РОССИЯ И «ЗАПАДНИКИ»

От Ельцина до Навального: что дальше?

Доклад группы экспертов

под руководством Александра НАГОРНОГО

ВВЕДЕНИЕ

ГЕНЕЗИС ЛИБЕРАЛЬНОГО «ЗАПАДНИЧЕСТВА» В РОССИИ

ЭВОЛЮЦИЯ

ИТОГИ И ПЕРСПЕКТИВЫ

ВВЕДЕНИЕ

Сегодня Россия стоит перед лицом новой войны — причём не просто войны, а войны «на уничтожение».

Какой будет эта война: Отечественной или Гражданской?

Ответ на данный вопрос во многом определит не только баланс сил и то, где пройдёт линия главного фронта боевых действий, но и самое главное: кто одержит победу и каким станет послевоенный мир.

Сама по себе неизбежность такой войны напрямую вытекает из глобального системного кризиса нынешнего способа человеческого бытия. Причём этот кризис — отнюдь не «сезонная» простуда или аллергия, а смертельно опасный недуг, типа лихорадки Эбола или чумы, лекарство от которого до сих пор не найдено, а принципиальных «стратегий выживания» существует только две.

Первая из них — попытка любой ценой сохранить нынешнюю «цивилизационную модель», в которой на вершине «пищевой цепочки» более пятисот лет, то есть с момента открытия Америки в конце XV века, находится «коллективный Запад», он же — «первый мир». Эта стратегия выживания заключается в уничтожении «лишней» части человечества, находящейся в основном за пределами пресловутого «золотого миллиарда» (хотя и внутри него — тоже, но в меньшей мере). Главным инструментом реализации данной стратегии выступают современные Соединенные Штаты Америки — причем инструментом не только военно-политическим, но и информационно-финансовым, сочетающим функции «глобального банкира» с функциями «глобального пастора» и «глобального шерифа»: они не только устанавливают «правила игры» для всех остальных, но и провозглашают их исключительность и абсолютность, а также следят за исполнением этих правил с «кольтом» в руках. После уничтожения Советского Союза в 1991 году США стали непререкаемым глобальным лидером, а мир — «однополярным» Pax Americana, «империей доллара». Однако ни «золотого века», ни «конца истории» в результате не наступило — наоборот, уже начиная с 1999 года США пришлось взять на вооружение концепцию «управляемого хаоса», фактически развязывая войны и конфликты по всему миру, из двух принципиальных рецептов лидерства выбрав не «развиваться самому», а «опускать других».

Вторая же стратегия выживания заключается в попытке изменить, трансформировать действующую цивилизационную модель человечества, устранив актуальные для неё ресурсные, технологические и прочие ограничения, приведшие к нынешнему глобальному системному кризису. Главная проблема реализации данной стратегии заключается прежде всего в том, что до сих пор отсутствует адекватный проект такой реализации, а потому отсутствует и полноценный её субъект, на роль которого по разным причинам не могут претендовать сегодня ни какое-либо суверенное государство (КНР, РФ etc.), ни какое-либо межгосударственное объединение (ШОС, БРИКС etc.). Отсюда — оборонительный, спорадический, пассивный и, можно сказать, стихийный характер мирового сопротивления агрессивной стратегии «коллективного Запада» во главе с США.

Более того, практически в каждой стране мира, а в нынешней «демократической» России — особенно, существуют немалые силы проамериканской и прозападной ориентации, которые действуют в рамках стратегии «золотого миллиарда», вплоть до фактического развязывания гражданских войн внутри «своих» стран в интересах «глобального лидерства» США.

Самым наглядным и масштабным примером такого рода служит как раз история «перестройки» в Советском Союзе и «рыночно-демократических реформ» в постсоветских государствах, включая Российскую Федерацию. Более того, те «прозападные», компрадорские силы, которые осуществили данные «проекты» в нашей стране, не только продолжают считать себя "элитой" современного российского общества и современного российского государства, но и реально, «по факту», ими управлять. На практике большинство инструментов власти: финансовых, информационных и т.д., — либо напрямую находятся в руках этих сил, либо им в некоторой степени подконтрольны.

В качестве иллюстрации данного тезиса приведём недавнее признание писателя Захара Прилепина: «Сразу несколько ведущих журналов нашей страны — сразу после или еще во время Майдана приостановили своё сотрудничество со мной. Поименно называть их не буду, просто скажу: все издания, где я публиковался. А это большой список. Когда нам рассказывают про гонимых и палимых прогрессистов, я обычно стараюсь молчать. А сегодня что-то не смолчал. Они контролируют столько всего, сколько вам и не снилось, друзья мои. Просто они, к их неудовольствию, не всегда могут позволить себе быть самими собой. Но если им дадут хоть маленький шанс — вы увидите их всех в полной красе и всеоружии. Они сидят и ждут. И копят, солят, перчат, кипятят тяжёлое, надёжное, непобедимое чувство по нашему поводу. Дайте только шанс: выплеснут накопленное прямо на голову. Впрочем, разве мы говорим только о медиа? Полноте. Эти люди сидят в правительстве. Эти люди управляют корпорациями, компаниями, торговыми сетями, холдингами и банками. Они по-прежнему пополняют список самых обеспеченных людей на планете. И работают во всех структурах, даже в армейских. Даже в силовых… Если кто-то впал в иллюзию, что мы взяли у них страну — не смешите… Самые влиятельные и самые богатые люди — это по-прежнему они, а не похожие на нас. А то, что по телевизору заливается соловьём какой-нибудь соловей — так у него тумблер перещёлкнут в одну секунду — и он запоёт такое, что ахнете. Ахнете обязательно».

Причём такая ситуация сохраняется несмотря ни на катастрофические для нашей страны и нашего народа результаты пребывания данных «прозападных» сил у власти, ни на практическое отсутствие их поддержки со стороны российского общества: в пределах максимум 10-15% по данным разных социологических опросов.

Казалось бы, данный феномен должен был стать предметом тщательного исследования со стороны противостоящих «западникам» внутри России политических сил. Но ничего подобного за последнюю четверть века в российском медиа-пространстве обнаружить не удалось. Скорее всего, это связано с отмеченным выше отсутствием «антизападного» проекта и, соответственно, «антизападного» субъекта.

Практически первой и пока единственной попыткой в данном направлении стала предпринятая газетой «Завтра» с начала 2015 года серия публикаций «портретов» наиболее известных представителей «прозападных» политических сил в России. Помимо блестящего цикла Михаила Делягина, который сейчас готовится к изданию отдельной книгой, в эту серию вошли также работы Марины Алексинской, Владимира Бушина и Владислава Шурыгина. Главной идеей этой серии было не столько уже привычное за четверть века обличение тех или иных конкретных фигур, сколько попытка «увидеть за деревьями лес» — то есть понять, что именно объединяет такое множество очень разных по личным характеристикам людей в ту гигантскую деструктивную силу, которая сделала последнюю четверть века «потерянным историческим временем» для России и во многом продолжает определять бытие нашей страны, каковы законы функционирования этой силы, чем обусловлены её победы и можно ли ей успешно противостоять.

Конечно, важными государственными чиновниками, популярными медиа-персонажами и «серыми кардиналами» — «набор» представителей отечественного «прозападничества» отнюдь не исчерпывается. За пределами указанной выше «портретной галереи» оказались и российские «олигархи» (за исключением Михаила Фридмана), и деятели регионального калибра (некоторые из них, как, например, арестованные губернатор Сахалинской области Михаил Хорошавин или глава Республики Коми Вячеслав Гайзер, достойны отдельного «разбора полётов» уж никак не в меньшей степени, чем их коллеги федерального уровня), а также «властители дум и сердец» из мира искусства. Однако нельзя объять необъятное. Да и задачи публицистики достаточно далеки от задач научного исследования. Настоящий доклад, посвященный генезису, эволюции и перспективам «прозападного» сообщества в России, призван если не ликвидировать данные «белые пятна» и «чёрные дыры», то хотя бы в первом приближении обозначить, позиционировать и структурировать их присутствие.

ЛИБЕРАЛЬНОЕ «ЗАПАДНИЧЕСТВО» В РОССИИ. ГЕНЕЗИС.

Разумеется, никакой самостоятельный феномен «западничества», «либерального» или нет, невозможен по определению, поскольку он является всего лишь производной от аргумента — феномена «Запада» как такового. А этот феномен, хотя и уходит корнями сначала в разделение Римской империи на Восточную и Западную, а затем — в религиозно-политическое соперничество Рима и Константинополя, результатом которого стал Великий Раскол 1054 года, крестовые походы на Восток и гибель Византии.

Ставшее популярным в отечественной науке и культуре противопоставление «западника» князя и короля Даниила Романовича Галицкого (1201-1264) «евразийцу» князю Александру Ярославичу Невскому (1221-1263), при всей своей внешней яркости, не отменяет того факта, что до середины XV века Запад как особый цивилизационный феномен отсутствовал напрочь, оставаясь пусть специфической, но всё-таки неотъемлемой частью единого «христианского мира», междоусобицы внутри которого вовсе не носили характера непримиримого межцивилизационного противостояния. Так, например, после знаменитого Ледового побоища (апрель 1242 года) «крыжаки», то есть рыцари Тевтонского ордена, прислали в Новгород к Александру Невскому посольство для заключения мира, условия которого описаны в летописи так: «есмя зашли мечем Псков, Водь, Лугу, Латыголу, и мы ся того всего отступаем, а что есмя изоимали в полон людей ваших (пленных), а теми ся розменим, мы ваших пустим, а вы наших пустите, и псковски полон пустим», — причем заключенный тогда договор не нарушался на протяжении более чем сотни лет: Тевтонский орден «переключился» в своей агрессии на языческую тогда Литву и католическую, единоверную Польшу.

Еще в конце XV века итальянских мастеров (фрягов) пригласили для строительства нового московского Кремля: соборов, дворцов, стен и башен, — причем их было настолько много, что для размещения были отведены специальные населенные пункты, до сих пор сохранившиеся в Подмосковье (Фрязино, Фрязево и т.д.), а итальянское по происхождению слово «артель» прочно закрепилось в русском языке.

После падения Константинополя (1453 год) и начала эпохи Великих географических открытий (булла Romanus Pontifex папы Николая V, 1455 год) «католическая» Западная Европа из мировой периферии стала превращаться в центр цивилизации нового типа. Ключевыми вехами данного процесса были открытия Америки (плавание Колумба, 1492 год) и морского пути в Индию (плавание Васко да Гамы, 1497-1498 годы). В государства нынешней Западной Европы хлынул целый поток богатств, в том числе — золота и серебра, что привело к Реформации и эпохе религиозных войн, которые вполне закончились Английской революцией и Вестфальским миром 1648 года, установившим примат политической власти над религиозной («Чья власть, того и вера»). Одним из косвенных следствий этого процесса стало формирование Российского государства после присоединения Украины в 1654 году — как раз на почве религиозного и языкового единства, противостояния насильственному «вестфальскому» ополячиванию и окатоличиванию православного русскоязычного населения этих земель.

При этом уже со времен Ивана Грозного (вторая половина XVI века) Московское царство оказалось в сфере интересов Англии (плавание Ченслора 1553-1556 годов). В 1587 году английским купцам было предоставлено право беспошлинной торговли на всей территории, подвластной Москве (подчинившей к тому времени Казанское и Астраханское ханства и вышедшей в Сибирь благодаря походам Ермака 1582-1585 годов). Английские купцы и их капиталы сыграли решающую роль как в уничтожении династии Рюриковичей, так и в возвышении Бориса Годунова (родство с правящей династией по женской линии учитывалось тогда только в Англии), в событиях Смутного Времени и в избрании Романовых. Для Англии конца XVI-первой половины XVII веков Московия была де-факто важнейшей сырьевой колонией, которая обеспечивала английский флот пенькой, льном, дёгтем, лесом и т.д. Отсюда же шла — в обмен на золото и серебро — уральская и сибирская пушнина, доходы от продажи которой достигали 80% московского бюджета, что стало главной экономической основой для освоения Сибири и Дальнего Востока.

Впрочем, династия Романовых от союза с Англией достаточно быстро отказалась, оформлением чего стала отмена царем Алексеем Михайловичем торговых привилегий английских купцов в 1649 году, а также решения Церковного собора 1654 года, официально обозначившего претензии «новой России» на самостоятельную роль в мировой политике того времени как центра всего православного мира, «Третьего Рима». В этих условиях Лондон сделал ставку на «ревнителей старой веры», поддержав раскол русской церкви.

Однако усиление глобального лидерства Англии, которая после унии 1707 года превратилась в Великобританию, и Европы в целом обусловило мощный «проевропейский» вектор российской политики, который с максимальной полнотой выразил Петр I и проведенные им после Великого Посольства 1697-1698 годов «петровские реформы», которые позволили России одержать победу в Северной войне и стать одной из ведущих мировых держав XVIII века. «Европеизация» и «западнизация» российского правящего сословия осуществлялась как путем трансформации русских боярско-дворянских кругов, так и включением в них «остзейских немцев» и приглашения десятков тысяч переселенцев из Европы, занимавших многие высшие и средние позиции в управлении государством (с 1721 года — Российская империя).

Парадокс, но усиление «европеизации» российских верхов и модернизация экономики в XVIII—первой половине XIX веков сопровождалось замедлением «европеизации» российских низов, развитием «вторичного» крепостного права и, соответственно, общественной критикой, направленной на преодоление подобного социально-политичсекого отставания. Особенно актуальной эта проблема стала после окончания эпохи «наполеоновских войн», в которых Россия, за исключением краткого отрезка царствования Павла I, выступала в основном как союзница Великобритании. Впрочем, сразу после заключения Венского мира Лондон оказался заинтересован в максимальном ослаблении уже Российской империи.

В истории отечественного революционного движения (по В.И.Ленину: «Декабристы разбудили Герцена, Герцен развернул революционную агитацию. Её подхватили, расширили, укрепили, закалили революционеры-разночинцы, начиная с Чернышевского и кончая героями «Народной воли») «прозападные тенденции» были чрезвычайно сильны и носили в основном «либеральный» характер.

В данной связи необходимо сразу сказать о том, что сам по себе «либерализм» как одно из идейных направлений в истории России во многом был позитивным явлением, связывающим индивидуальные свободы с движением к социально-экономическому прогрессу. "Либерализм" как форма "западничества", как составная часть "линии Петра I", предполагавшей сильную внутреннюю власть и отчётливую внешнюю политику, вовсе не был равнозначен разрушению и тотальному слому российской государственности, подчинению и колониальному рабству у "передовых" западных держав.

Но именно эта линия идейной и политической "смердяковщины" стала доминировать в рамках либерализма накануне Февральской революции 1917 года, когда практически все либералы в условиях Первой мировой войны дружно выступили за уничтожение монархии, а установившийся политический парламентаризм на базе «либеральной» идеологии создал такую анархию и хаос, что само существование России было поставлено под тотальную угрозу. Опять же, парадокс, но самые радикальные и последовательные "прозападно-либеральные" оппоненты царской власти в ходе Октябрьской революции 1917 года и Гражданской войны восстановили все государственнические принципы, все цивилизационные коды Русского мира, что позволило ему в социально-политической форме СССР стать — пусть ненадолго — примером и образцом для всего мира. Но история продолжается, и опыт "советского проекта", в рамках которого была достигнута Победа 1945 года, осуществлен выход в космос и атомная программа, еще не раз будет востребован человечеством.

Очередная деструктивная трансформация отечественного либерализма началась сразу после окончания Второй мировой войны (последним фронтом которой стала Корейская война 1950-1953 гг.) и смерти Сталина. К власти снова прошло "проанглосаксонское", "коминтерновское" крыло высшей партийно-государственной номенклатуры, которое — наряду с "пронемецким" — существовало там давным-давно, еще до революции, до времен Свердлова и Троцкого.

История "партии большевиков" и советского государства с точки зрения взаимодействия и противоборства этих двух "крыльев" до сих пор не написана — возможно, это задача ближайшего будущего. Но вполне очевидно, что после краха Третьего рейха и раздела Германии (за сохранение единства которой, кстати, настойчиво выступал Сталин, но здесь ему, как и по вопросу Израиля, не удалось противостоять совместному натиску Вашингтона, Лондона и отчасти Парижа) "проанглосаксонское" крыло стало доминирующим. Во многом этому поспособствовало и объявление "холодной войны", которое привело к гибели Сталина (фултонская речь Черчилля состоялась ровно за семь лет до 5 марта 1953 года).

Во всяком случае, и Хрущев, и Куусинен, сыгравшие ключевую роль в возвышении Андропова, и сам Андропов ничуть не скрывали своего "американофильства". После ХХ съезда, Карибского кризиса, событий в Новочеркасске и "косыгинских реформ" тезис о "мирном сосуществовании двух социально-политических систем" (для "широких масс" — "лишь бы не было войны!") стал доминирующим принципом внешней политики СССР. Своё логическое завершение это курс на "конвергенцию", нашёл в горбачёвской "перестройке", приведших к уничтожению СССР и превращению его обломков в "сырьевые колонии" крупного транснационального капитала.

Именно это обстоятельство является ключевым для характеристики нынешних «прозападных» сил российского общества, которые на протяжении последних тридцати лет выступали под разными названиями и самоназваниями: «перестройщики», «демократы», «рыночники», «реформаторы», «либералы» «правые силы» (они же — «ельциноиды», «демокрады», «прихватизаторы», «малый народ», «пятая колонна», «креаклы», «либерасты», «либерал-предатели» и так далее).

ЛИБЕРАЛЬНОЕ «ЗАПАДНИЧЕСТВО» В РОССИИ. ЭВОЛЮЦИЯ.

Если обратиться к периоду 1985-1998 годов, отмеченному тремя этапными для интересующих нас прозападных сил событиями, наложившими на них неизгладимые конкретно-исторические черты: началом «перестройки» провалом ГКЧП в августе 1991 года с последующим уничтожением Советского Союза и расстрелом Верховного Совета России в октябре 1993 года, — то «дорожная карта» здесь была простой и понятной: советская социально-экономическая модель признавалась неэффективной вследствие: во-первых, своего централизованного и планового характера; во-вторых, своей изоляции и тотального военно-политического противостояния с «цивилизованным миром»; в-третьих, подавления личной инициативы, личных прав и свобод собственных граждан (пусть даже это права на «сто сортов колбасы в магазине» и на «отдых в Анталии»).

Всё это, согласно «перестроечным», а затем и «рыночно-реформаторским» мифологемам (поскольку причинно-следственные связи в данном случае полностью отсутствовали, что подтверждается, в том числе, и последующим развитием событий), вело к:

— нарастающей отсталости в технологиях производства, в том числе — с экологическими последствиями, представляющими угрозу для всего человечества;

— чрезмерной милитаризации государства и общества, также представляющей угрозу для всего человечества;

— нерациональному использованию сырьевых и трудовых ресурсов общества;

— дефициту предложения товаров и услуг на внутреннем потребительском рынке;

— необоснованному ограничению прав и свобод человека, подавлению его личных способностей и инициативы;

— «номенклатурной», «по блату», системе распределения материальных и нематериальных благ;

— повсеместной деградации этических норм, «жизни по лжи» вследствие расхождения господствующих идеологических догм с реальными интересами человека и общества.

Соответственно, преодолеть всё это предлагалось путём демонтажа всего советского проекта: деидеологизации всех сфер общественной и государственной жизни, децентрализации управления, включая «свободу торговли», приватизации собственности, «открытия» границ и отказа от «красного» советского проекта в целом. Что будет безусловным благом для всех без исключения «россиян».

В предвыборной листовке Б.Н. Ельцина (май 1991 года) можно было прочесть следующее:

«РОССИЯ ОБЯЗАТЕЛЬНО ВОЗРОДИТСЯ!

Для этого есть всё: многонациональный и талантливый народ, громадные природные ресурсы, богатый исторический опыт, духовный потенциал и решительный, пользующийся поддержкой большинства граждан лидер — Борис Николаевич Ельцин.

НАШИ ЦЕЛИ:

УКРЕПЛЕНИЕ СУВЕРЕНИТЕТА РОССИИ — чтобы чернозёмы, лес, нефть, алмазы — всё, чем богата российская земля, использовались рачительно, в интересах россиян, чтобы защитить права и интересы граждан России.

УКРЕПЛЕНИЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ — чтобы народы России строили свою жизнь без принуждения, не по указке сверху, жили в мире и согласии.

УСИЛЕНИЕ ГАРАНТИЙ ПРАВ КАЖДОМУ ГРАЖДАНИНУ — чтобы суд, милиция или военкомат, все государственные институты строго подчинялись только закону, который защищает человека от любого произвола — будь то произвол властей или преступных элементов.

ЗЕМЕЛЬНАЯ РЕФОРМА — чтобы дать возможность каждому желающему возделывать землю, чтобы возродилось российское крестьянство, чтобы на селе свободно развивались все эффективные формы хозяйствования.

РЕФОРМА СОБСТВЕННОСТИ — чтобы никто и никогда больше не отнял нажитое праведным трудом.

ВОЗРОЖДЕНИЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА — чтобы дать людям равные возможности проявить себя в деле, раскрепостить инициативу. Пусть подвигает людей к труду стремление улучшить свою жизнь и этим обеспечить процветание России.

ЭФФЕКТИВНАЯ НАЛОГОВАЯ ПОЛИТИКА — чтобы возродить у людей желание работать по-настоящему, чтобы обеспечить им достойный уровень жизни и помочь тем, кто трудиться не может.

ПОДДЕРЖКА ВЕТЕРАНОВ — чтобы пенсии не становились подаянием, а гарантировали достойный уровень жизни, чтобы любой заработок ветерана не влиял на размер получаемой им пенсии.

ВОЗРОЖДЕНИЕ КУЛЬТУРЫ — что6ы восстановить многообразие национальных культур народов, вернуть на Родину культурные ценности, созданные соотечественниками за рубежом, возродить российскую интеллигенцию.

ВСЕМЕРНОЕ СТИМУЛИРОВАНИЕ НАУКИ — чтобы обеспечить твердые гарантии, свободы научного творчества, восстановить в правах интеллектуальную собственность, возродить престиж учёного и российской науки.

ГОСУДАРСТВЕННАЯ МОЛОДЁЖНАЯ ПОЛИТИКА — чтобы создать достойные условия для инициативы и творчества молодого поколения, устранить все формы дискриминации молодёжи, обеспечить социальную и правовую защиту учащихся, студентам, молодым семьям, молодым людям в военной форме — словом, всем, кто в ней нуждается.

Б.Ельцин убеждён: сегодня самое важное — объединиться, чтобы программа выхода из кризиса и возрождения России, выработанная на съездах народных депутатов РСФСР и сессиях Верховного Совета РСФСР, дала практические результаты. Каждый человек должен жить и работать свободно. Тогда богатым и щедрым станет наш народ, будет много хлеба, вернётся сострадание к ближнему. Тогда возродится гордость граждан России за своё государство и уважение к нему иностранцев.

В России должна быть сильная и справедливая президентская власть, быстро и без болтовни проводящая в жизнь законы, принятые в интересах россиян. Её сила — не в политических махинациях, а в доверии народа.

НАРОДНОГО ДЕПУТАТА — В НАРОДНЫЕ ПРЕЗИДЕНТЫ».

Сейчас над этим текстом, уже зная, что именно происходило впоследствии, можно смеяться или плакать, можно вспоминать слова Бисмарка, что никогда столько не лгут, как во время войны, после охоты и перед выборами. Но здесь важно не это, а начальный «мессидж» интересующей нас общности: народ — все граждане России, собственность — «по труду», свобода, процветание, прогресс… Счастье для всех и даром: только признайте себя «россиянами», гражданами России, выберите себе — уже в этом качестве — собственного политического лидера, откажитесь от советской идентичности и советского проекта, реализация которого привела к кризису (и к Горбачёву). Кстати, в единственных публичных дебатах с участием Б.Н.Ельцина, которые прошли на французском телевидении 9 марта 1990 года, где его оппонентом выступал Александр Зиновьев, между ведущим Бернаром Пиво и будущим «всенародноизбранным» произошёл следующий показательный диалог:

«Ведущий: Да, я просто хотел бы задать прямой вопрос – хо тите ли вы , господин Ельцин, заме нить Горбачева и стать номером первым в Советском Союзе?

Б. Ельцин: Нет.

Ведущий: Почему?

Б. Ельцин (улыбаясь): Потому что будущее — за Россией».

То есть действия Ельцина были не спонтанными, а входили в уже определенную программу разрушения и уничтожения СССР с участием значительной части советской партийно-государственной номенклатуры.

12 июня 1991 года за кандидатуру Ельцина на должность президента России проголосовало более 45,5 млн. избирателей РСФСР, или 57,3% пришедших на выборные участки. Еще раз отметим: в тот период данная общность позиционировала себя как коллективного представителя «всенародности» и «народовластия», а её самоназванием было не что-либо еще, а исключительно «демократы».

Кстати, аналогичные процессы шли и в других союзных и даже автономных республиках — только с «национальным» колоритом «титульных» этносов. Там «демократия» была не «всеобщей», а «национальной»: «Латвия для латышей», «Молдавия для молдван», «Азербайджан для азербайджанцев», «Чечня для чеченцев» и т. д.

Однако начатые новым «демократическим» правительством России во главе с Ельциным — якобы в интересах всего российского народа — социально-экономические «реформы» очень быстро, практически моментально, провели раздел между имущим меньшинством («новые русские») и неимущим большинством («совки»), что привело сначала к политическому кризису 1993 года, а затем — и к двум «чеченским войнам». Однако главными получателями выгод от российских «реформ» были не столько «новые русские», включая олигархов, сколько крупнейшие транснациональные корпорации (ТНК), получившие возможность дополнительно грабить и «постсоветское пространство», и весь мир, в котором отсутствовал фактор СССР как противостоящей блоку западных государств во главе с США и умеряющей его аппетиты военно-политической силы.

Именно этим ТНК, крупному транснациональному капиталу и было, в первую очередь, выгодно уничтожение Советского Союза, а затем — всемерное ослабление России через внутренние конфликты. Впрочем, не только России — те же процессы мы можем наблюдать сегодня и на Балканах, и на Большом Ближнем Востоке, и на Украине, которая буквально на наших глазах превращается в грандиозную «стиральную машину» для отмывки триллионов долларов…

Поэтому сравним с ельцинской листовкой 1991 года печально знаменитое «Письмо 42-х», опубликованное газетой «Известия» 5 октября 1993 года и ставшее известным под «вольтеровским» названием «Раздавите гадину!».

«Нет ни желания, ни необходимости подробно комментировать то, что случилось в Москве 3 октября. Произошло то, что не могло не произойти из-за наших с вами бес

ПОДЕЛИТЬСЯ
Александр Нагорный
Нагорный Александр Алексеевич (р. 1947) ‑ видный отечественный политолог и публицист, один из ведущих экспертов по проблемам современных международных отношений и политической динамике в странах с переходной экономикой. . Вице-президент Ассоциации политических экспертов и консультантов. Заместитель главного редактора газеты «Завтра». Постоянный член и заместитель председателя Изборского клуба. Подробнее...