РЕШЕНИЕ МВФ – ЧАСТЬ СТРАТЕГИИ СДЕРЖИВАНИЯ КИТАЯ

Михаил ДелягинМихаил Делягин

Международный валютный фонд не будет пересматривать корзину SDR в текущем году. Китай надеялся, что юань станет пятой резервной валютой уже с 2016 г., вопрос стоял в повестке ноябрьского заседания. Однако МВФ решил собраться в сентябре 2016 г., и, вероятно, новые правила, если они будут одобрены, вступят в силу только к концу следующего года. Решение принято на фоне либерализации валютного рынка Китая, на которой настаивал МВФ. Она привела к самой жесткой за последние два десятилетия девальвации юаня. Руководитель Института проблем глобализации Михаил Делягин отмечает, что теперь МВФ может отказать Китаю из-за нестабильности экономики страны, однако открытая конфронтация с Поднебесной несет еще большую угрозу для Штатов, нежели укрепление юаня.

Едва ли решение МВФ напрямую связано с ослаблением юаня. Но одна из версий, почему Китай решился на более рыночный механизм определения курса юаня, следствием чего стала его девальвация, заключается в том, что это не только поддержание собственной конкурентоспособности, но и стремление соответствовать требованиям МВФ.

Китай сделал шаг навстречу МВФ, приступил к реформам, которых хочет фонд. МВФ выражал озабоченность тем, что курс юаня определялся недостаточно рыночно, это общая позиция Запада. И чтобы условно быть "более рыночным", Китай допустил девальвацию юаня. Но пожелания МВФ неформальны, и даже если страна выполнит их все, это не значит, что валюта автоматически будет включена в список резервных.

Безусловно, сейчас МВФ может поступить иезуитски и сказать: "Вы сделали все, как мы хотели, и мы вас за это похвалили, но в результате ваша стабильность ухудшилась, юань стал более слабой валютой, и поэтому мы откладываем решение на год, чтобы посмотреть, что с вами будет дальше". И с формальной точки зрения это правильно, и это иезуитство вполне в духе МВФ и Запада.

На самом же деле МВФ просто не хочет принимать решение о расширении доли юаня в структуре SDR и увеличивать долю Китая в уставном фонде. Есть две реальные угрозы для Штатов. Расширять все равно придется, но если расширение будет символическим, то Китай может обидеться и окончательно уйти в собственный проект. В том случае, если будет принято решение о значительном усилении, то снизится влияние Соединенных Штатов Америки, что им совершенно не нужно. Сейчас они являются реальными хозяевами МВФ.

МВФ находится в бюрократическом тупике, и, как всякий бюрократ, решает эту проблему путем ее откладывания. А учитывая, что были серьезные нападки на директора-распорядителя МВФ, она просто решила подстраховаться и отложить пересмотр корзины. Благо, формальные причины для этого есть. Но заключаются они не в экономике Китая, а в политике – это часть стратегии сдерживания Китая.

Собственный проект Китая, который угрожает США не меньше резервного юаня – Азиатский банк инфраструктурных инвестиций. Стоит заметить, что и новый банк развития, который создается нами, только сейчас выглядит слабенько, но если его накачать деньгами, то он станет очень серьезной финансовой структурой. У мирового банка нет свободных $100 млрд, а у банка БРИКС, например, они будут. Это меньшая структура по масштабам, но большая — по возможностям влияния. США это очень сильно пугает, и поэтому они берут время на размышления, чтобы не подтолкнуть развитие проектов с участием Китая.

ПОДЕЛИТЬСЯ
Михаил Делягин

Делягин Михаил Геннадьевич (р. 1968) – известный отечественный экономист, аналитик, общественный и политический деятель. Академик РАЕН. Директор Института проблем глобализации. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее…