Спецназ России в Арктике

Владислав ШурыгинВладислав Шурыгин

Если взглянуть на карту России и найти её географический центр, то, пожалуй, самым близким к этой точке будет город Нижневартовск. Город этот называют «нефтяной столицей России», и он — особый: по разным оценкам, в его окрестностях добывается до 40% российской нефти. А ещё это штаб-квартира уникального объединения арктических исследователей «Северный десант». Слово «десант» здесь не случайный образ. Создал и возглавляет его ветеран-десантник, известный предприниматель, глава корпорации «Славтэк», член Русского географического общества Александр Петерман, и десантная символика, десантный дух буквально пропитывают все элементы и стороны жизни «Северного десанта». За спиной у этой уникальной постоянно действующей арктической экспедиции — многие тысячи километров, пройденных по одному из самых недоступных регионов планеты, русской Арктике, где против человека, кажется, объединились все стихии природы: морозы за сорок градусов, штормовые ветра, отсутствие ориентиров, отсутствие еды и воды, тяжелейший ландшафт. И «проходят» сквозь всё это «северные десантники» не в кабинах специальных арктических вездеходов и не по накатанным дорогам и зимникам, а по снежной целине за рулём мощных снегоходов, открытые снегам и ветрам, по маршрутам первооткрывателей Арктики — фактически, заново открывая для нас Русский Север. В этом году экспедиция планирует пройти по маршруту: посёлок Тазовский — Антипаюта — Гыда — Диксон — мыс Стерлигова — мыс Челюскин — Северная Земля — остров Средний — остров Октябрьской Революции — остров Комсомолец — мыс Арктический — остров Октябрьской Революции — остров Большевик — мыс Челюскин — мыс Стерлигова — Диксон — Гыда — Антипаюта — Тазовский. Настоящий «краткий курс» по истории Русского Севера…
Именно поэтому в февральские дни 2016 года в окрестностях абсолютно «демилитаризованного» Нижневартовска совершенно неожиданно появились крепкие люди в спецназовских зимних камуфляжах. На базе «Северного десанта» прошли сборы элиты частей специального назначения ГРУ, ВДВ и Рязанского десантного училища, в ходе которых команда арктических исследователей, путешественников делилась с офицерами спецназа своим опытом жизни и работы в условиях суровой российской Арктики.

Спецназ в спецусловиях

К сожалению, в последние годы под именем «спецназа» появилось множество непонятных подразделений самых разных ведомств. «Спецназами» обзавелись МВД и УФСИН, СВР и даже налоговая полиция.
Но настоящая элита спецназа — это специально созданные, специально обученные и оснащённые формирования Вооруженных Сил, предназначенные для решения специальных задач в глубоком тылу противника, как в мирное время, так и в военное.
Знаменитый советский «спецназ ГРУ» был предназначен для проведения диверсионных операций на территории других стран или в тылу противника, ведения специальной разведки, проведения контрдиверсионных, контртеррористических и контрпартизанских операций, а также организации партизанского движения в тылу противника.
Звёздный час советского спецназа — Афганистан. К этому времени спецназ ГРУ насчитывал 14 отдельных бригад окружного подчинения, два отдельных учебных полка, отдельные отряды и около 30 отдельных рот. В ходе афганской войны из отдельных батальонов были дополнительно сформированы 15-я и 22-я отдельные бригады СпН, действовавшие на территории Афганистана и ставшие затем гвардейскими. К 1985 году от 75 до 80% боевых операций 40‑й армии проводилось либо силами спецназа ГРУ, либо с его активным участием, при этом силы спецназа составляли всего около 1% от общей численности личного состава армии.
Новой лавровой ветвью в венке славы спецназа стали две чеченские кампании, в ходе которых спецназ ГРУ проявил всю свою выучку, участвуя в большинстве задач, стоящих перед группировками войск. За героизм и мужество, проявленные в ходе контртеррористической операции, 29 бойцов и командиров спецназа были удостоены звания «Герой России». В 90-е годы к спецназу ГРУ добавился ещё и спецназ ВДВ — легендарный 45‑й полк разведки, развёрнутый впоследствии в 45‑ю бригаду спецназа ВДВ…
Выбор места проведения сборов элиты спецназа не случаен. Нигде больше в России не существует подобной уникальной, постоянно действующей арктической экспедиции с более чем семилетним опытом работы в условиях крайнего Севера, причём в условиях полного приближения к реальности. Участники экспедиции неделями двигаются на снегоходах, живут на снегу, отрабатывая самые эффективные способы выживания в самых экстремальных условиях. В ходе экспедиции тестируются снегоходы, сани, навигационные системы, прокладываются новые маршруты. Участники экспедиции испытывают на себе новейшие разработки одежды, снаряжения и питания — насколько они пригодны к использованию в северных широтах? Кроме того, «Северный десант» мониторит информацию о районах загрязнения арктического побережья, требующих очистки от металлолома и бытового мусора. Север — это настоящий экзамен на мужество, на прочность, на человеческие качества. Почти все участники экспедиции — ветераны ВДВ, а один из участников — герой России Ильгизяр Бикташев — самый необычный участник экспедиции. Он воевал в Чечне и потерял там ногу. Но это не помешало ему стать участником экспедиции и пройти её с первого до последнего дня.
…Сборы получились уникальными и совершенно не похожими на привычный для многих армейцев рутинный порядок проведения аналогичных мероприятий. Вместо стандартных групповых лекций по различным темам — фактически непрерывный практический семинар, в ходе которого каждый участник мог не только задавать вопросы, но и тут же, на месте, проверить на себе особенности арктического снаряжения, сесть за руль мощного снегохода «Линкс», поставить на снегу палатку; вместо преподавателей — опытнейшие арктические путешественники, прошедшие по Северу не одну тысячу километров. Как выбрать одежду для действий в Арктике, как разделать северного оленя, как согреваться в лютые морозы, какие материалы и как взаимодействуют с холодом, как передвигаться по снежной целине, какой оптимальный состав группы в Арктике, что можно и что нельзя делать в походе? На все эти вопросы — обстоятельные, неспешные ответы с демонстрацией всего на практике и отработкой всех действий до полного усвоения материала.

Россия прирастать будет Арктикой

Сегодня Арктика всё больше становится зоной пересечения интересов приарктических держав. Огромная кладовая биологических и минеральных ресурсов, уникальный транспортный маршрут, акватория богатейшего по своим рыбным запасам океана. Арктика из мира белого мёртвого безмолвия стала доступной. Это уже не Арктика времён Амундсена, времён собачьих упряжек, лыжных переходов и бесконечно далёкого полюса. Сегодня на Северный полюс можно всего за несколько часов долететь на самолёте, атомные ледоколы возят туда богатых туристов.
Схватки за контроль над этим регионом планеты неизбежны. Они начались ещё в советское время, когда под ледовой шапкой вертелась карусель подводных лодок: ракетоносцев — в поисках удобных для запуска баллистических ракет трещин и проталин и лодок-охотников, выслеживающих ракетоносцы. Над Арктикой пролегали основные маршруты американских ударных воздушных эскадр, которые должны были обрушить груз атомных бомб на советские города, и здесь же, в Арктике, их ждала невидимая, но чрезвычайно чуткая паутина радиолокационных полей, частоколы зенитных ракет и мощные северные перехватчики. Так было во времена «холодной войны». Сегодня здесь опять закручивается вихрь военного противостояния. Западные политики всё чаще говорят, что Россия должна отказаться от Арктики, что наши претензии на арктические пространства неправомерны, что Арктику нужно передать под юрисдикцию неких «международных органов».
В ответ на эти угрозы Россия строит новые ледоколы и суда ледокольного класса, спускает на воду боевые корабли и подводные лодки, наши десантники учатся высаживаться на Северный полюс, на наших полярных островах вновь разворачиваются наши гарнизоны. И армейский спецназ должен быть готов выполнить в этом суровом мире любую поставленную задачу.
…Сумерки. Наступает час спецназа. Все документы, фотографии, блокноты, личные вещи сданы в штаб, убраны там в конверты и закрыты в сейфы. Теперь все они, бойцы группы специального назначения, безымянны. Точнее, имя у них есть, одно на всех — радиопозывной группы. И голос радиста теперь — их голос. Усталый, короткими сообщениями, он будет докладывать о пройденных километрах, точках стояния, местонахождении и маршрутах. О выполнении задач. Об уничтоженных объектах противника, о трофеях и пленных.
Но может так случиться, что именно он, этот голос, еле слышный, мертвеющий, отправит в эфир — сквозь треск помех и автоматных очередей — последнее: «Прощайте, ребята! Нас больше нет».

Спецназ не знает жалости, но и сам её ни у кого не просит.

…Очередная разведгруппа уходила в ночь. Облачённые в белые арктические комбинезоны, какие-то сразу бесформенные, тенеобразные бойцы усаживаются на мощные снегоходы и один за другим растворяются во тьме. Через мгновение лишь затихающий глухой рокот двигателей напоминает о том, что они были тут. Пройдёт пара часов, и метель полностью заметёт неглубокую «ленту» снегоходного следа.
Теперь на много дней они призраки. Они — «полярные волки», и на них будет вестись охота. Их будут разыскивать всеми возможными способами, загонять в засады, обкладывать, травить. Но и они все эти дни будут рваться к цели. Растворяться в лесах, просачиваться сквозь кордоны, охотиться на охотников и приближаться к главной цели рейда — объекту противника. И никаких поблажек никому не будет…
…Сегодня почти все страны, имеющие выход в Арктику, обучают своих солдат действиям в условиях холода. Опытные арктические бойцы есть у Норвегии, Канады, США, Финляндии и Швеции. В России также идёт подготовка «арктических солдат». Действиям в условиях Севера учатся «морпехи» и пограничники. Но прошедшие под Нижневартовском сборы важны тем, что здесь элите спецназа преподавали уроки не просто кратковременного «выживания» в Арктике, ведь именно «кратковременность» — главное уязвимое место действий автономных подразделений. Здесь их учили ЖИЗНИ в Арктике! Ахиллесова пята любой из разведывательных групп нашего вероятного противника — запас ресурсов. Обычно он обеспечивает всего несколько дней активной деятельности. А это значит, что нужно как можно ближе высаживать к объекту атаки своих диверсантов, входить в зону действия ПВО, рисковать быть обнаруженными и уничтоженными. Экспедиции «Северного десанта» — это многие недели, проведённые в Арктике в постоянном движении. Тысячи пройденных километров по сложнейшим ландшафтам — через арктические горы и каньоны, через километры торосов и многометровые трещины во льду, через океанские полыньи. Можно только представить, насколько возрастут возможности нашего спецназа, если он приобретёт такую автономность…

Выжить и победить!

…У бойца спецназа много оружия. От ножа, гранат, бесшумного автомата и пистолета, до радиоуправляемых мин и самых современных приборов наблюдения и прицелов. Но всё же главное его оружие — это выносливость. Потому что работа армейского разведчика совсем не похожа на героические сказки о Рэмбо. Она такая же, как и в былые времена. Разведчики почти не ездят на броне, а тем более — под бронёй, это участь пехоты. Нет у них танков. И даже «вертушки» для них — только средство доставки группы до условной точки. А дальше десятки, а иногда и сотни километров на пределе всех сил. И не по дорогам, а по лесам, по чащобам, по болотам и оврагам. Спецназовец действительно чем-то похож на волка, изображённого на шевроне. Скрытный, дерзкий, осторожный и — беспощадный к противнику.
Снегоходы замаскированы в занесённом снегом распадке. За спиной — несколько сотен километров скрытого выдвижения к цели. Но впереди — самое трудное. Несколько километров нужно будет пройти пешком, не выдав себя ничем.
Снег! Снег! Снег! Кажется, в мире нет больше ничего, кроме снега и холода. Снежная каша вяжет ноги, сковывает движения. Кажется, что не идёшь, а еле-еле плывешь по нему. Зыбкие сугробы по пояс, группа уже второй час пробивается сквозь них. Впереди с хрипом, в поту угрюмо торит путь «вожак» — сейчас это двухметровый пулеметчик. Каждые полчаса «вожаки» меняются, выбившись из сил. Каждый грамм амуниции тянет к земле. Уже нет сил идти, но что-то заставляет и заставляет тебя передвигать ноги. Какая-то запредельная привычка держаться, смотреть на товарища впереди. Он сделал шаг в снежном тоннеле — и ты шагаешь по его следу, мечтая лишь об одном: рухнуть в это белое толокно под ногами…
— Привал! — подаёт голос командир, и почти мгновенно — кто где стоял — бойцы падают в снег.
— Отставить! — безжалостно выдергивает всех обратно командир. — Вас что, не учили, что такое привал? Решетов, Юсупов — в охранение! Остальные к деревьям!
Сам командир, и без того худой, за эти дни совсем усох. Скулы выперли, глаза запали, под ними от недосыпания и переутомления — чёрные круги. Четверть часа пролетели секундой.
— Подъем! — хрипит командир. — Вперед, за мной! — И он, встав во главе группы, начинает торить тропу сквозь сыпучий, глубокий снег…
Вот он объект! Долгожданная цель. В низине, между двух холмов — база противника. Бруски жилых модулей, стоянка техники. Над куполом штаба — частокол антенн и тарелка космической связи. Часовые по периметру, патрули на снегоходах то и дело выезжают на патрулирование, нарезая маршруты вокруг базы. Но группа надёжно укрылась на занесённом снегом склоне распадка, слишком крутом для поездок на снегоходах. Много суток пробирались сюда разведчики. Обходили засады, просачивались сквозь заслоны.
Командир внимательно изучает лагерь в тепловизор. Запоминает, оценивает, прикидывает. Цель группы — штаб и узел связи. Их необходимо уничтожить. По возможности взять карты и документы.
Минутная стрелка наползает на цифру «три». Мешком оседает часовой, даже не успевший осознать собственную «смерть». Серые тени спецназовцев, едва различимые в темноте, скользят по лагерю, занимают позиции для атаки. Валится в снег второй часовой у штабного модуля. И тотчас ко входу устремляются разведчики. Пока двое отволакивают часового за купол штаба и занимают позиции для прикрытия и обороны, остальные, осторожно приоткрыв дверь, проникают внутрь. Спустя несколько минут дверь вновь распахивается, и спецназовцы осторожно выходят на улицу, затем быстро и чётко расходятся по лагерю, минируя жилые модули и расставляя мины-сюрпризы… А через какое-то время, хрипло дыша от бега, спецназовцы собираются вокруг командира на склоне распадка.
— Все на месте? — тоже задыхаясь, спрашивает командир. И убедившись, что группа в сборе, открывает небольшой металлический блок — пульт управления радиовзрывателями. Нажатие кнопки — и над лагерем с пороховым треском взлетают к небу яркие малиновые звёзды сигнальных ракет. Противник условно уничтожен!
Теперь группе предстоит многодневный марш обратно, домой…
…Вот так или примерно так в недалёком будущем будут проходить учения спецназа в Арктике. А пока будущие инструктора по выживанию, командиры групп и отрядов армейского и десантного спецназов постигают на гостеприимной базе «Северного десанта» науку выживания в Арктике. При этом всё оборудование, техника, снаряжение и одежда, которые используются для обучения спецназовцев, были совершенно бесплатно предоставлены корпорацией «Славтэк».
А у основателя и руководителя корпорации Александра Петермана уже созрел в голове план новой экспедиции. В будущем году совместно со штатными группами армейского спецназа совершить переход до Северного полюса, закрепив за русским спецназом звание самого подготовленного и профессионального в мире — настоящей элиты нашей армии, для которой нет невыполнимых задач!

Источник