НЕМЕЦКАЯ ЭЛИТА ВОСПИТЫВАЛАСЬ КАК ОККУПАЦИОННАЯ АДМИНИСТРАЦИЯ

Михаил ЛеонтьевМихаил Леонтьев

Гость в студии — политолог Михаил Леонтьев. Ведущие "Вестей ФМ" — Дмитрий Куликов, Анна Шафран

Леонтьев: Мы исходим из реальных интересов бизнес-партнёра. А Европа не субъектна, и когда наступают политические ограничения, то никакие бизнес-интересы не действуют и действовать не будут.

Куликов: Ты иллюстрируешь сейчас глобальную ошибку марксизма, когда Маркс говорил про то, что экономика есть первичная основа всего.

Леонтьев: Нет, она, может быть, и первичная основа, но для этого ты должен быть субъектом. Не может быть экономики без политической субъектности.

Куликов: Правильно, оказывается, что власть — более важна.

Леонтьев: Так нет, более мощный экономический и политический субъект навязывает тебе, в том числе и свои экономические интересы. То есть в данном случае политика является и способом продвижения экономических интересов. Мы прекрасно понимаем, что всё, что происходило вокруг Украины, соответствует американским конкурентным интересам в отношении Европы. Соответствует. Потому что Европа лишается всех шансов в победе в трансатлантической конкуренции. А реальным конкурентом Соединённых Штатов является не Китай — конечно, если мы будем говорить о производстве продукции с максимальной добавленной стоимостью…

Куликов: Могла бы быть Европа. Могла бы.

Леонтьев: Могла бы быть Европа. Так она несколько раз и собиралась им быть. Потому что если взять просто те деньги, посчитать, которые были вложены немцами в интеграцию с Восточной Европой, закопанные, и если взять и подумать, что эти деньги были бы использованы для модернизации немецкой экономики, просто трудно себе представить, что бы это такое было.

Куликов: А ты думаешь, немцы это по своей воле делали? Они что, не понимали, что Прибалтика и Польша – это засадный полк американский во всём этом Евросоюзе?

Леонтьев: Их никто не спрашивал.

Куликов: А, никто не спрашивал! Я вот и хотел, чтобы ты уточнил.

Леонтьев: Немецкая элита – это оккупационная администрация. Их никто не спрашивает.

Шафран: То есть они не добровольно отказались от?..

Леонтьев: В рамках своих задач, в рамках предоставленных полномочий они действуют очень мощно. Яркий пример – Греция.

Куликов: Орднунг. Порядок, техника, конечно.

Леонтьев: Как Греция была… Вопреки, кстати, американской позиции. Вопреки. Потому что это, ребята, не троньте, это наше. Это наша зона ответственности, я тут председатель совета отряда, и вот, товарищ директор школы, не фига мне, я своих пионеров сам буду строить. Да? Это мои пионеры. И пионеров отстроили так, что всем ребятам пример.

Куликов: Да, пузыри пошли от Греции. Не видим даже их.

Шафран: А чего так продавили с трансатлантическим торговым партнёрством? Не хотели же европейцы.

Леонтьев: А что, разве продавили?

Шафран: Вроде как продавили.

Куликов: Всё идёт к этому. А что?

Леонтьев: Идёт. Вот к этому делу есть в Европе очень серьёзная оппозиция, не маргинальная, внутри европейского истэблишмента. Не знаю, как это дальше пойдёт. Тем более, что Украина затихла, пугать Украиной уже сложно, все устали. И война, в общем-то, на сегодняшний момент закончилась, хорошо или плохо.

ПОДЕЛИТЬСЯ
Михаил Леонтьев
Леонтьев Михаил Владимирович (р. 1958) – русский журналист, публицист, создатель медийных проектов, ведущий политико-экономический обозреватель Первого канала. Руководитель телепрограммы «Однако» и одноименного общественно-политического журнала. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...