Проверки на европейских дорогах — уже реальность

Михаил ЛеонтьевМихаил Леонтьев

То есть теперь между странами единого дома стоят кордоны — но, судя по сообщениям, попытавшихся проехать, сделать это можно и без проверки. И эти патрули, и продленное на 3 месяца чрезвычайное положение во Франции, и заявления спецслужб Испании о том, что террористические гнезда нашлись и в Мадриде — и координировались они из Брюсселя. Все это — повод задуматься — что будет с единой Европой, если даже выросших там и находившихся под полицейским надзором террористов остановить не удалось.

Ведь в ЕС продолжают прибывать и прибывать со всего Ближнего востока — практически бесконтрольно. Ведь любые меры ужесточения вызывают обвинения в строительстве полицейского государства и отказе от европейских ценностей.

Михаил Леонтьев попытался разобраться — можно ли Европе сохранить то, за что граждане боролись веками — свободу, равенство, братство, толерантность, — и одновременно обеспечить этим гражданам безопасность.

Еще пару месяцев назад Ангела Меркель, которую прозвали матерью беженцев, позировала с ними в Берлине и лоббировала квоты для их размещения по Европе. После парижских терактов мигранты с Ближнего Востока превратились в общеевропейское пугало, а единое шенгенское пространство распадается на глазах. Однако, здравствуйте!

Лозунг — "В Европе нет места разделительным стенам" сменился в буквальном смысле строительством стен. Первой стену на границе начала выстраивать Венгрия, за ней последовала Хорватия, Словения, Румыния, Болгария. "Мы не можем подставить свои страны под чудовищный прессинг миллионов новых беженцев", — заявил болгарский премьер Борисов. "Временный" пограничный контроль ввели Австрия и Германия. Депутаты немецкого Бундестага от правящей партии лоббируют строительство стены, наподобие Берлинской. После парижских терактов пограничный контроль в шенгенской зоне восстанавливается практически повсеместно. "План Юнкера" по размещению всего 120 тысяч беженцев, принятый в сентябре вопреки сопротивлению четырех стран, срывается. Как заявил польский министр по делам ЕС Шиманский: "В ситуации трагических событий в Париже Польша не видит политических возможностей исполнения решения о принятии беженцев".

Теракты в Париже как бы наложились на миграционный кризис, когда европейские страны буквально перепихивали друг другу набегающих мигрантов. Помните каплю никотина, которая убивает лошадь, а хомяка просто разрывает на части? Европейского хомяка капля терроризма просто разрывает на части. Олланд произнес слово "война". Война — это то, что должно объединять и сплачивать страну. Нет такой страны "Европа". Еще раз напомним, что сказал Джордж Фридман, основатель "Стратфора".

"В 2008 я написал, что ЕС является нежизнеспособным. Евросоюз — это юридическое образование. Хороший бизнес — давай богатей, откоси от армии.. А кто умрет за ЕС? Кто отдаст жизнь за нечто, что обещает процветание и мир?" – сказал Джордж Фридман.

Тьерри Мейсан, французский аналитики и востоковед, указывает на то, что кризис "беженцев" -это искусственно сформированная конструкция, которая , во-первых, не имеет прямого отношения к войне в Сирии. Сирийцев среди мигрантов максимум 20-23%. Да и масштабы миграции не являются беспрецедентными для Европы. Беспрецедентным, скорее, является медийная реакция, обеспеченная агрессивной картинкой их физического продвижения. Можно сказать, индикатор кризиса Европы — не поток беженцев, а европейская реакция на него.

"Европа сейчас на грани банкротства. Ясно, что она не сможет интегрировать столько людей, сколько сейчас и сколько еще приедет. Даже если они выстроят стену на границе и перестанут пускать новых беженцев, семьи уже приехавших все равно приедут. И ясно, что ЕС утратил смысл своего существования — идею свободного передвижения между странами. Остался у него только общий рынок. Как политический игрок ЕС теперь фактически отсутствует, он стал бюрократической машиной, как поздний СССР", — говорит Тьерри Мейсан..

Европейский кризис беженцев часто сравнивают с нашими российскими проблемами. России так же сталкивается с проблемами массовой миграции. Что касается собственно беженцев — здесь есть прямой аналог — миллион двести — это непосредственно беженцы с Юго-Востока Украины.

"Для решения проблемы, связанной с беженцами, с массовым наплывом этой категории, необходимо решение, я бы сказал, пяти задач. Прежде всего, это автоматизированный учет тех лиц, которые прибывают. Во-вторых, это крайне оперативное распределение из приграничных зон этой категории по всей территории, страны или объединения стран. Третья позиция — это действие всех административно-территориальных образований в едином замысле, в едином ключе по единым правилам. Четвертое — это максимально оперативная компенсация затрат вот этим административно-территориальным объединением из центра. Ну, и последнее — это единое законодательство, возможность оперативно подготовить акты нормативно-правовые, которые регулируют вот эти сложные явления и позволяют выйти из них с минимальными потерями", — считает Руководитель Федеральной миграционной службы России Константин Ромодановский.

Вот ровно ничего из этого Европа сделать не может. Они даже фальшивые сирийские паспорта не могут проверить, которые в Ливане продаются по 50 долларов, потому что закрыли посольства в Сирии.

"У нас работает центральный банк данных по учету иностранных граждан, где есть досье на каждого иностранного гражданина, прибывшего в Россию. И, безусловно, он действует в автоматизированном режиме, позволяет нам отслеживать, позволяет нам вести аналитическую работу, делать определенные выводы и контролировать в определенной степени и перемещения людей, и контролировать ситуацию", — говорит Константин Ромодановский.

И, наконец, Европа привлекает мигрантов социальными пособиями, чего никак нельзя сказать о России. Миграция в Россию, по определению, "чисто трудовая". Что касается борьбы с террором, то тут различия еще очевидней. Невозможно, например, предлагать военный союз и продлевать санкции против союзников.

"Франция решила присоединиться к российской операции в Сирии, но вопреки видимости, ее правительство не сменило политическую позицию по Сирии. Сейчас ИГИЛ стал приоритетным врагом, а затем Франция снова вернется к идее свержения правительства Сирии. Франция добивается от других стран ЕС военной помощи против джихадистов, все согласны, но никто не знает, с чем именно", — сказал Тьерри Мейсан.

"Все согласны, но никто не знает, с чем именно". Это эпитафия европейской политике. Нил Фергюсон, популярнейший историк, после парижских терактов предсказывает современной Европе судьбу Римской империи времен упадка.

"Как Римская империя в начале пятого века, Европа позволила разрушиться своей линии обороны. При росте ее богатства, ее военная мощь съежилась, а с ней и уверенность в своих силах. В своих торговых центрах и на своих стадионах она взрастила декаданс. И в то же время она распахнула ворота для чужаков, жаждущих ее богатств, но не отвергающих веру своих предков", — говорит он.

"Люди из НАТО, вы бомбите стену, не пропускавшую поток африканской миграции в Европу, стену, останавливавшую террористов „Аль-Каиды". Этой стеной была Ливия. Вы разрушили ее. Вы — идиоты. За тысячи мигрантов из Африки, за поддержку „Аль-Каиды" гореть вам в аду. И так оно будет" — сказал Муаммар Каддафи 30 апреля 2011 года — за полгода до убийства.

"Бедный, бедный Париж. Он убил мое чувство самоуспокоения"… "Я утверждаю, что вот так происходит крушение цивилизаций", — пишет Нил Фергюсон.

Однако, до свидания!

Михаил Леонтьев
Леонтьев Михаил Владимирович (р. 1958) – русский журналист, публицист, создатель медийных проектов, ведущий политико-экономический обозреватель Первого канала. Руководитель телепрограммы «Однако» и одноименного общественно-политического журнала. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...
comments powered by HyperComments