ЕЩЁ У ОДНОГО КОТЛА КРЫШКУ СРЫВАЕТ?

Владислав ШурыгинВладислав Шурыгин

"Бесконечный тупик" армяно-азербайджанского военного конфликта, похоже, переходит в активную стадию. Карабахский вулкан выплюнул очередную порцию огня. Очередная активизация боевых действий сразу поставила много вопросов.

— Насколько масштабным окажется очередной всплеск военной активности?

— Какие последствия для сторон он может повлечь?

— Какой должная быть позиция России в этом конфликте?

Я сомневаюсь, что дело дойдёт до крупномасштабного военного конфликта. Скорее всего, всё ограничится пограничными столкновениями. Ни одна из сторон не имеет сегодня серьёзных причин ввязывать в масштабную войну. Армения все эти годы стремится лишь к удержанию уже занятых территорий, расширять их нет никакого смысла.

Азербайджан куда более мотивирован на войну — почти четверть его территории находится сегодня под контролем армян. Но "давность" оккупации — почти двадцать пять лет — делает её малочувствительным политическим фактором азербайджанской жизни. К тому же азербайджанский менталитет мало расположен к военным доблестям. Поэтому, с большой долей вероятности, эта вспышка боевых действий будет локальной.

Очевидно, что начало войны не принесёт её участникам серьёзных преференций. Армении не удастся приобрести новые территории или как-либо скорректировать линию противостояние. Для Ильхама Алиева военный конфликт на короткое время позволит мобилизовать азербайджанское общество и элиту, но в перспективе принесёт больше проблем, чем дивидендов. Азербайджан отрезан от своего основного союзника Турции и потому не способен быстро получить военную помощь. И военная неудача резко ослабит его позицию как стабильной, самостоятельной и влиятельной страны.

Для России же очевидно важно сохранить свой статус миротворца. Выступив на одной из сторон, она резко теряет своё влияние на ситуацию в целом. Поэтому, сохраняя за собой право силой «принудить» стороны к миру, используя договор с Арменией, России важнее выступать посредником и «стабилизатором» конфликта на дипломатическом уровне.