Саудовская Аравия разрушила рынок нефти

Михаил Леонтьев

И вот уже финансисты МВФ решают — юань станет со следующего года мировой резервной валютой, вместе с долларом, евро, йеной и фунтом. Китайцы считают это лишь признанием реальности — в тихоокеанских странах давно юань принимают всюду, американцы признают, что пока юаню отведено 11% в общей корзине, но он быстро кого-то потеснит — то ли евро, сдавший свои позиции, то ли доллар — за которым в этой корзине 50%. А российские банки уже предлагали на неделе вклады в юанях, кредиты в юанях. Для населения. То есть дальневосточный регион ждет расчетов и инвестиций, а банкиры обещают: юань быстро освоится на новом месте.

Михаил Леонтьев считал деньги в кармане и прикидывал — что означает эта китайская финансовая революция и надо ли бежать в обменник.

Юань — ренминби это называется по-китайски — официально призван мировой резервной валютой. Международный валютный фонд включил его в свою валютную корзину. Это означает — пока только начало — революции в мировых финансах.

Однако, здравствуйте!

"Сегодня, 30 ноября, совет директоров МВФ принял решение о том, что ренминби соответствует критериям, необходимым для его включения в корзину валют специальных прав заимствования", — заявила директор-распорядитель МВФ Кристин Лагард.

Вот с этого момента — "соответствует критериям" — поподробнее. Дело в том, что юань не является в стандартном, МВФовском, либеральном смысле свободно конвертируемой валютой. Китайцы только обещают сделать его таковым аж к 20-му году.

"Международный валютный фонд оказался готов если не отменить правила, то прогнуть их. С учетом того, как сильно МВФ сильно нуждается в Китае, у него не было выбора", цитирует "Файненшл Таймс" бывшего главу миссии МВФ в Китае Эсвара Прасада. "В Китае, пишет та же FT, формально уровень открытости движения капитала низок, а фактически достаточно высок".

В Китае сохраняется множественность валютных курсов. Континентальный юань — CNY — имеет ограничения по использованию в расчетах, позволяющие Народному банку Китая контролировать движение капитала. Курс оффшорного юаня — СNH — формируется рынком, прежде всего в Гонконге.

Проще говоря, хрен с ней с конвертируемостью. Если Китай — крупнейший мировой экспортер с крупнейшей — реально — в мире экономикой.

SDR — специальные права заимствования — это условная единица, рассчитываемая Международным валютным фондом из корзины резервных валют, в которую теперь включен юань. До этого она включала доллар, евро, британский фунт и японскую йену.

Заметьте, до сих пор только доллар мог позволить себе свободную эмиссию, потому что это валюта страны, обладающей суверенитетом. С претензией на сверхсуверенитет. За фунтом и йеной нет политического суверенитета, а за евро вообще никакого. И идея, что евро может соперничать с долларом, лишена всякого основания.

Владимир Южаков, инвестиционный банкир, в статье, опубликованной "Forbes", сравнивает ситуацию в финансах со звездной системой, в которой раньше все финансовые планеты вращалось вокруг одной звезды — США. В результате роста Китая, превратившегося в крупнейшую звезду, система стала двухзвездной. "Хорошая новость в том, пишет Южаков, что подобные двойные звездные системы могут быть стабильными, особенно если две звезды находятся далеко друг от друга. В противном случае переток материи с одной звезды на другую, как правило, заканчивается уничтожением обеих звезд".

"Китай сейчас строит банковскую инфраструктуру в мире, которая позволит юаню стать валютой расчетов и постепенно вытеснить значительную часть долларов из мировой расчетной системы. И эти освобождающиеся доллары, они будут оказывать в следующие 3-5 лет постепенно оказывать все большее давление, инфляционное давление, на мировую и американскую экономику, и именно увеличивающиеся инфляционные риски для американского доллара являются, пожалуй, самым большим, самым важным потенциальным результатом недавнего решения МВФ", — говорит Владимир Южаков.

Парадокс в том, что без признания юаня нынешняя мировая финансовая система существовать не может. А появление реальной альтернативы доллару способно ее убить. Если процесс пойдет резко. А он может пойти резко, из-за огромного американского долга и огромной эмиссии.

Эта огромная эмиссия, с помощью которой Америка оплачивала свой растущий долг — 18 трл. на сегодняшний момент — практически не вызывала инфляцию. Значительная часть напечатанных долларов заморожена в виде валютных резервов, стран, покупавших американские долговые бумаги — только у Китая 1,5 трл., а США легко обслуживали долг по практически нулевой процентной ставке. Ставка может быть низкой, пока заемщик один, а кредиторов, желающих дать ему взаймы, много.

А тут появляется второй заемщик. Не обремененный долгом, с растущей, хоть и не так быстро, как раньше, экономикой. Это означает, что Америка больше не сможет неограниченно печатать доллар. Это означает, что, как минимум, она не сможет увеличивать долг. И это означает проблемы с обслуживанием долга, потому, что ставка уже никак не сможет быть нулевой. А это означает, что Соединенные Штаты больше не смогут оплачивать свои неограниченные амбиции.

"Включение юаня в корзину резервных валют и реальное усиление роли Китая в мировых финансах — это все игра как бы в одном направлении, в попытках уменьшить возможность влияния национальных интересов США на мировую финансовую систему", — говорит российский экономист Михаил Хазин.

Вопрос — насколько Соединенные Штаты готовы с эти мириться? И насколько это вообще совместимо с выживанием действующей системы?

Напомню образ Южакова: двойные звездные системы могут быть стабильными, если звезды находятся далеко друг от друга, настолько, чтобы гравитация удерживала финансовую материю в зоне своей звезды. Иначе переток материи взорвет систему.

Этот образ имеет прямое отношение к судьбе современной долларовой финансовой системы, которую принято называть Бреттон-вудской.

"Включение юаня в корзину валют может на не очень большое время оттянуть общую проблему Бреттон-вудской системы. Но в целом они не решаются и абсолютно однозначно, что они решены не будут. Брейттон-вудской системе, скорее всего, на замену придет система валютных зон. То есть мировая долларовая система распадется на зоны эмиссионных региональных валют", — отмечает Михаил Хазин.

Вопрос, собственно, в том: вот эта новая система возникнет после коллапса нынешней, или вместо. Вот чтобы "вместо" — "звездам" лучше держаться друг от друга подальше.

Однако, до свидания!

1tv.ru 06.12.2015
ПОДЕЛИТЬСЯ
Михаил Леонтьев
Леонтьев Михаил Владимирович (р. 1958) – русский журналист, публицист, создатель медийных проектов, ведущий политико-экономический обозреватель Первого канала. Руководитель телепрограммы «Однако» и одноименного общественно-политического журнала. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...