, тем не менее, это вызвало очень сильную панику у нас. Потому что либералы прилагали все усилия четверть века, чтобы наша зависимость от нефти усугубилась. Ну и, в общем-то, своей цели добились. Мы зависим от нефти очень сильно.

С другой стороны, сейчас лето. Правда, никто этого почему-то не замечает. И мы с вами работаем как кролики.

— И вот меня интересует, вот тут все борются с коррупцией, все разговаривают о том, что опять какие-то госзаказы попилили. Кто украл лето? Какой, чуть фамилию не назвал, украл лето, черт возьми? Потому что вот что должно интересовать. Вообще глобальное потепление, все кричат о глобальном потеплении уже лет десять, глобальное потепление пока что проявляется в основном беспрецедентным похолоданием. Но, тем не менее, лето. Люди отдыхают, назло всему. Назло природе. Я вот знаю, что вы только что вернулись из отпуска.

Челышев:

— Да.

Делягин:

— Я туда собираюсь назло Банку России во главе с госпожой Набиуллиной. Соответственно, все туда же. Объем летних операций минимален. Соответственно, раздолье для спекулянтов. Если раньше, чтобы как-то повлиять на рынок, вам нужно было, условно, 10 миллионов, то сейчас вы той же самой суммой можете рынок завалить просто и творить на нем все, что хотите. В ситуации, когда Банк России принципиально не хочет ни в чем участвовать, и принципиально прозрачно прогнозируем, как и весь прошлый год, то есть заранее сообщает спекулянтам, что и как он будет делать, — это рай для спекулянтов, это наслаждение, это счастье. И то, что было на валютном рынке в начале ноября прошлого года, нечто подобное мы наблюдаем сейчас.

Челышев:

— Ваш краткосрочный прогноз? Хотя говорят, что в долгосрочной перспективе всегда прогнозировать легче. Что через неделю будет?

Делягин:

— Не знаю, что будет через неделю. Потому что Банк России может делать все, что угодно. Вот на самом деле, по-хорошему, если бы Банк России действовал разумно, через неделю должно быть 70-80, новое плато. И лежать на нем до самого Нового года. Это если хорошо, если они будут действовать разумно и рационально. Потому что сейчас лето, никто не обращает внимание. Эффект минимален, паника минимальна, негативные последствия минимальны. Но весь опыт прошлых лет позволяет предположить, что Банк России работает в интересах спекулянтов. В интересах спекулянтов нужно, чтобы были максимальные колебания, как говорится – волатильность, чтобы была максимальная паника, максимальная неуверенность, чтобы нас с вами кошмарило, лихорадило. Поэтому нельзя исключить того, что будет еще некоторая одна волна укрепления рубля. Я понимаю, что это звучит уже немножко странновато, но ощущение, что все-таки рубль еще может укрепиться.

— Никакой спекулянт не может переламывать рынок бесконечно. Раз. Он отступит. Второе. Как бы в экономике ничего катастрофического не происходит. Конечно, промышленность в очередной раз порадовала. В июле промышленность ухудшила все показатели, но, тем не менее, ничего такого обвального не происходит. То есть рынок должен просто отыграть. Если это неосознанная политика Банка России по переводу рубля на новый уровень, что было бы хорошо и было бы правильно, но вряд ли, потому что Банк России за последние полтора года ничего хорошо и правильно не делал, если это просто игра рыночных сил, то должно отыграться обратно. Но в целом рубль будет слабеть. В целом, не хочется говорить, что «доктор сказал «в морг», но, в общем, в том направлении. Потому что стабильность валюты – производная от эффективности госуправления. У нас государство всячески продолжает блокировать развитие. Всеми силами. Всеми средствами. Не допускает почти никаких реальных проектов. Значит — все будет туда падать.

Челышев:

— Если так, то будущее бюджетов, будущее уровня жизни населения, в первую очередь незащищенных слоев?

Делягин:

— Давайте по порядку. С незащищенным населением все понятно. Незащищенное население живет за счет импорта. Что происходит с импортом при падении рубля? Он дорожает. И даже если импорт совсем-совсем дешевый китайский или довольно дешевый турецкий, он все равно дорожает, никуда он не денется. Так что импорт будет дорожать, бедные люди будут чувствовать себя хуже. Я так хорошо отношусь к Банку России, что я забыл главную причину. Я просто сказал все выводы, но я не назвал саму причину падения рубля. То, что Банк России ведет себя неэффективно, неразумно, нерационально, я сказал. А в чем это выразилось, извините, я забыл сказать. Дело в том, что в пятницу Банк России торжественно снизил ключевую ставку с 11,5 до 11 % годовых. И, судя по всему, он ее не просто снизил, но еще и рубли дал по этой пониженной ставке. Ну все, в пятницу деньги дали, в понедельник они пришли на валютный рынок. Что вы хотите? Банк России же принципиально отказывается от любых ограничений валютных спекуляций. Вот, пожалуйста, те из вас, кто до сих пор хранит сбережения в рублях, ощутили его разумность, эффективность и, скажем так, адекватность на собственных карманах.

Челышев:

— Получается, на рубли, купленные у Банка России, банки первым делом в понедельник начали скупать активно валюту?

Делягин:

— Не все, но, наверное, кто-нибудь из них. Может быть, банки успели кого-нибудь прокредитовать. А тот, вместо того, чтобы начать строить свинарник, решил, что он, пожалуй, месяцок посидит с валютой, на заработанные деньги от укрепления валюты, помимо свинарника, построит еще себе дачку в Монте-Карло каком-нибудь.

Челышев:

— Отличный бизнес-план, говорят.

Делягин:

— Правильно. Вот поэтому необходимо разграничение инвестиционных денег и денег, которые идут на реальный сектор. Все страны, которые проходили наш нынешний уровень зрелости финансовой системы, все развитые страны, они это разграничение вводили. Потому они и стали развитыми. Кто вводил это разграничение, тот смог развиваться. Кто не вводил – остался в ситуации Африки. Вот в Соединенных Штатах Америки разграничение отменили в 1999 году. Не так давно, 16 лет назад. А до этого оно действовало. Так что, к сожалению, наверное, это ослабление рубля вызвано действиями Банка России в первую очередь. И удешевлением нефти – только во вторую очередь.

ПОДЕЛИТЬСЯ
Михаил Делягин
Делягин Михаил Геннадьевич (р. 1968) – известный отечественный экономист, аналитик, общественный и политический деятель. Академик РАЕН. Директор Института проблем глобализации. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...