ТО, ЧТО СМОГ СДЕЛАТЬ НАШ ЛЁТЧИК – ЭТО ПОДВИГ

Владислав ШурыгинВладислав Шурыгин

Военный эксперт и журналист газеты "Завтра" прокомментировал ситуацию с российским летчиком, катапультировавшим из Су-24, который был сбит турецкими ВВС в небе над Сирией.

«Российский истребитель-бомбардировщик выполнял вираж вдоль границы Сирии и Турции, находясь в воздушном пространстве Сирии в трёх километрах от границы. И с расстояния четырёх километров, под ракурсом в три четверти наш Су-24 был сбит в заднюю полусферу ракетой с ИКГСН "Сайдвиндер", при этом пуск ракеты осуществлялся фактически над границей Турции и Сирии, после чего турецкий F-16 вторгся в воздушное пространство Сирии минимум на четыре километра. Ракета попала в двигатель, оба лётчика катапультировались», — пишет в своем ЖЖ Шурыгин.

«Командир экипажа подполковник Олег Пешков был расстрелян исламистами в воздухе и приземлился уже мёртвым. Его тело было обнаружено и захвачено боевиками. Лётчик-штурман капитан Константин Мурахтин уцелел и смог успешно приземлиться. Приземление произошло на лесной склон горы. Это дало ему небольшую фору, и он смог скрыться с места приземления до подхода группы захвата».

Далее сообщается, что в течение всего дня отряды боевиков прочёсывали район в поисках русского лётчика, но обнаружить его не смогли. Лётчик постоянно перемещался и маскировался. С наступлением темноты лётчик вышел на связь по аварийной радиостанции и дал знать о том, что жив и обозначил место своего нахождения.

«С наступлением темноты в район выдвинулись несколько наших групп спецназа ПСС, а так же сирийский спецназ, действовавший в этом районе. Около двадцати трёх часов лётчик был встречен сирийским спецназом, находившимся в тылу боевиков, и, к двум часам ночи был выведен на территорию контролируемую сирийской армией, а в три часа ночи доставлен на базу Хмеймим. То, что смог сделать наш лётчик – иначе, чем подвигом не назовёшь!», — отмечает эксперт, подчеркивая, что «десять часов уходить от погони — это что-то запредельное».

В завершении Шурыгин поздравил всех, кто причастен к этой операции и назвал ее «настоящая "жемчужина» в короне славы Российской Армии.