Фальсификаторы статистики

Василий Симчера

(Технология противодействия)

Хотите, чтобы вам верили – извращайте всё и лгите. Хотите, чтобы не поверили – утверждайте истину и говорите, как того требуют в суде – правду, только правду и ничего, кроме правды.             

В прошлой жизни заниматься фальсификацией — это было призвание. Ныне – это целая наука и излюбленная профессия. Профессия не обыкновенной лжи и обмана, но профессия, высшим пилотажем которой сегодня является отрицание правды другой  правдой путём всеобщего её извращения и превращения в свою абсолютную противоположность.

Правдой фальсификации (и далее фальсификации фальсификацией), которая таким образом превращает любую продуцируемую ложь в общепризнанную истину, а любую очевидную истину – в ложь. Технология такой  лжи, которая в наш век обретает силу закона и становится государственной политикой, сегодня  до деталей отработана, а её медиаторы, эти её акторы и бенефициары-выгодополучатели,  благодаря этому  в современном мире стали едва ли не главными его властелинами и пророками. Так обстоит сегодня всё и везде с изумляющими разрывами между словом и делом, подлинным фактом и произвольным мнением о нём, но трижды так (и прежде всего так) в современной статистике – этой первой науке о доказательствах, основанных на правде, только правде и ни на чём ином, кроме святой правды.

Все знают, что в современной статистике (и, к сожалению, далее везде, только в одной статистике) официальные оценки  во многом искажают истинное положение дел, далеко не всегда соответствуют действительности и в своей основной массе не заслуживают доверия. Почему же они тогда (и не только у нас, в одной России)находят поддержку среди большинства людей и десятилетиями не меняют градус одобрительного поведения населения? Напротив, в России мы являемся свидетелями парадоксального феномена: не только любой объективный факт или любое самое справедливое суждение, но и сам их автор, а не откровенная ложь в стране сегодня, как правило, вызывают дикое патриотическое  отторжение и, без суда и следствия, подвергаются оскорбительным осуждениям.
           
И пускай бы такое сочувственное отношение к фальсификации и явному самообману наблюдалось у нашего сомнительного чиновника или жирующего казнокрада и приласканного властями наёмного борзописца, что как бы понятно, но оно сегодня характерно едва ли не для каждого обворованного и нищего жителя страны, что, разумеется, удивительно.
           
Молчаливые наши люди в своей основной массе одурачены зомбированной пропагандой, противопоставить сегодня которой нечего и некому. Здоровая оппозиция и наука, как высший арбитр истины и былая первая законодательная власть, разорены и разгромлены, все их здравые суждения и альтернативные  доказательства утратили силу и стёрты с лица трезвой России. Такое, как известно, характеризует времена тупой реакции и случается обычно накануне крутых социальных перемен и потрясений.
               
Как противодействовать этим едва ли не самым губительным для России процессам? Рецепт, как и диагноз, простой: страну надо лечить и можно вылечить одним: трезвыми оценками и здравым смыслом, основанными на очищении всех её нынешних болезненно великодержавных самомнений и изрядно искажённых оценок от скверны агрессивного обмана, надувательства и фальши. Да, истину и правду в России от неминуемого уничтожения могут спасти (и  при разумном  решении вопроса спасут) трезвые, ничем не обременённые (очищенные  от всякого рода корыстных спекуляций), объективные оценки и не спасут (и никогда не спасали) никакие доморощенные формы лжи и обмана, какими бы они не были изощрёнными и, как  теперь у нас, едва ли не самыми лучшими во всём мире. Вот какие оценки нам бы сегодня помогли и вот как нам сегодня к ним, на взгляд авторов настоящей работы, можно было бы приблизиться.

                                          

***

Если из современных публикаций, включая все официальные статистические  издания, вычеркнуть сомнительные и мнимые цифры, то это не означает, что там останутся одни действительные числа. Скорее всего, если это по- настоящему сделать, там, кроме одних голых слов и названий, ровным счётом не останется ничего. Вот  примеры.

 Фактическая инфляция в России зашкаливает за -25% в год (инфляция у  пенсионеров и бедных – за 35%), тогда как по публикуемым официальным данным, в частности при выплате пенсий, она индексируется  в два, а то и в три раза ниже (в 2014г. – 6%, в 2015г. – 12,9%, в 2016г. – 4%), степень износа (не путать с амортизацией) основных фондов превышает 80% (оценка Росстата – 48,6%),  уровень освоения наличных ресурсов 18%, коэффициент использования освоенных производственных мощностей – 43% (официальная оценка — 75%), доля убыточных предприятий превышает 66% (по оценкам Росстата – 35%), а предприятий с участием иностранного капитала — 70% (по сведениям Росстата – 17,2% в промышленности и 33,6% в торговле), в том числе офшорного – 40%.

В России фиксируются самые высокие в мире отметки расхождений между декларируемыми данными ФТС России и ВТО, которые  превышают 450 млрд. USD в год, в том числе    данными Беларуси и Казахстана (50 млрд. USD). Из-за недостоверного учёта бюджет России в виде не уплаченных пошлин теряет свыше 170 млрд. USD в год – сумму, равную его нынешнему общему объёму. Кратно (на 50 млрд. USD в год) фальсифицируются  оценки оттока капитала  («серый нал», возврат фиктивного НДС; данные Мирового банка). Везде разница фактических значений по сравнению с официальными статистическими  оценками – в 2-3 раза и больше.

Фактические темпы роста ВВП, инвестиций и ряда других ключевых показателей у нас уже целый ряд лет находятся в минусе, прогнозные значения многократно пересматриваются и оказываются ниже фактических, тогда как положение дел, при усиливающейся стагфляции и растущих потерях, на всех властных уровнях расценивается как якобы вполне удовлетворительное.

В стране взяла верх и повсеместно доминирует государственная идеология дезинформации, единственным эффективным орудием борьбы с которой признаётся ещё большая дезинформация. Между тем наша наука, как высшая интеллектуальная власть, призванная давать объективную оценку превратно номинируемым явлениям, занимает в этой борьбе нейтральную позицию и по умолчанию становится соучастницей углубления дезинформации в России. А ведь былая отечественная практика ещё недавно в не менее сложных условиях социально-экономического развития квалифицировала подобные безобразные явления не только как аморальные, но и уголовные.

***

О разрывах между мнимыми и альтернативными или действительными числами, словом и делом, мифами и реальностью, номинирующими в каждом конкретном случае разрывы между материей и сознанием, сущностью и явлением, то есть разрывы между означаемым и означающим или изображением и изображаемым, их природе и последствиях, говорят и пишут давно и много. Не только на большинстве современных каналов российского ТВ и в СМИ, но сегодня и в науке,  изобличая друг друга во лжи и обмане и воюя все против всех, практически только этим и занимаются.

Но какова мера этих разрывов? Как их определять и  преодолевать, какова здесь у человека перспектива получить вразумительные смыслы и предприимчиво воспользоваться ими, не впадая самому в ложь в повседневной жизнедеятельности? Ответов наука до сих пор знает мало или вовсе не знает. И это особенно пагубно сказывается там и тогда, где и когда решения надо принимать, опираясь на точные меры и оценки, а вместо этого они принимаются вслепую, на авось,  ограничиваясь, как правило, куцыми доморощенными данными, а подчас и попросту одними  вымыслами и гаданиями.

С таким превратным пониманием информации мы имеем дело сегодня практически во всех сферах нашей жизни, но наиболее пагубно оно сказывается на социально-экономическом развитии, где разрывы между реальными, альтернативными и мнимыми экономическими оценками (и далее фактическими и критическими их значениями) и, следовательно, между правдой и вымыслами достигают кратных, а во многих случаях — порядковых значений. Анализ причин и путей преодоления этих разрывов представляет предмет многочисленных самостоятельных исследований и в содержательном контексте такой анализ буквально по каждому отдельно взятому наблюдаемому явлению и факту  еще только предстоит осуществить.

Даже великий мыслитель Гегель, рассматривая эти разрывы на уровне своей космической диалектики, жаловался, что ему, на этом самом высоком этаже научного осмысливания окружающего мира, не хватает не только исследовательского инструментария, но и целого множества самых общих терминов и понятий, чтобы хотя бы в самой умозрительной форме, без каких-либо деталей адекватно  представить динамику и структуру этих разрывов в пространстве и времени  и сделать что-то для их преодоления  хотя бы на этом самом общем мировоззренческом уровне.

Почему эти разрывы приковывают к себе  внимание сегодня? По каким мотивам они, несмотря на очевидные факты их перманентного умножения в конкретных условиях места и времени апологетически отрицаются или огульно сглаживаются? Носителями чьих интересов они являются и какие классовые цели преследуют? Очевидно, что ответы на эти классовые вопросы имеют не только чисто умозрительное значение.

В реальном контексте разрывы между (по максимуму) между мнимыми и действительными (и далее по минимуму между мнимыми и альтернативными) социально — экономическими числами, представляющие иное выражение разрывов между правдой и вымыслом – это мера глубины существующего конфликта между народом и обществом, их отдаления друг от друга, своеобразная красная черта  непреодолимого классового расслоения общества, в конце которого всегда и везде его крах,  венчающийся, как правило, установлением диктатуры или, как исключение, мимолётным торжеством народной демократии.

  Конечно, люди не против власти как субстанции мира и порядка, которая способна умело, предприимчиво и оперативно пользоваться цифрами и фактами как убедительными доказательствами правды. Люди против злоупотребления цифрами и фактами, которые во все времена, сколько себя только помнит человечество, начинались и заканчивались их  фальсификациями с подменой правды. Мудрость человеческого бытия, которая всегда в дефиците,  заключается в том, чтобы отличить одно от другого, а трагедия в том, что злоумышленники, преследуя свои корыстные цели, сознательно путают  одно с другим и тем самым  содействуют верховенству  плохого над хорошим: лжи над правдой, эгоизма над альтруизмом, зла над добром и в конечном итоге – фашизма над гуманизмом.

Очевидно, что в условиях продолжающейся веками корыстной подмены реальных событий и фактов вымыслами о них, в том числе слухами и всякого рода оккультными оговорами и страхами, которые, как лёгкая добыча, в отличие от достоверных фактов, распространяются со скоростью молнии, противодействовать мраку эгоизма, лжи и зла, утверждать гуманизм и альтруизм прогрессивному человечеству становится всё труднее. И так будет продолжаться до тех пор, пока мнимым числам, как адептам  тотальной фальши и носителям смуты и зла, не будет указано место на свалке истории.

Как это сделать? Сделать это можно только путём прямого вытеснения мнимых чисел и тотального их замещения адекватными альтернативными действительными числами, позволяющими предсталять и совершенствовать окружающий нас мир  во всей его полноте и достоверности.      И можно ли это сделать здесь и сейчас без изменения самой парадигмы социально-экономического развития современной России?

В контексте поставленных общих вопросов, ответы на которые требуют усилий множества профессиональных ученых, в представляемой работе делается попытка наметить всего лишь целевые смыслы таких ответов, вне контекста которых будущее России конкретно и целостно  представить невозможно.

В настоящей работе, как и во многих других авторских  публикациях на данную тему, речь идет о методах и  примерах получения искомых множеств, насколько возможно, более  достоверных  альтернативных данных, которые по преимуществу ограничены или и вовсе отсутствуют в современной жизни и в массовом порядке    подменяются  всякого рода, как правило, сомнительными и по преимуществу  фальсифицируемыми данными, используемыми власть предержащими в корыстных целях.

В центре представляемого исследования – разработанные автором, взамен  применяемых веками методов экстраполяции и  интерполяции, основанных на элементарных линейных  вычислениях простых и сложных процентов (и далее – процентов на проценты) — нелинейные методы приближённых вычислений, нормативных оценок и эффективно работающие  в условиях   вакуума, неопределённости, асимметрии или неполноты информации (а такие условия характерны практически для всех современных социально экономических ситуаций) — корреляционные алгоритмы электронной импутации (не путать с ампутацией) утерянных, утаиваемых или отсутствующих данных, которые апробированы на примерах построения долговременных исторических рядов и нашли широкое применение в современной практике.

Курьезность  ситуации с правдой и номинирующими её действительными альтернативными числами  заключается в том, что на фоне доминирующих ныне (и не только в России) по преимуществу сомнительных и неправдоподобных, а подчас и фальсифицируемых данных, представляемые нами сами  альтернативные оценки, построенные на доказательствах, основанных на фактах, воспринимаются, как правило, как неправдоподобные и неприемлемые, якобы порочащие авторитет власть предержащих. И поэтому они, а не  их антагонизмы – мнимые числа — нашими СМИ подвергаются обычной  апологетической критике и с порога отвергаются  власть предержащими. Можно ли исправить это пагубное положение, и если можно, то как? Настоящая работа  об этом.

                                  

***

Предложений по противодействию фальсификации данных в России и их  использованию в целях проведения сомнительтных операций много, но все они разрозненные и не дают представления о том, что на самом деле происходит. Привлечь к ответственности виновных лиц за фальсификацию данных и их использование в преступных целях в России  практически  никого невозможно.

Фальсифицировать данные и обманывать выгодно. Но, несмотря на всю не только предосудительность, но и преступность подобного рода деяний,  служивые люди во имя хороршего зароботка и сохранения своего доброго имени, ничего другого, кроме обмана, до сих пор не придумали. Однако обман обману рознь. Обман с умыслом и обман как заблуждение. Обман в форме лжи во имя спасения и злостная ложь в целях мошеннического обогащения — это, как известно, разной тяжести человеческие пороки и недостатки. Однако  самая изощренная разновидность современного обмана – это, по общему мнению, статистика. Люди, как правило, не довольны не столько тем, что плохо живут, люди недовольны тем, что их при этом обманывают. Особое негодование  у людей вызывает публичный обман, совершаемый,  как правило, в массовом порядке, орудием которого как раз и является  статистика.

Статистика, как форма представления объективных доказательств, основанных на цифрах и фактах, которая изменяя своему изначальному призванию на деле сама выступает как  самая распространенная трудно изобличаемая и вместе с тем практически ненаказуемая форма обмана. Именно эта своего рода благопристойная форма обмана пользуется заслуживающей доверия репутацией и получила сегодня наиболее широкое распространение в мире. Именно ее, как якобы наиболее правдиво отображающую факты и вместе с тем массовую форму их циничного искажения используют в повседневной работе все правительства мира. И прежде всего по-видимому именно в результате такого иезуитского изощрения она вызывает тотальное недоверие к нынешним правительствам у всех народов мира, уже давно и глубоко убежденных в том, что чем меньше их в делах и в жизни правительства – тем лучше. Ибо в сознании многих здравомыслящих людей испокон веков известно, что лишь то правительство хорошо, которое правит меньше всего, а еще лучше  и вовсе не правит.

Комиссии и всякие другие образования по борьбе с фальсификацией научных данных, равно как и комиссия по борьбе с фальсификацией качества производимых и потребляемых товаров и услуг, существуют практически во всех странах мира. А вот комиссии по противодействию фальсификации статистических данных до сих пор нет ни в одной стране мира. А ведь большего вреда и ущерба чем ущерб от фальсификации статистических данных в мире не существует ни в одном другом деле. В мире до сих пор нет ни одной государственной статистической службы, которой был бы предъявлен хотя бы один иск к возмещению такого ущерба.

Исключение составляют два уголовных дела, возбужденных против статистиков в России (дела 1937г. и 1996 г.) в результате которых в общей сложности уголовному наказанию были подвергнуты 17 лиц. И это в стране, в которой статистика еще в те годы была одной из наиболее полных и лучших в мире! Что же тогда сегодня творится в статистике России. И главное, быть может, не то, что творится, а то, как исправить тот беспредел, до которого она докатилась сегодня. И, следовательно, как ей вернуть ту высокую репутацию и то доброе имя, которыми она пользовалась в былые годы?

***

Публикуемые в России данные и комментарии к ним, свидетельствуют о неверных (или сознательно сфальсифицированных)  оценках реального положения дел по широкому кругу вопросов. Опора на эти данные при принятии государственных решений дезориентирует население, подрывает доверие к власти и становится главным источником растущего социального напряжения в обществе.

Между тем, без достоверной статистики и в обход правдивых цифр, на одних голых манипуляциях и фальсификациях, народное доверие и поддержку дальше не удержать, ошибки и потери прошлого не исправить, инновационные проекты не запустить, эффективную страну не выстроить.

Так как в нашей стране нет такой статистики, наши официально рапортуемые данные, особенно данные, характеризующие критическое состояние нашего населения и нынешнего социально-экономического развития, подчас в разы отклоняющиеся от реальных значений (табл. 2) или экспертных оценок (табл. 3), зачастую оказываются непригодными для принятия каких-либо вразумительных и ответственных решений и вводят в глубокое заблуждение общественное мнение, за что приходится дорого платить нашему народу.

И не случайно, что ни кто иной, как бывший президент Франции, признавая, что «… мы лжем и приводим неправильные показатели… и граждане имеют основание так думать», призвал двух лауреатов Нобелевской премии, Джозефа Стиглица и Амартию Сена, вместе с большой группой известных французских статистиков разобраться в адекватности и качестве публикуемых во Франции статистических данных и запустить новые подходы к их исчислению, в том числе расчетов ВВП с включением в него показателей благополучия населения.

В 2011 – 2015гг. подобные предложения приняли правительства и официальные лица ряда других стран, в том числе США и стран ЕС,  а также ООН, но не руководство России.

Простая истина заключается в том, что и у нас (и, быть может, прежде всего у нас) требуемой статистики, а вслед за ней и доказательных социально-экономических оценок и знаний нет и не будет, пока ее научная база будет игнорироваться, а Росстат, как государственная служба, обязанный за народные деньги формировать и публиковать надлежащие достоверные данные, будет находиться в узковедомственном подчинении и напрямую контролироваться заинтересованными лицами и  комиссиями, вроде комиссии, созданной Указом Президента РФ 11 июня 2012г. по мониторингу достижения целевых показателей социально-экономического развития России, результаты работы которых по статусу и действующему закону «Об официальном статистическом учете и системе государственной статистики в Российской Федерации» сами подлежат контролю.

Достоверной статистики не будет до тех пор, пока сами чиновники, и тем более, заинтересованные частные компании, вроде Moody’s или S&P, а не суверенные национальные (в мире — международные) статистические советы, состоящие из независимых ученых и специалистов, будут сами оценивать качество собственной работы и решать, правильно или неправильно выстроена та или иная статистическая служба и ее данные. Иначе мы ни у себя, ни во всем мире не избавимся от манипулятивных самооценок,  в разы расходящихся несопоставимых, о подчас и вовсе неверных и лживых данных, которые сегодня на каждом шагу размывают истину и мстят прогрессу и народу.

Изъять статистику из рук бюрократов,  оградить её от фальсификаторов, избавить от холостой работы и поставить на подлинную научную и государственную службы в свое время, начиная с великих ученых М. В. Ломоносова и Д. И.Менделеева и кончая великими преобразователями России, М.М. Сперанским и П. А. Столыпиным, пытались многие, но безрезультатно.  В нашей стране поныне нет, не только самой по себе суверенной статистики и основанных на ней подлинных знаний о том, кто мы и где находимся,  но нет и веры в то, что она в России без научной поддержки энтузиастов и консолидации научных сил и гражданского общества может быть когда-либо создана.

Необходимость фундаментального реформирования современной российской статистики очевидна. Как иначе разработать и реализовать основанный на достоверных данных нефальсифицируемый прогноз будущего?

                                                   

***

В какой же мере, кем и зачем столь масштабно фальсифицируются статистические данные в России? Кто кого обманывает? Власть обманывает народ или она занимается самообманом. Или — народ обманывает власть? Кто кого контролирует и реально может привлечь к ответственности? Почему, например, ни одно из посланий президента РФ, ни одна из принятых программ социально-экономического развития страны, ни один из национальных проектов не были  выполнены? Кто за их провал ответит?

Отвечая на эти вопросы, судить надо по делам, концентрированным выражением которых являются очищенные от всякого рода искажений цифры и факты, которые, как видно из данных, приводимых  далее в табл. 2, по многим ключевым показателям существенно отличаются от официально публикуемых данных, оценки которых за годы правления В.В. Путина (2000-2015гг.) в обобщенном виде представляются ниже в табл. 1.

Таблица 1.

Расхождения в оценках ключевых показателей развития России
в годы правления В.В. Путина (2000-2015 гг.)*


ВВП, трлн. руб.

Индексы-дефляторы цен


Динамика ВВП



Курс валют (руб./долл. США)

ППС (руб./долл. США)

Годы

В текущих ценах

В сопоставимых ценах 2000 г.

К предыдущему году

К 1999 г., в разах

К предыдущему году в %, прирост

К 1999 г., в разах

В текущих ценах

к 1999 г.,

в разах



1999

4,7

ПОДЕЛИТЬСЯ
Василий Симчера
Симчера Василий Михайлович (род. 1940) – советский, российский экономист, специалист по статистическому моделированию. Доктор экономических наук, профессор. Вице-президент Академии экономических наук. Заслуженный деятель науки РФ. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...