Столыпин отправил бы наших чиновников собирать клубнику

Михаил ДелягинМихаил Делягин

Как действовал бы Петр Столыпин, окажись он сегодня во главе правительства? Об этом мы поговорили с директором Института проблем глобализации Михаилом Делягиным.

УДАР ПО ВАЛЮТНЫМ СПЕКУЛЯНТАМ

— Давайте пофантазируем, Михаил Геннадьевич, как повел бы себя Столыпин, посади его сегодня в наш Белый дом? С чего начал? Спасать рубль? Село? Промышленность? Медицину? Снижал бы цены? Громил коррупцию?… Или время для спасения России окончательно упущено, как утверждают иные скептики?

— Прежде всего, надо вернуть народу веру в справедливость, восстановить представления людей о том, что хорошо и что плохо, что допустимо, а что нет. Поэтому, думаю, в случае прихода Петра Аркадьевича в Белый дом, он действовал бы очень решительно.

Россию спасать надо! Сам царский премьер вызвал на дуэль депутата, публично назвавшего виселицу «столыпинским галстуком». И тот публично же принес свои извинения. Однако Столыпин сказал: «Бывают… роковые моменты в жизни государства, когда государственная необходимость стоит выше права и когда надлежит выбирать между целостью теорий и целостью Отечества».

— Золотые слова!

— Либералы в правительстве сегодня исповедуют единственную известную им методу приснопамятных 90-х годов: предельно ужесточить финансовую политику, урезать бюджетные расходы, лишить реальный сектор денег и тем самым уничтожить саму возможность развития страны под предлогом борьбы с инфляцией. При этом не ограничивать ни вызывающий рост цен произвол монополий, ни разгул финансовых спекуляций. Мол, это будет покушением на «свободу предпринимательства».

В результате деньги страны выдавливаются из реального сектора в финансовый, где обваливают рубль, что лишь ускоряет рост цен и разоряет реальный сектор. Люди лишаются сбережений и работы, пенсии и зарплаты госслужащих съедает инфляция. А члены правительства рассказывают нам сказки о скором улучшении, не в состоянии даже придумать, чем оно может быть вызвано.

Сегодня первое, что необходимо — восстановить кредитование реального сектора. Банк России должен эмитировать (печатать) рубли по потребности отечественной экономики, а не в зависимости от того, сколько валюты разрешает нам получить Запад, развязавший против нас подлинную экономическую войну. Для того, чтобы кредитовать инвестиционные проекты реального сектора под разумные 5-7% годовых, инвестиционные деньги должны быть жестко отделены от спекулятивных.

— Конкретно?

— Механика предельно простая. Средства, выделенные Банком России на строительство завода, ни коммерческий банк, ни собственник строящегося предприятия не имеют права направить на валютный и иные спекулятивные рынки. Сегодня же это сплошь и рядом.

Такое разделение на нашем этапе зрелости финансовой системы вводили все развитые страны мира. Именно потому они стали развитыми. Конкретные методы разделения у всех разные. Китай применяет систему, схожую с советской, США разделяли банки по видам деятельности (и отменили это разграничение лишь в 1999 году!), Япония регулировала структуру активов банковской системы аж до 2000 года, Европа ограничивала спекуляции. Нам есть из чего выбирать. Но без этого никакое развитие невозможно.

Второе, что сделал бы, на мой взгляд, Столыпин, начал комплексную модернизацию инфраструктуры, в первую очередь транспортной, энергетической и коммунальной. Это резко снизит издержки и повысит деловую активность в стране. При этом в силу специфики инфраструктуры (в которой результат инвестиций достается всем, что делает массовые вложения в нее непосильными для частного бизнеса) государство было бы гарантировано от недобросовестной конкуренции с частным сектором.

Пришлось бы отменить либеральную реформу, например, электроэнергетики, восстановив целостность ее искусственно разорванного на части единого технологического комплекса.

Для модернизации инфраструктуры надо, прежде всего, ограничить коррупцию, чтобы все средства не украли. Для запуска механизма самоочищения самых разложившихся правоохранительных и судебных органов достаточно двух мер.

Первая: по опыту Италии сотрудничающий со следствием взяткодатель автоматически и полностью освобождается от ответственности, что разрушает круговую поруку между организатором коррупции чиновником и его жертвами бизнесменами.

Вторая: по опыту США семья любого члена оргпреступности (а коррупция во власти — всегда мафия), не сотрудничающего со следствием, лишается всех, даже добросовестно приобретенных активов. Кроме минимально необходимого для скромной жизни имущества. Поскольку «общака» на всех не хватает (да он и создается не для этого), члены мафии, как правило, предпочитают давать показания, рискуя жизнью ради благополучия родных семей.

Но побороть коррупцию мало. Надо ограничить произвол монополий, так как иначе все инвестиции уйдут в рост цен. Думаю, для этого Столыпин обеспечил бы полную прозрачность структуры цены. А для борьбы с инфляцией ограничил бы разницу между ценой производителя (или импортера) и розничной, в зависимости от товарной группы, 25-50%.

Кроме того, Столыпин гарантировал бы гражданам России реальный прожиточный минимум и перенацелил на его обеспечение все правила организации финансовой помощи регионам.

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА

— Петр Аркадьевич в течение месяца преодолел бы захлестывающий Россию кризис пенсионной системы, — продолжает Михаил Делягин.

— Как?

— Нормализацией налогообложения. Сегодня в России социальные взносы регрессивны: чем человек беднее, тем больше он платит, что делает налоговое давление на бедных и даже часть среднего класса запретительно высоким. И люди «уходят в тень», переставая платить налоги, социальные взносы и лишая денег Пенсионный фонд.

Ловить нарушителей нерентабельно из-за мизерных сумм индивидуальных неуплат. Но они сами не рады этому: все люди хотят быть честными. Поэтому, как во всем мире, нищих и бедных у нас избавили бы от подоходных налогов и социальных взносов, а богатые (например, с доходом от миллиона рублей в месяц) стали бы платить больше. Хотя, конечно, меньше, чем в развитых странах Европы.

Так живет весь мир, и только российские либералы и коррупционеры превратили Россию в налоговый рай для себя и ад для всех остальных. Думаю, Столыпин по достоинству оценил бы их многолетнюю деятельность. И они попытались бы убить его еще быстрее, чем революционеры начала прошлого века.

— В историю Петр Аркадьевич вошел фразой «Им нужны великие потрясения, нам нужна Великая Россия!» И незаслуженно забыто заявление гродненского губернатора Столыпина в 1903г: «Бояться грамоты и просвещения, бояться света нельзя. Образование народа, правильно и разумно поставленное, никогда не приведёт к анархии…» Так он сказал крупным землевладельцам, элите губернии, которые выступили против его реформы образования крестьян.

— Человек, начинавший свою работу губернатором с создания целого ряда учебных заведений, конечно, отменил бы наиболее разрушительные либеральные реформы — образования и здравоохранения, обеспечил равный и свободный доступ к учебе и медицине всех граждан России в зависимости от их таланта и потребности, а не от толщины кошелька.

— Россияне в этом году стали чаще умирать. Ведь ради «оптимизации» закрыто в стране и столице множество больниц, фельдшерских пунктов. А ЕГЭ вошло в анекдоты. Сама же «элита» предпочитает лечиться и учить своих отпрысков «за бугром». Там же строит «запасные аэродромы» в виде квартир, вилл…

— Образование и медицина в России вновь стали бы сферами создания здоровой нации творцов и специалистов, а не обогащения на чужих болезнях и надеждах.

ЕГЭ была бы возвращена его естественная вспомогательная функция, отводившаяся мировой педагогикой тестовой системе на этапе ее разработки. Главной задачей школы стало бы обучение детей самостоятельному мышлению, принятию решений и творчеству, а не бессмысленной иссушающей зубрежке мертвых знаний.

«Педагоги», ставящие 90 баллов по русскому языку людям, не способным без ошибок написать заявление на прием в вуз, отправились бы пасти мелкий рогатый скот. А чиновники и «эксперты», разрабатывавшие и внедрявшие эти процедуры, были бы пожизненно лишены права заниматься любой государственной и политической деятельностью, а также преподавать общественные науки.

СЕЛУ — ДОРОГИ И РЫНКИ СБЫТА

— Чужеземный сыр бульдозером топтать, гусей импортных сжигать… Поддержал бы Столыпин эти чрезвычайные меры? Или пошел иным путем?

— Думаю, конфискованное контрабандное продовольствие он отдал бы в детские дома, в больницы, бедным, в дома престарелых… И проследил бы, чтобы те, кто попытается его украсть, были пойманы и получили наказание безо всякого снисхождения. В России еще в I квартале, только по официальным данным, недоедали 22,9 млн.чел. — почти каждый шестой. Сейчас уровень жизни падает, число людей с доходом ниже прожиточного минимума растет, и этих ошибочно считаемых бедными нищих людей еще больше, — как можно в такой ситуации уничтожать еду?

А контрсанкции в ответ на экономическую войну, развязанную против нас Западом, бумерангом били бы по нему, а не по родному народу. И были бы таковы, что Запад, виляя хвостом и поскуливая, через месяц пополз бы на мировую…

Что касается развития сельского хозяйства, автор крестьянской земельной реформы, думаю, прежде всего, наладил бы на селе инфраструктуру: дороги, доступ к электричеству и газу, а главное – свободный доступ на рынки сбыта. Запрети при нем московские власти продавать в столице подмосковную клубнику, продавщиц последней на следующий же день по всему городу охраняли танки Кантемировской дивизии, а еще через день все чиновники, участвовавшие в принятии этого решения, переквалифицировались бы в сборщиков и сортировщиков этой клубники. Причем, добровольно и с песней.

Россия вышла бы из ВТО в полном соответствии с международным правом. Думаю, доказать делающую ничтожной любую сделку коррупционную мотивацию присоединения к нему на заведомо кабальных, колониальных по сути условиях оказалось бы довольно просто.

Был бы разработан четкий график замещения импорта продовольствия и всего необходимого для сельхозпроизводства, в соответствии с которым доступ иностранных товаров сокращался бы. Готовый работать для реализации этого плана и производить качественную продукцию по разумным ценам бизнес получил бы поддержку от государства. В сферах, где такого бизнеса не нашлось бы, государство осуществило бы прямые инвестиции.

Кредитование села по разумным ставкам было бы восстановлено.

Все производство сельхозпродукции к востоку от Урала Столыпин освободил бы, от каких-бы то ни было, налогов. Пустующую землю сельхозназначения по всей стране раздал бы бесплатно желающим ее обрабатывать. Эти люди получали бы финансовую, методическую и организационную помощь, а через 10 лет непрерывной обработки земля переходила бы в их собственность.

Началось бы восстановление семеноводства и племенного животноводства, создание современной аграрной науки. Был бы восстановлен жесткий контроль за качеством сельхозпродукции; ряду «бизнесменов» из соседних стран, травящих Россию лопающимися от химикатов овощами пришлось бы очень быстро выбирать между тюрьмой, возвращением домой или нормализацией своих производств.

Но представить себе такое сейчас, конечно, попросту невозможно.

ВОПРОС РЕБРОМ

Кто из нынешних чиновников удержался бы в правительстве

— У Столыпина был большой опыт противостояния либералам-разрушителям, интриганам всех мастей, — говорит Михаил Делягин. — Когда правые в Госдуме отвергли его законопроект о земстве в западных губерниях, ограничивавший всевластие польских магнатов и предоставлявший реальные права мелким и средним землевладельцам других национальностей, Петр Аркадьевич обещал Николаю Второму уйти в отставку, если тот не примет закон личным решением и не вышлет интриговавших против премьера Трепова и Дурново за границу. Николай колебался пять дней: российским императорам до Столыпина ультиматумов никто не ставил. Но в итоге признал правоту премьера.

Поэтому в правительстве Столыпина из нынешнего остались бы, думаю, только профессионалы и люди, действительно служащие России: вице-премьеры Трутнев, Приходько, Козак, министры Шойгу, Колокольцев, Мединский, Лавров, скорее всего, министр связи Никифоров. Наверное, еще кто-то, кого я забыл или просто недостаточно хорошо знаю. Точно были бы в этом правительстве академик Глазьев и лучший, на мой взгляд, макроэкономист России Белоусов, ныне советник и помощник президента В.В.Путина.

В целом недостатка кадров в России нет: сейчас на более низких уровнях государственного управления довольно много толковых энергичных людей, которые рвутся строить, а не разворовывать и разрушать нашу страну. Их блокируют либералы, сформированные 90-ми, ничего, кроме заклинаний Гайдара и Ясина не знающие и не желающие знать и всеми силами запихивающие нашу страну обратно в то жуткое время. Если снять эту накипь, выбить либеральную пробку, здоровые силы российской государственности вырвутся на свободу и начнут комплексную модернизацию за счет государственных денег, которые либералы вывели из страны на финансовую поддержку Запада. Ведущего против нас экономическую войну во многом на средства наших же налогоплательщиков.

— Возглавив правительство в 1906 году, Столыпин оставил за собой министерство внутренних дел. Самое главное тогда в Российской империи. Какой министерский пост он должен был совмещать ныне, чтобы создать Великую Россию?

— Министра финансов. Благодаря усилиям Кудрина это Министерство является у нас вторым правительством, по влиятельности едва ли не превышающим первое, официальное.

ПОДЕЛИТЬСЯ
Михаил Делягин
Делягин Михаил Геннадьевич (р. 1968) – известный отечественный экономист, аналитик, общественный и политический деятель. Академик РАЕН. Директор Института проблем глобализации. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...