"Курск" — пятнадцать лет тайны…

Владислав ШурыгинВладислав Шурыгин

Сегодня, спустя пятнадцать лет после гибели атомной подводной лодки «Курск», мало у кого в России есть уверенность, что тайна гибели лодки была раскрыта в ходе официального следствия. И, несмотря на многочисленные заявления следственной группы и давно уже закрытое уголовное дело, главные вопросы о причинах гибели «Курска» остаются всё так же без ответа.

В выводы следствия не верят специалисты, не верят близкие, не верят юристы.

Напомним, что, катастрофа произошла вследствие детонации части боевого запаса в первом торпедном отсеке лодки, что повлекло обширное разрушение прочного корпуса в районе первого и второго отсека, нарушение герметичности переборок третьего и четвертого отсеков, что привело к быстрому — 110 — 120 секунд — затоплению лодки и гибели экипажа.

Анализируя причины, которые могли бы повлечь такой взрыв, можно в качестве основных назвать несколько:

1. Детонация боезапаса (ракеты, торпеды, закрепленные на специализированных стеллажах или устройствах быстрой перезарядки) при механическом воздействии. Например, срыв изделия с мест крепления при мощном динамическом ударе корабля о твердую поверхность на скорости 40 км/час. В тех условиях это могло быть столкновение с дном, спровоцированное потерей лодкой плавучести вследствие ошибки управления или быстрого затопления носовых отсеков.

2. Детонация части боезапаса (ракеты, торпеды) при взрывном воздействии. Таковым могло быть прямое поражение корпуса АПРК боевой ракетой или торпедой в районе первого отсека с последующим воздействием ударной волны на одну или несколько боевых частей, закрепленных на стеллажах вдоль борта.

3. Подрыв одной из боевых частей накладным зарядом, эквивалентным 200 -300 граммов тротила или самопроизвольный взрыв одной из торпед по неустановленной причине — версия следствия.

4. Детонация на борту АПРК свободного водорода, вследствие утечки его из аккумуляторных батарей, пожар и, как следствие, детонация части боекомплекта…

Имеющиеся в распоряжении специалистов Военно-Морского флота РФ записи гидроакустических проборов указывают на то, что в районе гибели АПРК "Курск" было зафиксировано три взрыва. Первый в 7.30 утра 12 августа малой мощности — до 300 граммов ВВ (взрывчатого вещества — "!".) в тротиловом эквиваленте, второй через 145 секунд большой мощности — до 1700 кг ВВ в тротиловом эквиваленте. Третий через 45 минут 18 секунд. Малой мощности — до 400 граммов в тротиловом эквиваленте.

Первый и второй идентифицируются с местом обнаружения АПРК "Курск" с круговым вероятным отклонением 150 метров. Третий был зафиксирован примерно в 700 — 1000 м от точки, где находится АПРК "Курск".

Также акустические приборы зафиксировали между первым и вторым взрывом сильный шум, который можно идентифицировать как шум проникающей в прочный корпус воды.

Все вышеизложенное позволяет сделать вывод о том, что версия о поражении АПРК "Курск" боевым изделием, взрывом водорода или минно-взрывным способом представляется не имеющей в данный момент достаточных доказательств. Так как в этом случае необъясним временной промежуток между двумя первыми взрывами.

Имеющиеся данные указывают на то, что вероятной причиной детонации боекомплекта в первом торпедном отсеке могло стать столкновение АПРК "Курск" с дном Баренцева моря, которое последовало после первого взрыва в 7.30 12 августа. На дне отчетливо виден след от лодки длинной около 120 метров. Полное отсутствие каких-либо попыток экипажа лодки за последующие 145 секунд воспользоваться каким-либо спасательным средством или средствами аварийной сигнализации свидетельствуют, что управление лодкой было потеряно в первые 10-20 секунд после начала катастрофы. Это могло произойти только вследствие быстрого затопления (выгорания) второго командного отсека, состоящего из четырех уровней общим объемом до 500 кубических метров.

Маловероятно столь масштабное поражение АПРК взрывом малой мощности, который был зафиксирован в 7.30. По данным НПО "Рубин", где проектировалась лодка, прочность ее корпуса и запас живучести позволяют сохранить управление кораблями этого типа при поражении одного из отсеков управляемым оружием, имеющим мощность до 500 килограммов в тротиловом эквиваленте.

Этот взрыв правильнее рассматривать не как причину гибели АПРК "Курск", а как один из признаков развивающейся катастрофы. По данным конструкторов, такой взрыв мог быть вызван как объёмным взрывом внутри отсека, так и взрывом торпеды внутри одного из ТА по неустановленной причине.

В этом случае версия столкновения АПРК "Курск" с подводным объектом становиться вероятной.

Сегодня уже точно установлено, что в районе проведения учений Северного флота, с 7 по 12 августа находились две АПЛ США. Одна из них класса "Лос-Анджелес", другая, предположительно, класса "Си Вулф". Также действовал корабль разведки ВМС Норвегии "Марьята", до пяти разведывательных самолетов "Орион".

В течение нескольких часов после катастрофы АПРК "Курск" разведывательная активность указанных средств была резко свёрнута, что является не характерным для действий ВМФ НАТО в подобных ситуациях, которые обычно стараются в этих условиях собрать как можно более подробную информацию. Вместо этого корабли НАТО были выведены из района учений и оттянуты к базам в Норвегии, а самолёты «Орион» прекратили облёт района учений.

Фактически сразу после катастрофы АПРК "Курск" прекращается поступление какой-либо информации о лодках США, действовавшей в этом районе.

Лодка проекта "Лос-Анджелес" выводится на норвежскую базу, якобы для замены экипажа. Местонахождение второй субмарины класса "Си Вулф" в течении шести месяцев после аварии установить не удалось до сих пор. Фактически данные о ней отсутствуют с момента начала поисковой операции.

Расчеты показывают, что прочностные характеристики, а также конструкционные особенности некоторых типов АПЛ США допускают варианты, при которых с случае столкновения на встречных курсах при небольшом угле атаки к оси поражаемой лодки полученные при таких ударах повреждения не приводят к катастрофическим последствиям для таранившей АПЛ.

И если обсуждение технических деталей, вследствие закрытости дела, до сих пор остаётся уделом лишь специалистов, то внешнеполитическая возня вокруг гибели лодки сегодня вопросов вызывает всё больше и больше.

Почему англичане уже в первые часы после аварии, дважды подчеркнули, что их АПЛ не имеют никакого отношения к катастрофе «Курска»?

Министр обороны Великобритании Джефф Хун заявил:

В первом случае:

“Что касается версии о столкновении “Курска” с иностранной подводной лодкой, то, по словам представителя, это была точно не британская лодка”.

А во втором:

“В районе бедствия в этот период не было подводных лодок ВМС Великобритании. Поэтому они не могли быть причастны к столкновению с “Курском”, если такое столкновение стало причиной аварии”.

От чего или от кого открещивались англичане?

Почему 16 августа Министр обороны РФ Игорь Сергеев выступил по телевидению и прямо заявил о таране “Курска” и что за письмо в тот же день направил Сергееву Министр обороны США Уильям Коэн?

Почему, по признанию представителей следствия, к расследованию гибели АПЛ «Курск», при проверке версии столкновения «Курска» с иностранной субмариной, не были привлечены ни Главное Разведывательное Управление ГШ РФ, ни Служба Внешней Разведки, их материалы не запрашивались и не изучались?

С какой целью 17 августа – через пять дней после катастрофы «Курска» в Москву прибыл директор ЦРУ США Джордж Тенет. Какие конфиденциальные беседы он имел с руководителями Совета безопасности и спецслужб России и почему был принят Путиным?

Кто и с какой целью3 в течении ещё двух суток после катастрофы «Курска» подавал сигналы с его позывными, что был вынужден подтвердить старший следователь по особо важным делам Главной военной прокуратуры подполковник юстиции Артур ЕГИЕВ, назвавший это неким «странным наложением связи»?

Почему, президент РФ Путин 17 августа, официально поблагодарил премьера Великобритании Тони Блэра за помощь в Баренцевом море. Благодарности удостоился даже глава Израиля Эхуд Барак. Но в адрес США и Била Клинтона президентом России не было сказано ни слова?

Эти вопросы остаются без ответов…

А вот мнение бывшего главного штурмана ВМФ контр-адмирала Валерия Алексина, опубликованное в "Независимой газете" в октябре 2000 года

"ВЕРОЯТНЕЕ ВСЕГО, "КУРСК" ПРОТАРАНИЛА ИНОСТРАННАЯ СУБМАРИНА"

ИСТОРИЯ ПОДВОДНЫХ ИНЦИДЕНТОВ

Среди указанных аварий есть несколько десятков столкновений подводных лодок, в том числе 20 столкновений лодок ВМФ с иностранными подводными лодками при нахождении их в подводном положении. Из них 11 произошли в полигонах боевой подготовки на подходах к основным пунктам базирования Северного и Тихоокеанского флотов, в том числе восемь на Севере и три на Тихом океане. Среди них на Северном флоте: столкновение в 1968 г. АПЛ К-131 с неустановленной АПЛ ВМС США. Этот факт американцы, полагая, что наша лодка затонула, длительное время тщательно скрывали от общественности своей страны, журналистов и даже международной организации "Гринпис"; столкновение в 1969 г. АПЛ К-19 с АПЛ "Гато" ВМС США; столкновение в 1970 г. АПЛ К-69 с неустановленной АПЛ ВМС США; столкновения в 1981 г. АПЛ К-211 и в 1983 г. однотипной с ней АПЛ К-449 с неустановленными АПЛ ВМС США; в 1986 г. АПЛ ТК-12 столкнулась с АПЛ "Сплендид" ВМС Великобритании; в феврале 1992 г. АПЛ К-276 в наших территориальных водах столкнулась с АПЛ "Батон Руж" ВМС США и в марте 1993 г. АПЛ "Борисоглебск" столкнулась с АПЛ "Грейлинг" ВМС США.

На Тихом океане в июне 1970 г. в полигоне боевой подготовки у Камчатки столкнулись АПЛ К-108 и АПЛ "Тотог" ВМС США; в 1974 г. в этом же районе АПЛ К-408 столкнулась с АПЛ "Пинтадо" ВМС США и в 1981 г. в заливе Петра Великого (на подходах к Владивостоку) АПЛ К-324 столкнулась с неустановленной АПЛ типа "Лос-Анджелес" ВМС США.

Таким образом, почти все столкновения в полигонах боевой подготовки были с АПЛ ВМС США, ведущими разведку на подходах к нашим военно-морским базам (ВМБ) и записывающими гидроакустические шумовые "портреты" наших АПЛ по плану операции "Хоулистоун". За это их командирам хорошо платили.

Как правило, американские АПЛ находились в мертвой зоне (зоне тени) гидроакустических средств наблюдения наших АПЛ и не могли наблюдаться последними. При выполнении маневров, связанных с изменением курса или глубины погружения, нашими подводными лодками, даже при кратковременном взаимном гидроакустическом контакте, столкновения избежать не удавалось, прежде всего из-за дефицита времени, и особенно — информации о пространственной ориентации их относительно друг друга.

ФАКТ СТОЛКНОВЕНИЙ АМЕРИКАНЦЫ НИКОГДА НЕ ПОДТВЕРЖДАЛИ

Таким образом, столкновения подводных лодок происходили в практически неконтролируемой обстановке и приводили к их тяжелым повреждениям. Так, в частности, было и после столкновения в июне 1970 г. в подводном положении у берегов Камчатки АПЛ "Тотог" ВМС США с нашей АПЛ К-108, командиром которой тогда был капитан 1 ранга Борис Багдасарян.

Наша лодка всплыла на перископную глубину для приема сеанса связи с берегом, оказалась закрытой от следящей за ней американской субмарины слоем гидрологического "звукового скачка" и через некоторое время погрузилась на прежнюю глубину. Гидроакустики сразу же обнаружили сильный шум турбины иностранной АПЛ по правому борту, пеленг на нее быстро менялся на нос, то есть она обгоняла нашу АПЛ, находясь рядом.

Потом внезапно ее шумы стали стихать и почти исчезли (в это время она, видимо, также обнаружив нашу лодку, но, не зная точной дистанции до нее, совершала циркуляцию влево для восстановления прежней позиции слежения). Через минуту последовал страшный удар в кормовую оконечность К-108, стал быстро нарастать дифферент на нос, люди не могли удержаться на ногах, лодка стремительно проваливалась на глубину.

На своих местах в ЦП остались только командир АПЛ и инженер-механик, мужчина атлетического сложения, к счастью, схватившийся за колонку аварийного продувания цистерн главного балласта (ЦГБ). На одной руке он висел, а другой вручную открывал маховик аварийного продувания носовой группы ЦГБ, катастрофический дифферент около 40 градусов начал отходить. Далее он последовательно продул аварийно среднюю и кормовую группы ЦГБ, и лодка всплыла на поверхность. Но на поверхности океана никого не было.

Как правило, после таких инцидентов американские лодки не всплывают, должно быть, памятуя о своей шпионской миссии. Видимо, командир "Тотог" посчитал (а основания, судя по записи гидроакустических данных, для этого были), что советская лодка затонула (глубина моря в этом месте около 2,5 км). После передачи установленного донесения наша АПЛ погрузилась снова и услышала удаляющиеся шумы американской лодки.

Кроме мастерства экипажа нашу подводную лодку от гибели спасло только то обстоятельство, что удар был нанесен рубкой американской субмарины в самый мощный узел набора корпуса К-108: в чугунную мортиру линии правого гребного вала, жестко закрепленную в правом кормовом стабилизаторе за пределами прочного корпуса, в проницаемой кормовой оконечности лодки. В результате этот мощный узел был более чем на метр вдавлен внутрь легкого корпуса, толстенный гребной вал согнулся, как соломинка, и заклинился. В корпусе нашей лодки остался двухметровый обломок перископа американской субмарины (находящегося в опущенном состоянии и закрытого ограждением боевой рубки и волнорезным обтекателем), обломок правого пера рубочного руля "Тотог" и другие элементы конструкции, находящиеся на ограждении ее боевой рубки. Если бы удар был нанесен на 15-20 метров ближе к носовой части К-108, то она неизбежно затонула бы, как за два года до этого произошло с К-129.

Видимо, командование ВМС США после гибели в 1968 г. К-129 провело серьезную работу с командирами своих атомных подводных лодок по обеспечению безопасности их плавания при слежении за советскими субмаринами. А здесь почти точное повторение той истории, подводной лодкой того же соединения и всего через два года. Поэтому терзаемый муками совести командир "Тотог" коммандер (капитан 2 ранга) Билл Балдерстон после возвращения в Перл-Харбор ушел в отставку, стал священником, а через семь лет сошел с ума и умер.

Американцы не верили в благополучный исход этого столкновения для К-108, пока в 1992 году научного координатора международной организации "Гринпис" Джошуа Хэндлера, очень интересующегося аварийностью на нашем атомном флоте, не привели в Москве в гости к Борису Багдасаряну и не показали обломок американского перископа. Американские же журналисты Шерри Зонтаг и Кристофер Дрю великолепно описали эту и подобные ей истории в книге "Блеф слепого. Неизвестная история американского подводного шпионажа", изданной в Нью-Йорке в 1998 г. Там есть и фотографии командиров этих лодок. Ни одного из этих столкновений американцы и англичане никогда не подтверждали ни по линии министерств иностранных дел, ни по линии штабов ВМС.

Но иногда более серьезные повреждения получали американские лодки. Так случилось в феврале 1992 г., когда в полигоне боевой подготовки, находящемся в наших территориальных водах, столкнулась наша АПЛ К-276 под командованием капитана 2 ранга Игоря Локтя с американской АПЛ "Батон Руж" типа "Лос-Анджелес".

Интересно, что большинство из двух десятков указанных столкновений произошли в годы обострения международной обстановки: 1968-1970, 1979-1981, 1983, 1986 гг.

В 1992 г., когда как будто уже окончилась холодная война, прекратилось геополитическое и идеологическое противостояние России и США (во всяком случае, с нашей стороны), мы отвели свои лодки от американских берегов, а планы операций подводных сил ВМС США практически не изменились. Больше того, командир американской лодки коммандер Гордон Кремер забрался в наши территориальные воды, чтобы следить за действиями К-276, отрабатывающей задачи боевой подготовки у своих берегов и не имеющей никакого оружия, представляющего угрозу для территории США. В ходе слежения он предпринял ряд безграмотных маневров, угрожающих безопасности обеих субмарин, и в конце концов потерял контакт с нашей АПЛ. Для уточнения обстановки он бездумно всплыл на перископную глубину, чем окончательно потерял возможность обнаружения К-276 гидроакустическими средствами, и сам оказался в мертвой зоне ее средств наблюдения (почти над ней).

Так как наступило время очередного сеанса радиосвязи с командным пунктом флота, Игорь Локоть вынужден был начать всплытие на перископную глубину без дополнительного уточнения обстановки на поверхности. При подходе к перископной глубине К-276 ударила американскую АПЛ передней частью ограждения боевой рубки в прочный корпус, от чего в нем образовалось несколько относительно небольших пробоин, позволивших "Батон Руж" самостоятельно дойти до своей ВМБ. Но ее корпус получил внутренние напряжения, сделавшие ремонт лодки нецелесообразным, и она была списана из боевого состава ВМС США, а ее командир снят с должности, что у них случается крайне редко. Наша участница этого инцидента через год уже несла боевую службу в океане. Если бы К-276 начала всплытие на 7-10 секунд раньше, то она ударила бы американскую субмарину своей носовой частью, имеющей мощный набор корпуса, и проломила бы ее борт, что привело бы к затоплению АПЛ ВМС США. В другом случае могли бы сдетонировать боевые торпеды в торпедных аппаратах К-276, и тогда погибли бы обе атомные лодки на входе в Кольский залив в 10 милях от берега, в районе, через который проходят все корабли и суда, идущие в Мурманск, Североморск и из них.

Как ни странно, но при том подводном инциденте об опасности экологической катастрофы, угрожающей радиоактивным заражением не только северным берегам России, но и всей Скандинавии, не проронили ни слова ни экологи Норвегии, ни международный "Гринпис".