СБЕРЕЖЕНИЯ, ИНФЛЯЦИЯ И ОШИБКА ГАЙДАРА

Михаил ХазинМихаил Хазин

Это понятно, поскольку в денежном обращении у нас мало кто что понимает (да и вообще, в экономическом "мэйнстриме" эта тема не очень обсуждается), но здесь, все-таки, уж очень сильно все упрощено. До идиотизма.

Никто и не спорит, что Гайдар тоже ничего не понимал в денежном обращении и кроме "формулы Фишера" ни о чем в жизни не слышал. Формула, конечно, вещь хорошая, но к реальности никакого отношения не имеет. И потому, что в ней нет смысла, ибо не существует независимого метода расчета "скорости обращения денег", и потому, что структура денежной массы сложная, и потому, что хозяйственная деятельность (издержки) много еще от чего зависят. В качестве примера можно привести США 2008-14 годов, когда значительная эмиссия не привела к инфляции (поскольку за рост инфляции "отвечает" расширенная денежная масса, а в США в это время рост денежной базы, наличных долларов, с 0.8 трлн до 3.3 трлн сопровождался падением кредитного мультипликатора в той же пропорции — с 17 до, примерно, 4, расширенная денежная масса росла при этом незначительно).

А можно — Россию 90-х годов, когда сокращение денежной массы вызывало рост инфляции (см. http://khazin.ru/khs/hs_86492), только не монетарной инфляции, а инфляции издержек.

Далее. Сбережения, сами по себе, вещь сложная. Дело в том, что у домохозяйств есть расходы и доходы. Расходы делятся на несколько групп: текущие расходы, выплаты по ранее взятым кредитам и сбережения. Доходы, соответственно, бывают реально располагаемые (то есть регулярные), кредиты (за которые потому нужно платить) и доходы от ранее сделанных сбережений (которые иногда включают в реально располагаемые). Так вот, фокус в том, что ВВП определяется, по большей части, по текущим расходам домохозяйств. И если при прочих равных условиях сбережения вырастут, то это значит снижение текущих расходов, то есть — падение ВВП. А этого никто не хочет. Поэтому в США стараются стимулировать рост расходов (в том числе за счет роста кредитной нагрузки), но не стимулировать сбережения.

Кстати, именно из-за этого эффекта так важна кривая распределения богатства. Чем богаче человек, тем выше у него сбережения, а значит — меньше ВВП. Очень важный фактор.

Так вот, если вернуться к нам, то главная проблема — не количество сбережений, а их эффективность с точки зрения национальной экономики. То же касается расходов, кстати. Если все расходы — на покупку импорта, то экономике от этого ни жарко, ни холодно, хотя и они приводят к росту ВВП, хотя бы за счет доходов посредников. Если, конечно, они отечественные, что у нас наблюдается далеко не всегда. Сбережения должны попадать в качестве инвестиций в реальный сектор, иначе толку от них — чуть.

Так что главное в проблеме — не сбережения, а механизм их перевода во внутренние инвестиции, А он у нас вообще не работает. И по причине высоких ставок, и по причине оттока капитала, да и много еще почему. В частности, ставки в банках настолько велики, что "отбить" их они могут только за счет спекулятивных операций — чем стимулируют инфляцию и не дают снижать ставки кредита. То есть снова запрещают инвестиции.

Так что сбережения, конечно, вещь хорошая, но главный у нас на сегодня вопрос — как превратить их в инвестиции в реальном секторе российской экономики. Это и есть главная задача на сегодня, без нее все бессмысленно.

Михаил Хазин
Михаил Леонидович Хазин (род. 1962) — российский экономист, публицист, теле- и радиоведущий. Президент компании экспертного консультирования «Неокон». В 1997-98 гг. замначальника экономического управления Президента РФ. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...
comments powered by HyperComments