ЗА БОЛЬШИМ СПОРТОМ СТОИТ БОЛЬШАЯ ПОЛИТИКА

Михаил ЛеонтьевМихаил Леонтьев

То, что российские атлеты — персона нон грата, обсуждается не только в спортивном мире. Разговоры о том, что за большим спортом стоит большая политика, начались практически сразу же после заявления чиновников.

Нельзя не согласиться с коллегами относительно допингового скандала. Очевидно, что все это не имеет никакого касательства к спорту, к самоотверженной борьбе за "фейер плей" — "чистую игру". Это — чистая политика, точнее грязная политика. Однако, здравствуйте!

Пиар-возня с использованием крупнейших спортивных событий и институтов опирается на давнюю традицию. В качестве прелюдии к нынешним кампаниям можно вспомнить попытки изгадить Олимпиаду в Сочи, а до этого, кстати, и в Пекине, когда совершенно чудесным образом на олимпийский праздник совершенно случайно пришлись организованные американцами политические авантюры: грузинская война и украинский путч. Политическим близнецом легкоатлетического допинг-скандала был недавний разгром ФИФА и ее бессменного главы Йозефа Блаттера, прозрачной целью которого является дискредитация и в идеале срыв мирового чемпионата по футболу в России в 2018-м.

Американцы открыто выступали мотором зачистки ФИФА. Казалось бы, какое дело американцам до нашего футбола, соккера, который в Америке вообще экзотика?! Смысл в том, что футбол вообще и чемпионат мира в частности является самым масштабным и резонансным шоу в мире. Покруче Олимпиады. И такую площадку отдать до печенок доставшему Путину?!

"В прошлом году, когда мы вместе с союзниками занимались тяжким трудом наложения санкций, когда мы усиливали свое присутствие в пограничных государствах, нам предлагали считать агрессию мистера Путина как мастерскую демонстрацию стратегии и силы. Это то, что я слышал от некоторых парней", — заявил Барак Обама.

Восприятие нынешней американской администрацией Путина носит черты болезненно-личные и становится идеей фикс американской политики. В жертву этой политике, только ради того, чтобы любой ценой напакостить Путину и России, приносятся самые серьезные международные институты. Та же ФИФА, при всех претензиях к ней, обладавшая колоссальным влиянием, миллиардными бюджетами, вносившая огромный вклад в развитие футбола по всему миру, по мнению специалистов, после американской зачистки уже никогда не сможет играть прежнюю роль.

Что там спорт?! Прикладными инструментами для сведения счетов с Россией становятся мощнейшие международные структуры, служившие верой и правдой Соединенным Штатам. Вспомним несчастный гаагский арбитраж, использованный в деле ЮКОС.

"В 2005 году, начиная процесс в третейском суде, акционеры ЮКОСа вряд ли могли вообразить и то, что однажды им присудят 50 млрд. долларов компенсации, и то, что постановление будет принято в лихорадочной атмосфере, которая сложилась в отношении России и Запада сегодня", — констатировала "Файненшл Таймс".

Напомним, третейский суд в Гааге по уму непостижимой логике, на основании Энергетической хартии, присоединиться к которой Россия отказалась, признал банальных отечественных жуликов иностранными инвесторами, пострадавшими от действий российской власти, и присудил им фантастическую компенсацию, вдвое превышающую капитализацию тогдашнего ЮКОСа.

Из фильма "Принц и нищий":

"Королевская печать… Может, это такая большая тяжелая штука. Я нашел ее в трубе камина. Я колол ею орехи".

Использование третейского арбитражного суда, как политического карательного инструмента, практически уничтожило его как суд. То есть использовать его как суд невозможно. Дальше — больше. Международный валютный фонд — мощнейший инструмент американского влияния, финансово-экономического диктата. Сегодня его курочат с единственной целью — дать возможность Украине не возвращать кредит России. При этом разрушается базовый принцип, обеспечивавший эффективность его деятельности: страна, кидающая кредиторов, не может рассчитывать на программу помощи Фонда.

Далее — ОПЕК, впервые в своей истории отказавшийся контролировать добычу при обвальном снижении цен на нефть. Разговоры о том, что саудовские шейхи решили подавить американскую сланцевую революцию, оставим "юным пионэрам". Решение о самоубийстве ОПЕК с единственной целью — посадить Россию на кол низких цен на нефть — принималось уж точно в Вашингтоне, а не в Эр-Риаде.

Мощнейшие рабочие международные институты в логике антироссийской паранойи превращаются в одноразовые инструменты, после чего их остается только выбросить, как использованный презерватив. И, наконец, самый мощный инструмент американского управления миром — это Евросоюз, который одноразово изнасиловали ради введения антироссийских санкций.

"Это правда, они не хотели так поступать. Но, опять же, дело в лидерстве США и президента США, который настаивал. Он вынужден был даже ставить в неловкое положение Европу, чтобы она взяла на себя риски экономического ущерба и заставила Россию заплатить", — заявил вице-президент США Джо Байден.

Чудесненько. Только после этого это уже не евро и не союз. И никакой возможности использовать его в этом качестве больше нет. И, кстати, все это имеет некоторое отношение к ночной бойне в Париже, организованной людьми, которых американцы и их союзники тщательно выхаживали для своих нужд.

В 2000 году профессор Чалмерс Джонсон выпустил книгу "Отдача: цена и последствия американского империализма". Эта книга, которую первоначально успешно игнорировали, сделалась бестселлером через год после 11 сентября.

Из книги: "Отдача — это означает, что нация пожинает посеянное, даже когда она не вполне знает или понимает, что именно она посеяла. Со всем своим богатством и могуществом США будут получать в обозримом будущем все ожидаемые формы отдачи, особенно террористические атаки против американцев, служащих или не служащих в армии, повсеместно в мире и в Соединенных Штатах".

Из фильма "Волшебная лампа Алладина":

— Великодушно прости, но я должен тебя убить!

— Убей.

— Я твой друг, но я раб лампы.

— Конечно.

— Я раб лампы, но я твой друг.

— Так раб или друг?

ПОДЕЛИТЬСЯ
Михаил Леонтьев
Леонтьев Михаил Владимирович (р. 1958) – русский журналист, публицист, создатель медийных проектов, ведущий политико-экономический обозреватель Первого канала. Руководитель телепрограммы «Однако» и одноименного общественно-политического журнала. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...