Терроризм можно победить только идеей

Валерий Коровин

Отсутствие у государства и элиты идеи, которую можно было бы предложить для молодежи в качестве мотивации, порождает суррогаты, оборачивающиеся в итоге пополнением рядов террористов и гибелью мирных граждан

Северный Кавказ и, в частности, Дагестан, представляет собой один из самых сложных регионов России в этносоциологическом отношении — большое количество этносов, конфессиональное многообразие, высокая концентрация населения — всё это является почвой для деструктивного распространения расшатывающих общества идей, которые и вовлекают прежде всего молодёжь, в деятельность террористических сетей.

В своей деятельности человек мотивируется в основном двумя вещами — деньгами и идеей, — поэтому объяснять вовлекаемость молодёжи в исламистские, т. е. политические сети только отсутствием занятости и хорошей зарплаты — это выявление, максимум, половины причины. Самым важным фактором, когда мы говорим о таком явлении как терроризм, который связан с вопросом жизни и смерти, не исчисляемым деньгами, является идея. Её отсутствие у государства и элиты порождает суррогаты, которые и вовлекают молодёжь в разрушительную теперь уже для самого государства и общества деятельность.

В вопросах противодействия терроризму и экстремизму надо идти от идеи, а именно с этим пока и существуют проблемы.

Это отчетливо проявляется на Северном Кавказе, где с самого краха Советского Союза пытаются закрепиться разного рода экстремисты, и так или иначе у некоторых это, к сожалению, получается. Разумеется, что и «Исламское государство» (ИГИЛ), с которым сейчас сражается практически весь мир, не смогло обойти стороной этот регион — сегодня мы видим, как упорно эмиссары этой террористической группировки стараются превратить Северный Кавказ в свою вотчину. Например, только вчера, 10 ноября, в Нальчике был нейтрализован главарь бандподполья Кабардино-Балкарской республики Роберт Занкишиев, весной 2015 года присягнувший «Исламскому государству».

Основная опасность ИГИЛ — в сетевой сути этой организации. Армия ИГИЛ — это лишь вершина айсберга. Покрытие больших пространств приверженцами идеи глобального исламистского, т. е. основанного не на исламской традиции, а на некоем суррогате — халифата обеспечивается не стремительным наступление войск исламистов — с этим как раз трудности, — а именно стремительным распространением идеи построения «идеального» общества.

Понятно, что здесь очень много идеалистических, популистских спекуляций, на которые попадаются неокрепшие умы. Тем не менее, потребность в идее справедливости и стремление в соучастии построения идеального общества — это то, что очень востребовано сегодня не только среди мусульман, но и в целом среди населения России, и более того — во многих регионах мира. Сеть ИГИЛ появляется там, где появляются носители идей ИГИЛ, а это при тотальном покрытии планеты коммуникационными средствами может возникнуть в любой точке Земли и в любой момент.

Профилактика расползания раковой опухоли идеологии ИГИЛ одна — создание идейной, идеологической альтернативы, которая должна стать иммунитетом от исламизма.

В условиях, когда идеи построения исламисткого, т. е. псевдо-религиозного халифата, являются уделом не кучки маргиналов, а всё большего количества тех, кого прежде считали «добропорядочными гражданами», бороться с этим явлением только силовым путём — бессмысленно. Это лишь усложняет ситуацию, порождая недовольство и провоцируя ответное насилие в отношении представителей государства и власти, с чем всё чаще приходится сталкиваться на Северном Кавказе и в особенности в Дагестане.

Для эффективного противоборства исламизму и терроризму необходимо понять суть мотивации тех, кто уходит в «леса». И если мы будем и дальше сводить всё только к необходимости создания рабочих мест и повышения уровня жизни — что необходимо, но далеко не достаточно — мы и дальше будем упираться в тупик безысходности усилий в борьбе с терроризмом. Необходимо выявить подлинные, глубинные, метафизические, а не поверхностные мотивации тех, кто встаёт на путь тотального вызова обществу. Только после этого можно принять эффективные меры.

Постмодерн, оперирование продуктами которого прежде считалось уделом лишь высоколобых интеллектуалов, на наших глазах становится данностью, создавая прикладные, в том числе сетевые системы, одной из которых является ИГИЛ и другие сетевые террористические сети. В условиях сетевой среды постмодерна успеха достигает тот, кто умеет оперировать со смыслами, заражая идеями — деструктивными или позитивными — это уже другой вопрос — огромные пространства, народы, среды, комьюнити, устанавливая над ними в итоге свой стратегический и инструментальный контроль.

Неизбежность расползания сетей в контексте постмодерна получила практическое воплощение в виде сети ИГИЛ и других угроз, лежащих за рамками модерна, в котором мы привыкли оперировать. Однако нам еще только предстоит столкнуться с переходом глобального противостояния на сетевой уровень, который придёт на смену нынешнему ядерному сдерживанию. Ещё немного, и гарантия безопасности, возможность удара возмездия, останавливающего противника, будет только у того, кто сможет покрыть территорию противника своими сетями, взрывающими не военные объекты, но само общество. Пока что только наша территория покрыта сетями противника, а его нашими — нет. Устранение этого опасного дисбаланса — задача ближайшего времени.

evrazia.org 12.11.2015
ПОДЕЛИТЬСЯ
Валерий Коровин
Коровин Валерий Михайлович (р. 1977) — российский политолог, журналист, общественный деятель. Директор Центра геополитических экспертиз, заместитель руководителя Центра консервативных исследований социологического факультета МГУ, член Евразийского комитета, заместитель руководителя Международного Евразийского движения, главный редактор Информационно-аналитического портала «Евразия» (http://evrazia.org). Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...