Cоглашение по Сирии развалится к концу марта

Шамиль СултановШамиль Султанов

Известный политолог о том, чем ещё, кроме внезапного пакта России и США по Сирии обернётся недавний визит Генри Киссенджера к Путину.

Сегодня в полночь вступило в действие соглашение о прекращении огня на территории Сирии. Но мир, установившийся между сотнями сирийских кланов, может легко рухнуть, а Турция и Саудовская Аравия не дадут конфликту стихнуть. Такое мнение высказал в интервью «БИЗНЕС Online» руководитель центра «Россия — исламский мир» Шамиль Султанов. Тем не менее, как он полагает, перемирие необходимо для начала политического урегулирования.

«СИРИЙСКИЕ СПЕЦСЛУЖБЫ РАСКОЛОЛИ РЯДЫ ОППОЗИЦИИ»

— Шамиль Загитович, кто с кем заключил перемирие в Сирии? Не совсем понятен расклад сил, стоящих за «режимом прекращения огня». Или все просто: перемирие заключили между собой Россия, стоящая за Башаром Асадом, и США, покровительствующие Свободной сирийской армии?

— Заметьте, это не соглашение о перемирии или тем более о мирном урегулировании процессов в Сирии, это, подчеркиваю, соглашение о временном прекращении огня. Для того, чтобы добиться минимального доверия между сторонами. Та ожесточенная форма гражданской войны, которая продолжается уже пятый-шестой год на территории Сирийской Республики, не только расколола здешнее общество, но и создала огромный массив недоверия различных группировок и сил друг к другу. Поэтому соглашение, достигнутое Обамой и Путиным в Женеве, — это дважды дипломатический шаг, который ничего не гарантирует.

— Почему не гарантирует?
— Очень много факторов и очень много сил, действующих в Сирии, осталось за скобками. Вы правы: это во многом соглашение между Штатами и Россией. И не только потому, что стороны берут на себя обеспечение договора, а потому, что впервые за четыре года Москва и Вашингтон обязались действовать совместно в плане сирийского урегулирования. Проблем и разногласий очень много, но это шаг в правильном направлении.

Это, конечно, не означает, что теперь все будет хорошо. Лично я уверен, что соглашение развалится уже к концу марта. Но важно намерение. Важно, что региональные силы соглашаются с такой постановкой вопроса. Все понимают, что если не будет политического урегулирования, то война на сирийской территории будет продолжаться еще 10 — 15 лет. Если учесть, что к настоящему времени в Сирии, по приблизительным подсчетам, погибли уже 400 тысяч человек, можно догадаться, к каким жертвам это приведет в дальнейшем. Из 18 миллионов человек, населяющих сегодня страну, республика может потерять почти четверть.

В данном случае Белый дом проявляет даже больше доверия, чем Кремль. Общая позиция Кремля заключается в том, что, если из соглашения выйдет толк, различные силы на Ближнем Востоке тоже будут ориентироваться на перемирие. Американцы в этом не уверены. Значительная часть американской элиты, сосредоточенной вокруг военно-разведывательного истеблишмента, не забывает, что за последние пять лет резко усилились региональные центры на Ближнем Востоке, появилась стратегическая неопределенность. Поэтому соглашение о прекращении огня не гарантирует успеха, но Вашингтон и Москва согласны, что это шаг в правильном направлении.

— В чем на региональном уровне заключается перемирие? Кто с кем конкретно мирится?

— Мириться начали даже целыми деревнями, которые ранее находились по разные стороны фронта. Но формула «Перемирие на местах» — это концепция официального Дамаска. Он пытается заново связать кланы и группировки, расколотые гражданской войной. Но эта стратегия действует только на той территории, где есть контроль Дамаска и где действуют агенты сирийских спецслужб. Это 5 — 7 процентов от общей территории республики. Между прочим, в Сирии до войны была 21 спецслужба. Не знаю, насколько Башару Асаду удалось сохранить это достояние, но определенное количество агентов у него, безусловно, есть. Помните, в декабре-январе множество полевых командиров и рядовых бойцов, воевавших против Асада, вдруг начали переходить на сторону Дамаска? Это были как раз те силы, которые в 2012 — 2013 годах сирийские спецслужбы специально взращивали, чтобы они в дальнейшем раскололи ряды оппозиции.

«АНКАРА И ЭР-РИЯД НЕ МОГУТ ПОЗВОЛИТЬ СЕБЕ ТОТАЛЬНОГО ПОРАЖЕНИЯ В СИРИИ»

— Агенты спецслужб вкупе с успешным наступлением сирийской правительственной армии и создали общее впечатление перелома событий в пользу Асада?

— Все так делают — не только Асад. Агенты обрушили целую лавину перебежчиков, так что правительственная армия за короткое время увеличила свои ряды на 25 — 30 процентов. Конечно, это стало предпосылкой тех военных успехов, которых Дамаск добился, тесня своих противников и на западе, и на юге, и на севере страны. Вот буквально вчера бойцы сирийского спецназа «Тигры» и «Хезболлы» вытеснили ДАИШ (арабское название запрещенной в РФ группировки «ИГИЛ» — прим. ред.) из населенного пункта Расм Аль-Нафаль. Одновременно удалось взять поселок Ханассер, а отсюда уже 60 километров до административного центра Алеппо.

Однако лавинообразный переход на сторону Асада, который был спровоцирован агентами спецслужб, завершился где-то в середине января этого года, началась структуризация.

— А как же Турция и Саудовская Аравия? Разве они могут добровольно выйти из сирийской игры?

— Действительно, ни Анкара, ни Эр-Рияд не могут позволить себе тотального поражения в Сирии. Это просто грозит внутренней дестабилизацией Турции и Саудовской Аравии. Хотя американцы не очень жалуют турецкого президента Реджепа Эрдогана, они не могут допустить дезорганизации главного в этом регионе члена НАТО.

— Кому мы обязаны «мирным соглашением» по Сирии? Путину, Обаме или кому-то третьему?

— Помните приезд в Москву бывшего госсекретаря США Генри Киссинджера 3 февраля этого года? Собственно, я считаю, что именно с сирийской ситуацией и ее возможными драматическими последствиями был связан этот необычный визит. Человеку уже 93-й год, но он почему-то садится в самолет и прилетает в столицу нашей страны, чтобы полтора часа поговорить с президентом России. Зачем ему было совершать такое тяжелое для его возраста путешествие?

— Ради заключения перемирия, свидетелями которого мы сегодня и являемся?

— Да, вы правильно сказали. Я, конечно, на этой встрече не был и сужу только по сделанным впоследствии официальным заявлениям. Но урегулирование в Сирии — это второй момент. Первый момент, который мог обсуждаться с Киссинджером, связан с конфронтацией между Россией и Турцией. Особенно на тот случай, если турецкие войска войдут на ограниченный участок сирийской территории. Судя по тому, как изменилась потом риторика у Сергея Лаврова, переговоры возымели свое действие. Лавров заявил, что надеется: Вашингтон не допустит широкомасштабной интервенции Турции в Сирию. То есть «неширокомасштабная» интервенция возможна. Что было бы, если бы турки, минуя все договоренности на высшем уровне, сами бы вошли в Сирию? Это грозило бы нам Третьей мировой войной. На южной турецкой границе сосредоточено свыше 1200 единиц бронетехники, 70 тысяч бойцов ударной группировки. Что было бы, если бы эта сила хлынула на сирийскую территорию бесконтрольно?

В настоящее время риторика Москвы в отношении Турции вообще стала более сдержанной. После заявления Асада о том, что мы будем воевать до победного конца, люди в Кремле задумались: а будет ли этот конец победным?

«В «СПИСОК ПЕРЕМИРИЯ» ВХОДЯТ ОКОЛО 200 РАЗЛИЧНЫХ ГРУППИРОВОК»

— Какие круги США представляет сегодня Киссинджер? Наверняка не только Обаму…

— Киссинджер, как и Збигнев Бжезинский (хотя они друг друга не переваривают), представляет ядро американской элиты — военно-разведывательное сообщество. Бывший госсекретарь США, который всегда работал с республиканцами, даже теснее связан с упомянутым ядром, чем Бжезинский.

— Какие перспективы у Асада? Кто кроме Сирийской свободной армии включен в список «замирившихся» сторон? ДАИШ и «Джабхат-ан-Нусра» из этого списка по понятным причинам выпали…

— Я думаю, что на этот вопрос не смогли бы ответить даже Керри и Лавров. Полный список находится постоянно в динамике. Изначально в него входило около 200 различных группировок. Есть саудовская версия списка, есть американская.

В любом случае военный конфликт сразу не утихнет. Есть такой исторический закон: если гражданская война продолжалась 5 лет, то потребуется еще 5 лет, чтобы примирить страну, если одна из сторон не добилась тотальной победы. Но даже в этом случае подспудная напряженность будет сохраняться в течение 5 — 7 лет.

— А не получится ли так, что перемирие как раз-таки и помешает тотальной победе армии Башара Асада, которая настолько успешно продвигается по территории страны? Мы это уже проходили в Донбассе…

— Тотальной победы Асада не может быть в принципе. Даже при поддержке ВКС России. И США, если бы изменили свое отношение к действующему президенту Сирии, не смогли бы обеспечить ему 100-процентного успеха.

Источник

ПОДЕЛИТЬСЯ
Шамиль Султанов
Султанов Шамиль Загитович (р. 1952) – российский философ, историк, публицист, общественный и политический деятель. Президент центра стратегических исследований «Россия – исламский мир». Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...