ВНУТРЕННИЕ САНКЦИИ КУДА СТРАШНЕЕ ВНЕШНИХ

Максим ШевченкоМихаил Леонтьев

Тема — импортозамещение. Гость — политолог, журналист Михаил Леонтьев.

Куликов: Вот ровно перед твоим приходом чуть-чуть мы начали обсуждать прошедший инвестиционный форум.

Леонтьев: Импортозамещение.

Куликов: Да, импортозамещение, рейтингование чиновников. Я высказал мысль, что рейтингуй — не рейтингуй, если не понятно, что является предметом рейтинга, что делают эти чиновники, то, в принципе, все эти рейтинги бессмысленны.

Леонтьев: У нас чиновники делают. У нас все отвечают согласно регламенту. За пуговицы.

Подолян: К пуговицам претензии есть?

Леонтьев: У нас же всегда, начиная с гайдаровских времён, ключевым учреждением в экономической политике являлся почему-то Минфин. Мы можем представить себе финансовых министров, которые являются сильными экономистами. Таких, кстати, довольно много. Но не у нас.

Что касается этой популяции крепких кудринцев, я хочу сказать, что эти люди вообще никогда в экономике не понимали, причём этим гордятся. Они бухгалтеры. Для них существует бухгалтерский результат. Больше они ничего не понимают. Хорошо, когда этот бухгалтерский результат корректный.

Это уже хорошо. Это ещё можно жить. А когда люди вообще ничего не слышат и считать не умеют, — это совсем плохо. Так вот, когда мы говорим об импортозамещении… Много раз говорили, что рубль был переоценен, что девальвация — это полезно. До определённого предела опять же. Но девальвация, а также санкции создают макроэкономические условия для импортозамещения. И, казалось бы, даже стимулировать не надо. Вперёд. Импортозамещай. Не импортозамещаем. Почему?

Куликов: Так слушай, целое совещание было, транслировалось на канале.

Леонтьев: Совещание, кстати, было вполне приличное за редким небольшим исключением. И нормально, и слушали, и говорили. Вполне конструктивное совещание. Но импортозамещения нет, потому нет денег. Совсем нет денег. А денег нет, потому что Минфин занимается денежной рестрикцией. То есть он уничтожает, изымает деньги из экономики.

Здесь я вынужден чуть-чуть нарушить принцип, что я не говорю на темы, касающиеся корпоративных интересов. Но у меня здесь есть оправдание — это не корпоративные интересы. Это даже не отраслевой интерес. Это интерес экономики, это вопрос экономической идеологии. Эта история, которая длится, и по поводу которой нефтяные компании старались молчать…

Особенно министерство выступало (как ответственный орган, отвечающий за отрасль) по поводу инициативы изъять у нефтяников в условиях… Все же знают, что цены на нефть немножко упали, и что нефтяные компании во всём мире, хочу заметить, не только в России, испытывают очень серьёзные проблемы, трудности и так далее, сокращают инвестпрограммы, экономят. Потому что цены низкие, совсем низкие. И инвестиции в таких условиях — это героический вопрос.

Куликов: Но даже американцы сокращают, хотя у них.

Леонтьев: Да не даже.

Куликов: У них кредит ноль стоит, понимаешь? Они могут себе позволить набирать. Тем более что у них правительство это поддерживает.

Леонтьев: Но если правительство поддерживает, если тяжёлая сланцевая нефть способна генерировать убытки, то какой бы у тебя кредит ни был, если ты своей деятельностью генерируешь убытки, ты не можешь это долго делать. А ситуация такая, что при этих ценах очень большая часть добычи генерирует убытки. У них. Не у нас. Это отдельное.

Куликов: И это считают бухгалтеры? Но при этом правительство всё равно поддерживает американские компании.

Леонтьев: Подожди, подожди. Давай объясним людям, в чём дело. Это американское правительство. У нас своё правительство. Мы — люди небалованные. Главное, чтобы не убили. Ситуация такая: решили изъять, поскольку в бюджете есть дыры (кстати, дыры в бюджете — это большой вопрос, откуда они взялись и как), но якобы там есть большие дыры. Надо изъять дополнительно — имелось в виду 600 миллиардов рублей из нефтяной отрасли. За счёт чего? Что придумал Минфин. Что экспортёры за счёт девальвации получили девальвационную прибыль. То есть они типа экспортируют за доллары, а расходы у них якобы в рублях. И отсюда большая девальвационная прибыль, и её надо изъять.

ПОДЕЛИТЬСЯ
Михаил Леонтьев
Леонтьев Михаил Владимирович (р. 1958) – русский журналист, публицист, создатель медийных проектов, ведущий политико-экономический обозреватель Первого канала. Руководитель телепрограммы «Однако» и одноименного общественно-политического журнала. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...