ЗАЧЕМ ЧАСТНОЙ КОМПАНИИ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ШЕЛЬФ?

Михаил ЛеонтьевМихаил Леонтьев

Расширение допуска частных компаний к шельфу может нанести ущерб государству, считают в «Роснефти»

Расширение допуска частных компаний к шельфу разрушит сложившуюся систему привлечения иностранных инвесторов и может нанести ущерб государству, считает пресс-секретарь «Роснефти» Михаил Леонтьев.

Спор, который предстоит решать суду, куда обратилась «Роснефть», разгорелся из-за конкурса по сухопутной части. «Роснефть» уверена, что предложила государству гораздо лучшие условия, чем компания «ЛУКОЙЛ», которую Федеральное агентство по недропользованию объявило победителем конкурса. Так, по предложениям «Роснефти» доходы государства должны были составить 4 трлн рублей, у «ЛУКОЙЛа» — 1 трлн.

«Роснефть» считает, что конкурсные процедуры были грубо нарушены. Московский арбитражный суд уже приостановил выдачу лицензий на освоение участка до завершения судебных разбирательств.

Казалось бы, спор разгорелся из-за рядового участка, расположенного в медвежьем углу, куда дорого и сложно провести необходимую инфраструктуру. Но на самом деле к нему примыкает морская часть. И изначально на конкурс планировалось выставить весь участок, однако регулятор решил его разделить. Очевидно, что, встав на сухопутную часть Восточно-Таймырского участка, «ЛУКОЙЛ» рассчитывал шагнуть на арктический шельф.

Сейчас по закону допуск к шельфу имеют только компании с государственным участием и обладающие опытом работы на шельфе не менее пяти лет. Эти условия позволяют привлекать надежных иностранных инвесторов, поскольку для реализации долгосрочных стратегических проектов важны государственные гарантии. «Мы сумели с нашими иностранными партнерами договориться, потому что им это выгодно. Они пошли на те условия, которые им российское государство продиктовало по работе на шельфе. Они пошли и очень держатся за это даже в условиях санкций», — сказал Леонтьев.

Частные компании по определению таких условий обеспечить не могут. Поэтому есть большие сомнения, что компания «ЛУКОЙЛ» борется за право разрабатывать Восточно-Таймырский участок, чтобы вкладывать миллиарды в построение инфраструктуры месторождений, которые начнут приносить прибыль в лучшем случае через 10-15 лет. «У частных компаний иная мотивация, — отметил Михаил Леонтьев. — Они работают в интересах своих владельцев, зарабатывают деньги, и для них это нормально. Но если частной компании кто-то предложит за ее актив достаточно большую сумму, она его продаст».

При таком сценарии страна даже может лишиться части месторождений арктического шельфа, на разработку которых уже потрачены колоссальные средства.

Арбитражный суд Москвы назначил слушание на 14 сентября. Не все, однако, готовы дожидаться судебного вердикта. Вице-президент «Роснефти» обратил внимание, что оппоненты посредством анонимных авторов через интернет пытаются обвинять компанию в неэффективности, в неспособности осваивать арктический шельф и так далее. Обвинения ни на чем не основаны, но вредят имиджу и деловой репутации компании. Поэтому следует дать объективную информацию о ее деятельности.

«Никто никогда в России не вел работы на шельфе в таких масштабах, в которых это делает «Роснефть», — подчеркнул Михаил Леонтьев. За последние годы мы сделали — и на арктическом шельфе, и на неарктическом — больше, чем было сделано за все предыдущее время, за всю историю России и Советского Союза. За три года у нас 2D-сейсмика — 74 тысячи пог. км при обязательствах 21 тысяча пог. км (кстати, это на тему о том, что мы нарушаем какие-то лицензионные обязательства, что-то откладываем и срываем), 3D — 23,5 тысячи пог. км при обязательствах 4,6 тысячи пог. км». Михаил Леонтьев обратил внимание на впечатляющие результаты — открытие в Карском море новой нефтяной провинции с колоссальными минеральными ресурсами. Или разработка перспективного месторождения северная оконечность Ч-айво на Сахалине, где уже добыто 1,5 млн тонн нефти. Благодаря освоению арктического шельфа «Роснефть» получила прирост запасов 135 млн тонн, а в целом прирост ресурсов — 340 млн тонн.

Несмотря на падение мировых цен на нефть, «Роснефть» была и остается крупнейшим налогоплательщиком. «У нас процент налогового изъятия — 61, — сообщил Михаил Леонтьев. — В прошлом году мы заплатили больше 3 трлн рублей, а за 3 года перечислили 7,4 трлн рублей. Это пятая часть всех расходов российского бюджета». Кроме налогов компания выплачивает государству дивиденды как крупнейшему акционеру — это еще 214 млрд рублей.

Для сравнения: «ЛУКОЙЛ» в прошлом году заплатил 1,2 трлн рублей налогов. А дивидендов за 10 лет выплатил 18 млрд долларов только не государству, а акционерам, причем 6 млрд было выплачено топ-менеджменту, представители которого являются крупными акционерами компании. И при этом «ЛУКОЙЛ» приобрел активов за рубежом более чем на 12 млрд долларов.

«Что касается северных шельфов, мы долго и кропотливо выстраивали такую систему работы на них, чтобы во главе угла шли интересы России, — сказал Леонтьев. — Выстраивали такие отношения с иностранными партнерами, чтобы право принимать решения оставалось за нами. Мы считаем, что менять эту систему сейчас нецелесообразно».

Проще всего ситуацию трактовать как спор хозяйствующих субъектов, как это и пытаются представить некоторые деловые СМИ. Но на самом деле подоплека гораздо более глубокая. Освоение природных ресурсов Арктики, которую называют минеральной кладовой ХХI века, имеет для современной России судьбоносное значение. Государственный подход к реализации таких грандиозных проектов создает условия для экономического прорыва, поскольку потребует освоения новых производств по всей технологической цепочке. А это новые предприятия, высококвалифицированные рабочие места, новые источники доходов для казны. Поэтому арктический шельф является территорией стратегического развития России, где работать должны компании, которые руководствуются государственными интересами. Что же касается «ЛУКОЙЛа», Леонтьев отметил, что это вообще условно российская компания. Во-первых, она просто зарегистрирована на Кипре (как вообще зарегистрированы активы «ЛУКОЙЛа» — это отдельный вопрос). Но 63% капитала компании — это ADR (американские депозитарные расписки). Что, кстати, противоречит текущему законодательству. Правда, «ЛУКОЙЛ» это делает легально, надо сказать, потому что для него в виде исключения действует прежнее законодательство.

Ну а как частные компании эксплуатируют месторождения, кому достаются вершки, а кому корешки, это мы уже знаем из недавней истории. Достаточно вспомнить 90-е годы. Так что надо крепко подумать, стоит ли наступать на старые грабли.

«Мы говорили про конкурс, а товарищи перешли на юридические и не совсем юридические лица. Никто их не просил этого делать», — заявил представитель «Роснефти». По его словам, поведение «ЛУКОЙЛа» свидетельствует о «синдроме Ходорковского» — своеобразной форме амнезии: «Мы вынуждены напомнить: был некий и. о. министра, который некогда плавно переместился в кресло хозяина крупнейшей тогда российской нефтяной компании. И предварительно он создал ее, крайне профессионально вырезав из государственных активов. А потом поучаствовал во всех прелестях российской приватизации: ваучеры, допэмиссии с бесплатным выкупом акций дочерних компаний, залоговые аукционы, а затем в обстановке крайне комплиментарной, которую создают поклонники, воображает себя матерью Терезой».

ПОДЕЛИТЬСЯ
Михаил Леонтьев
Леонтьев Михаил Владимирович (р. 1958) – русский журналист, публицист, создатель медийных проектов, ведущий политико-экономический обозреватель Первого канала. Руководитель телепрограммы «Однако» и одноименного общественно-политического журнала. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...