ЗАЧЕМ ПРЯТАТЬ БОГАТОЕ ИМУЩЕСТВО?

Михаил ДелягинМихаил Делягин

Челышев:

— Михаил Геннадьевич, как вам вот это решение правительства, о котором пока, правда, говорят, не знают в Кремле, о том, чтобы засекретить информацию обо всех российских владельцах роскошных поместий, вилл, яхт и так далее? В том числе из числа чиновников.

Делягин:

— Ну вот, понимаете, вместо того, чтобы взять Навального, назначить его зам. руководителя Счетной палаты или просто аудитором и посмотреть, он тянет, он справляется с той работой, которую он так красиво выполняет на общественных началах, или не он не тянет, я понимаю, почему этого не хочет руководство Счетной палаты. Потому что, если он потянет, то у нас будет отличный председатель Счетной палаты. Если он не потянет, то он себя дискредитирует, и забудьте о нем навсегда. Но человек показал, что он умеет делать некоторые вещи. Да, попутно – с плясками, с воплями, часть данных оказывается недостоверной. Но, извините, она нарыта неофициальным образом, естественно, она недостоверна. Вместо этого от него решают защитить людей, которые являются потенциально коррупционерами.

Челышев:

— Самое святое!

Делягин:

— Извините, пожалуйста, в этом есть реальный здравый смысл. Мы помним, что было на майдане. Как было после майдана в Киеве. Что, если происходит госпереворот, в значительной степени он происходит потому, что бандиты, боевики и пламенные революционеры приходят по домашнему адресу людей, облеченных властью, избивают их в подъезде, убивают их в подъезде, запугивают их у порога дома и так далее. Но, первое, боевички обычно знают это не из открытых источников, а непосредственно от американцев.

Второе. Действительно, есть люди, ну, например, есть закон о защите частной жизни. Отлично. Если я где-то живу, я – чиновник высокого уровня, которого имеет смысл запугивать, терроризировать, отлично, я могу сказать, что вот этот адрес является государственной тайной. Пожалуйста, это можно предоставить. При условии, что я там живу. А если я там не живу, а просто так это делаю, чтобы спрятать свое имущество, то, извините, я должен попадать под расследование антикоррупционное и, как нарушивший режим секретности, должен увольняться. Раз.

Третье. Если у меня есть несколько объектов недвижимости, я могу засекретить только тот, где я сам живу, – в целях безопасности. Вот если бы это говорилось так, то это имеет какой-то смысл. И причем здесь яхта? Если я яхту купил на честные деньги, то я имею право, у нас капиталистическое государство показного потребления, мне это не нравится, я против этого, но по закону никакие претензии предъявлены быть не могут. Вот лето прошло, а так на Пироговское водохранилище можно было съездить и посмотреть, что у нас там творится, все довольны, никто не возмущается. Получается, что имеет смысл прятать яхты только в том случае, если они украдены. Иначе все по закону, ребята. Если вы не так косо посмотрите, идите в тюрьму. И прецеденты, кстати говоря, насколько я понимаю, были.

Получается, что, может быть, кто-то там заботится о безопасности, но выглядит это, как, во-первых, защита коррупционеров. А во-вторых, деяние, попадающее под 282-ю статью Уголовного кодекса Российской Федерации. Потому что получается, что представители, люди, которые эту норму хотят ввести, считают, что у нас нет законной частной собственности, что все, что имеют у нас богатые люди, они имеют незаконно и они украли. Ну, когда-то Прудон сказал, что собственность – это кража. Но это, по-моему, было лет двести назад, а то и больше. И приватизация у нас легализована, пусть даже если она и была кражей. И формально украденное в приватизацию, на мой взгляд украденное, формально украденным не является, это законная, добросовестно приобретенная собственность.

Простите, пожалуйста, зачем прятать богатое имущество? Что, вы таким образом от воров скрываетесь? Когда можно купить базу данных из налоговой инспекции во многих местах до сих пор, насколько я могу судить. Если скрываются таким образом от воров, простите, вообще-то обычная государственная информация, не засекреченная, должна быть от них закрыта. В рамках закона о защите частной жизни. Это так и есть. Когда всякие компроматы читаете, там звездочками замазаны домашние адреса и домашние телефоны не потому, что так заботятся о безопасности этих людей, а потому что распространять чужую частную информацию без их согласия – это преступление.

То есть у нас достаточно законов. И люди, которые вносят такую идею, они тем самым разжигают социальную рознь и вражду в отношении группы «власть». У нас люди по этой статье сидят реально. И это тот самый административный экстремизм, который является худшей формой разжигания социальной розни. Когда люди ведут себя так, что хочешь им помочь, хочешь найти какое-то оправдание их действиям, а не получается.

ПОДЕЛИТЬСЯ
Михаил Делягин
Делягин Михаил Геннадьевич (р. 1968) – известный отечественный экономист, аналитик, общественный и политический деятель. Академик РАЕН. Директор Института проблем глобализации. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...