Смена элит и гвардия служения

Александр Нотин

В России назревает смена элит. Когда это произойдет, никому знать не дано. Однако есть ощущение, что этот рубеж уже не за горами, возможно, его отделяют от нас месяцы или считанные годы.

Предстоящая смена элит обещает быть качественно иной, более глубокой и радикальной, чем многие предыдущие. В общем смысле, это будет смена вертикальная, а не горизонтальная, коренной перелом, а не шаблонная рокировка, какие мы видели не раз за последние двадцать пять лет: Ельцин – Путин, Путин – Медведев, Медведев – Путин. Она обещает стать столь же радикальной, как переход в России от самодержавия к «красной империи» или от СССР к новому либерализму прозападного толка. Вертикальный тип смены элит всегда приводит к изменению парадигмы развития, в то время как горизонтальные межличностные или межплановые переходы фактически не меняют тип развития. В этом плане, например, даже переход власти в Советском Союзе от Ленина к Сталину был ближе по типу к вертикальной, нежели к горизонтальной смене власти, ибо в результате в стране произошли глубокие внутренние изменения, хотя и незаметные глазу, и в рамках одной и той же коммунистической модели. Можно сказать, что в отличие от горизонтальной, вертикальная смена элиты всегда влечет за собой глубокую трансформацию на духовном уровне, даже если это происходит в рамках одной и той же, как принято говорить, общественно-политической формации. Пример Сталина очень показателен: железной рукой он фактически пресек ленинско-троцкистское беснование, разгул нигилизма и сатанизма, возведенный в ранг государственной политики. Оставаясь «своим среди чужих», генералиссимус служил принципиально иной духовной миссии. Он положил конец свальному греху в большевистских коммунах, отменил планы строительства памятников Иуде по всей стране, вернул в школы классиков русской литературы, реабилитировал великих русских полководцев и государей, несколько облегчил бремя, падшее на плечи Русской Православной Церкви. Сталин не мог выйти за границы дозволенного идеологического шаблона и образа, но, возможно, он сделал максимум, чтобы нивелировать последствия инородного и иноверного красного «реванша», чтобы этим самым подготовить страну к предстоящей страшной войне. Один лишь факт заставляет нас всерьез задуматься о подлинном значении и промыслительной роли этой личности в истории России: то неистовое, с пеной у рта осатанение, которое до сих пор испытывают иные либералы при упоминании его имени!

Почему предстоящая смена элит видится вертикальной? Ответ прост: время горизонтальных рокировок прошло. Правящая ныне в России элита исчерпала свой исторический потенциал, и отныне, несмотря на все усилия президента В. Путина, неуклонно, деградирует и качественно убывает. Она поражена всеми мыслимыми болезнями элит – коррупцией, некомпетентностью, равнодушием к собственному народу, компрадорством, гедонизмом и местами откровенной изменой национальным интересам. Эта элита, пришедшая к власти, а, точнее, навязанная России на рубеже девяностых годов прошлого столетия, никогда не имела собственной сущностной, идеологической основы. И не только потому, что ее выдвижение и укоренение в высших эшелонах власти «спонсировал» и «политически обеспечивал» англо-саксонский Запад, возомнивший себя победителем СССР. Не только в этом. Главная причина недееспособности и быстрого угасания нынешней российской элиты видится в том, что она изначально руководствовалась в своей деятельности эталоном западной либеральной модели, а та, в свою очередь, уже к девяностым годам находилась в глубочайшем кризисе, продолжающемся по настоящий день. Либеральная элита была обречена, поскольку она была идейно импотентна. Либерализм, повторюсь, не имеет собственной исторической сущности и, следовательно, внятной идеологии, ибо он есть смрадный плод загнивания и умирания западного христианства в целом, инволюции западной цивилизации – от модерна Возрождения до буржуазных революций и, наконец, современного сатанинского постмодерна со всеми его пороками – «мерзостью пред Богом».

Признаками окончательного истощения политического потенциала нынешней российской элиты стали:

– очевидная для всех, даже для ее апологетов и сторонников нынешней модели, пробуксовка так называемой экономической политики;

– неуклонное усиление и расширение социальных разрывов и диспропорции в российском обществе, политическим выражением чего стала электоральная апатия населения и отмена нижних пределов явки на выборах;

– возникновение постоянно возрастающего числа политических фантомов и симулякров – псевдоинститутов, общественных структур, фронтов и партий, которые лишь имитируют связь между «верхами» и «низами»;

– конституционное запрещение в России государственной идеологии (статья 13, пп. 1, 2 Конституции РФ);

– пробуксовка или полная остановка «социальных лифтов», призванных омолаживать и оздоровлять кадровый состав правящей элиты; попытки решить эту задачу через такие институты, как АСИ (Агентство стратегических инициатив), полностью провалились. Беда в том, что «социальные лифты» России не просто остановились, но с ускорением скользят вниз.

В условиях безудержной коррупции и «свободы рынка», приведшей к сращиванию чиновничества с бизнесом и капиталом, госаппарат начал пополняться кадрами по принципу убывания качества: начальник подбирает себе подчиненного по своему «образу и подобию», но еще худшего, чем сам. Нельзя сказать, что у постсоветской власти в России не было или нет вообще никаких достижений. Однако нельзя и не видеть того, что большая часть этих достижений связана с личностью президента В.В. Путина (Крым, укрепление внешнеполитического авторитета и суверенитета России, успехи на украинском направлении, борьба против ИГИЛ и т.д.) и они, таким образом, не носят системно-решающего характера. Историческую роль В.В. Путина лучше всего оценят потомки, но в целом, будучи порождением горбачевско-ельцинской элиты, он, по крайней мере до сих пор, не смог перешагнуть за те нормы и пределы, которые установлены для него самой природой прозападной и новолиберальной власти в России. В этом смысле его фигура является скорее удерживающей, обеспечивающей стабильность и целостность России на фазе перехода от одной эпохи к другой, нежели осуществляющей такой переход, участвующей в формировании новой вертикальной элиты.

Еще один важный момент – в рамках вертикального формата смены элит новая, заступающая элита никогда не складывается в недрах предыдущей, и не только не является ее продолжением в идеологическом, политическом, организационном и культурно-духовном смысле, но и, напротив, резко ей противоречит. Это и понятно: ведь она является носителем антагонистических, по отношению к своей предшественнице, духовно-культурных смыслов и задач, призвана остановить убывание и угасание нации, расстройства государства и проигрыш в глобальной конкурентной борьбе. Хотя данный вопрос не является целью нашего исследования, стоит отметить, что вертикальная смена элит это не просто верхушечные переворот или клановые «разборки». Очевидно, что мы имеем дело с глубинными и таинственными, почти биологическими общественными трансформациями, выражающими нечто вроде действия национального иммунитета, инстинкта самосохранения в масштабах целого этноса.

Применительно к России сегодняшних дней, в отличие от всех предыдущих исторических примеров вертикальной смены элит, этот сложнейший исторический перелом не может быть реализован стандартным революционным путем. Во-первых, потому что еще одной революции России попросту не пережить, она слишком истощена, чтобы в условиях революционного разгула и хаоса устоять перед непрерывно нарастающим натиском реальных и потенциальных конкурентов с Востока и Запада. А во вторых, революция категорически не соответствует принципам и представлениям тех социальных сил, которые сегодня реально претендуют на роль «сменщика» нынешней власти. Большинство революций в истории человечества – на фоне крайне немногочисленных, по сути, одиночных примеров вертикальных смен власти с положительным духовным знаком (Первый Рим, Византия, крещение Руси) совершалось нигилистами, а те, в свою очередь, служили слепыми марионетками и жертвами дьявола – духа лжи, противления и разделения. Революция, всякая революция вообще есть синоним нигилизма и сатанизма. Не случайно говорят: революцию задумывают идеалисты, осуществляют ее романтики, а плодами ее пользуются негодяи. Ни одна революция не выполнила своих изначальных обещаний, ни одна не принесла конечной пользы людям – только кровь, разорение, обнищание и разочарование! В то же время нельзя не видеть, что и революции, как и противоположный им духовно-положительный тип смены элит, являлись промыслительным и целительным божественным лекарством для обезумевшей цивилизации, всякий раз, когда она слишком близко подходила к краю пропасти. Так, Октябрьская революция 1917 года встречным взрывом кровавого хаоса, чудовищными репрессиями, гражданской войной и «железным занавесом» остановила духовное разложение Русской Православной Церкви, отмеченное множеством ее духовидцев, а с другой – как ни больно об этом говорить, хирургически иссекла раковую опухоль неверия и рационалистического романтизма из нашего национального тела. Заметим, что божественный скальпель, прежде всего, коснулся аристократии, которая к 1917-му году практически полностью отреклась от своей духовно-исторической миссии служения богопомазанному Царю, а с другой стороны – священства, подвергшегося после революции наиболее яростным и беспощадным гонениям со стороны большевиков. Красный террор, Соловки и ГУЛАГ, явив миру примеры нового священного мученичества, позволили нашей Церкви очиститься от накопившейся плесени, инославия и революционного безумия, накопить тот фаворский капитал святости, благодаря которому и состоялся ее нынешний феноменальный взлет и расцвет.

Следует ли из этого, что и новые либералы в России сыграли, невольно повинуясь Промыслу Божьему, и продолжают играть не только разрушительную, но и, в известном смысле, созидательную, положительную роль в плане подготовки условий и почвы для наступления очередного этапа, очередной эпохи в русской истории? Конечно. Наше Предание давно знает и утверждает, что «всякая власть – от Бога», и каждое из них служит промыслительным средством, максимально благоприятствующим спасению как отдельно взятого человека, так и целых наций и народов. Неолиберальный режим в России, навязанный ей извне «западными партнерами» выполнил, сам того не ведая, несколько важных исторических функций. Во-первых, он ускорил и обрубил болезненно-медленное угасание советской империи. Во-вторых, следуя по инерции западным стандартам, он политически и законодательно освободил РПЦ от тех оков, которыми связал ее большевизм. В-третьих, в лице неолиберализма русский народ вкусил «запретного плода» в виде так называемых западных ценностей: рыночных свобод, демократии, толерантности, а также в широком смысле слова западной псевдокультуры и образа жизни, реализованных в национальном масштабе и на традиционной русской почве. Эта дегустация была ему необходима, и она дала свои результаты. Россия последняя из т.н. цивилизованных стран вступила в фазу неолиберализма, но в отличие от первых она хватила этот ядовитый «напиток» не мелкими глотками, не столетиями постепенного привыкания, а по-русски, залпом, единым махом. Произошло неотвратимое: нас стошнило. Теперь Россия, на этот раз первой среди себе подобных, решительно разрывает путы неолиберализма. Она выходит на новую траекторию исторического развития в то время как Запад продолжает с ускорением катиться под уклон, грозя увлечь за собой в «бездну небытия» и весь остальной мир. Здесь уже главное положительное значение неолиберальной власти и элиты в России состоит в том, что она вольно или невольно, ведомо или неведомо сыграла роль могучего пресса, под тяжестью которого, в условиях мучительного национального убывания и деградации, сформировалось, или, лучше сказать, была «отжата» Господом та искомая «малая закваска», тот народ Божий, та обновленная Церковь Христова, из рядов которой и выпестуется, и вырастет качественно и принципиально новая элита возрождающейся России – Гвардия Служения Богу и людям.

Обратим внимание на то новое духовное наполнение, которое отличает будущую элиту России от ее предшественников – рационалистов, материалистов и либералов-нигилистов. Духовное начало это не просто некий новый политический наряд. Нет, это свидетельство и предвестник коренного общественного сдвига, который, скорей всего, произойдет локально, в одной лишь отдельно взятой России, но окажет могучее воздействие на умы и сердца миллионов людей по всему миру. Неминуемое крушение, при том в ближайшем будущем, русского квазилиберализма ничуть не отменяет того факта, что во всем остальном «цивилизованном» мире тенденции духовной деградации продолжают стремительно набирать ход и развиваться вширь и вглубь, поражая, подобно раковой опухоли, своими метастазами не только уже западный мир, но и расширяющийся круг других стран и народов. Пример горящего Ближнего Востока – ярчайшее тому подтверждение. Новейший русский опыт здесь – скорее исключение, чем правило. Россия, согласно пророчествам Святых отцов, станет последним православным царством, в котором перед Концом времен, воссияет правда Христова, отчасти еще осуществится нереализованная мечта человечества о воплощении на практике его Заповедей. Но лишь на некоторое время. Подобно тому, как полено вспыхивает перед тем как догореть, падшее человечество, охладевая любовью и верой, явит свое утраченное призвание к святости последним Русским Ковчегом.

* * *

Что это такое – Гвардия Служения? Каков ее генезис, состав, особенности становления и взаимоотношений с действующей неолиберальной властью, политико-идейная платформа? Народ Божий и его авангард – Гвардия Служения, подразделяются как бы на три потока, каждый из которых формируется одновременно, но разными темпами. Первый, основной поток, это преимущественно люди среднего и старшего возраста, которые на переломе эпох, выходя из советского лихолетья, по воле Божией пережили, каждый на свой лад, разные личные драмы и потрясения. «Многими скорбями подобает внити в царство небесное» – говорит о них Господь. Именно так, проходя через скорби, разочарования, предательства, крушение несбывшихся иллюзий, суицидальное балансирование на грани жизни и смерти, тысячи, а теперь уже десятки тысяч этих «духовных гвардейцев нового призыва» обрели веру Христову, новый смысл и понимание жизни и судьбы. «Блудные сыны» всякого рода лжеперестроек представляют все слои и группы современного российского общества. Их сегодня миллионы, и их не надо перевоспитывать и убеждать. Профессионально они готовы выполнить государственные задачи любой сложности и характера. В то же время внутренне они переболели, перестрадали и отрешились от всех идеологических «измов», которым они когда-то служили верой и правдой. Единственный оставшийся в них ориентир и идеал – Христос. Опытом собственной жизни, высокой ценой личных страданий и переживаний эти люди постигли истинность и почувствовали вкус Православия. Страсти, пороки и все виды и разновидности зла, которые «лживый и лукавый мир» предлагает современному человеку в качестве морковки, они отвергают решительно и бесповоротно. Такое опытное отрешение от соблазнов мира сего или, по крайней мере, осознанное движение в этом направлении наделяет Гвардию Служения такими качествами, которыми не только не обладает, но и не может обладать элита, взращенная духом противления. Подлинный христианин не может и не станет, даже ценой собственной жизни, ни воровать, ни грабить, ни насиловать, ни обманывать, ни блудить. Он не просто умственно понимает, нет, он чувствует каждым своим нервом, каждой клеточкой своего естества, свою полную и безусловную ответственность пред Богом и вечностью. Сознавая глубину духовного плана и веря в жизнь за гробом, человек Божий не сможет присвоить казенный рубль: для него это – все равно, что проглотить душою раскаленную до бела монету, то есть навсегда погубить себя для вечности. Это не значит, что Гвардия Служения будет состоять из одних святых, это значит, что именно Божия правда и святость служат для нее надежным маяком. Воину Христову легче лишиться руки или глаза, искушающих его, чем причинить зло людям. Главная беда неолибералов вовсе не в том, что принимаемые ими законы или выстроенные государственные институты недостаточно хороши: в мире вещества, где все меняется быстрее, чем созидается, нет места совершенству. Она в другом. В том, что к власти приходят, а, лучше сказать, прорываются по трупам, люди, не имеющие ни малейшего понятия о двуипостасной природе мира и человека, об ответственности человека, как образа и подобия Божия, за каждый свой проступок, каждый грех, каждую страсть, ответственности пред Богом и Вечностью. Если же нет чистоты духа, достигаемой исключительно сознательной борьбой со страстями и молитвенным призыванием помощи Божией, не превозносись ветхий человек! Как учит священное писание, в одиночку, без поддержки свыше всяческих тебе не одолеть изощренного лукавства незримых духов злобы поднебесной, которые «ищут, кого поглотить»!

Итак, первый поток и первый источник наполнения новой элиты России – верующие профессионалы, сформировавшиеся и возмужавшие под гнетом неолиберального «реванша». Сколько их? Современные масс-медиа, контролируемые либералами, в упор не видят этого явления, намеренно игнорируют его. Им же хуже: с одной стороны, верующие профессионалы не рвутся к власти, славе и так называемому успеху, ибо знают им цену; в тени, в стороне от «магистральных путей» безумного прогресса становление их «силе и правде» происходит быстрее и надежнее. Но с другой стороны, верующие профессионалы не являются врагами действующей либеральной власти. Более того, они тем сильнее, чем слабее эта власть. Их метод борьбы и, следовательно, алгоритм предстоящей смены элит – не революция, а вытеснение. Вытеснение тьмы – светом, лжи – правдой, уродства – гармонией. Гвардия Служения новой России не имеет нужды в том, чтобы создавать конспиративные ячейки и «из искры возжигать пламя». Главный враг верующего человека скрывается не во вне, не среди людей или государственных устоев, а внутри него. Главный враг это дьявол, грех, страсть и всякое душевное зло. Победа над ним позволяет верующему профессионалу призывать благодать Божию, чтобы через себя передавать ее в мир. Бог всему голова, Он всем управляет и обо всем промышляет, поэтому такой «метод» на множество порядков эффективнее любых ухищрений лжеименного человеческого разума, столь бездарно проявившего себя в бесконечных революциях, нестроениях и смутах. «Стяжи дух мирен, и тысячи вокруг тебя спасутся» – учит преподобный Серафим (Саровский). Вот оружие, которое сыграет решающую роль в новой и, очевидно, последней вертикальной смене элит, перед неизбежностью которой стоит Россия. Вполне уже сформировавшийся, вполне зрелый, но еще не достаточно структурированный, не организованный церковный отряд мирян профессионалов, готовый заступить на службу Отечеству. Десятилетний опыт «Переправы» наглядно показывает, как Господь собирает «не многих верных». Церковь это живой организм, и в переломные, ответственные моменты истории он собирается, мужает и мобилизуется, подчиняясь той незримой, непостижимой и необъяснимой силе, которая именуется Волей Божией. В 2006 году в наших рядах было несколько человек, но после благословения, полученного от патриарха Алексия II, это небольшое ядро служения начало притягивать, примагничивать к себе, собирать вокруг себя верующих профессионалов: предпринимателей, чиновников, военнослужащих, педагогов, ученых, студентов, домохозяек. Сегодня это несколько сотен человек. Но и «Переправа» сама по себе – всего лишь маленький остров в безбрежном архипелаге православного возрождения России. Каждая клеточка, каждая часть этого феноменального воинства по-человечески самостоятельна и отдельна от других частей, однако эта отдельность, в том числе и внешне-церковная (принадлежность к разным приходам, личное молитвенное правило, личный духовник) не мешает каждому «островку» чувствовать себя единым целым со всем организмом. В том и отличие Гвардии Служения от разного рода клановых, корпоративных, орденских и прочих объединений ветхого мира, не имеющих под собой прочной православной основы, что воинство Христово собирается, созидается и приводится в состояние готовности самим Христом; это по истине живой организм, где каждая «клетка», каждый человек ни самочувственно, ни фактически не выше других, а лишь функционально специфичен. Освобождаясь от страстей, по крайней мере, ставя перед собой эту задачу как главную и, по сути, единственную, духовные «островки» православного возрождения, каковых в сегодняшней России насчитывается не одна тысяча, вместе образуют огромную и неодолимую армию. Пока что более в потенции, ибо и духовная зрелость каждого из этих «островков», и, в особенности, состоянии их связанности, соединенности друг с другом в единое сообщество оставляет еще желать лучшего. Слишком мало времени прошло с момента освобождения РПЦ из-под большевистского ига, слишком остры и чувствительны «болезни роста», которыми страдают, к сожалению, не только верующие профессионалы, но и сама Церковь. Но положительный процесс уже идет, он идет мощно и стремительно, его уже никому не дано остановить, и он близок к своему естественному завершению – выходу Гвардии Служения на рубеж мирной, ненасильственной и вертикальной смены власти, принятия на себя всей полноты ответственности за грядущие судьбы России.

На сколько последнее православное царство будет отличаться от всех политических режимов, возникавших в России после 1917 года, на столько же и Гвардия Служения будет качественно превосходить элиты-предшественницы. В чем именно?

Во-первых, для верующих профессионалов пребывание во власти есть не удовлетворение животных амбиций, не способ быстрого обогащения и не дань гордыни и тщеславию. Для них это тяжкий крест, и каждого еще придется уговаривать, убеждать взвалить на себя этот крест. Ведь верующий человек прекрасно понимает, что, чем выше ты к вершине власти, тем соответственно выше цена ошибки, от которой может пострадать не только n-ное количество невинных людей, но и, прежде всего, его собственная бессмертная душа, когда по истечении земной жизни ей придется держать ответ перед Богом. Такой человек не рвется во власть, а как бы примеряет на себя ее тяжкое бремя, трезво и критически оценивает свои знания и способности, предпочитая не завышать их, а занижать.

Во-вторых, находясь на руководящей должности, верующий профессионал, сделает все, чтобы, с одной стороны, вычистить из своего аппарата некомпетентных и нечистых на руку служащих, а с другой – привлечь себе в помощники братьев по вере, сродников по духу, а не по крови или расчету. Административная реформа, которую вот уже двадцать лет безуспешно пытаются осуществить неолибералы, станет, таким образом, не очередной кампанией, а естественным и незаметным глазу процессом, который совершится быстро и эффективно.

В-третьих, верующие профессионалы, придя к власти, займутся не столько изменением существующих законов, сколько их очисткой от коррупционной составляющей и обеспечением их исполняемости. Лукавство, двойные стандарты, «телефонное право», пресловутый административный ресурс – вот, что делает сегодня практически все ветви и структуры законодательной и исполнительной власти в России столь неуклюжими и беспомощными.

В-четвертых, одна из первостепенных, приоритетных задач новой духовной элиты России – формирование ясной альтернативной либерализму идеологии и модели развития для нашей страны. Модели, основанной на вере, традиции, верховенстве закона, социальной справедливости, разумной достаточности, здравомыслии, народосбережении, полном и безусловном суверенитете страны от всякого рода внешних влияний. Россия уже сегодня имеет значительный авторитет в охваченном кризисом и безумием мире. Даже неолиберальный режим, как и все его предшественники в России, вольно или невольно выполняет возложенную на него свыше миссию «удерживающего», «катехона», Третьего Рима, принявшего на себя еще в XY веке византийскую эстафету сдерживания мирового зла. Однако полноты своего воплощения эта миссия достигнет лишь тогда, когда наряду с трезвой, прагматичной и самостоятельной внешней политикой, наше государство примет на вооружение альтернативную неолиберальному нигилизму и распущенности модель духовно-светского общественного развития. Только тогда и только при этом условии Россия, наконец, сможет стать тем маяком, тем магнитом, к которому из разных уголков падшей цивилизации потянутся «не многие» верные, последние христиане.

Второй поток, второй источник пополнения Гвардии Служения – это люди, которых в церкви принято называть оглашенными. Люди, уже вступившие под своды православного храма, в основном уже определившиеся со своим духовным выбором, но еще не до конца усвоившие вкус Православия. Если верующие профессионалы, это, так сказать, сила в наличии, то оглашенные – это ближайший резерв. С ними еще предстоит немало работы, как со стороны институциональной церкви, так и со стороны, собственно, верующих профессионалов.

Наконец третий момент и третий источник пополнения новой элиты – люди, в основном молодые, которые топчутся на подступах к православному храму, но вместе с тем испытывают естественное неприятие неолиберальной формы жизни и интуитивно тяготеют к духовному переосмыслению действительности.

В Ветхом завете приводится такой пример. Один из пророков посетовал Господу, что богоизбранный израильский народ склонился к Мамоне, уничтожает жертвенники и покушается на жизнь самих пророков. В ответ Господь сказал, что нет оснований беспокоится, и у Него сохранено «семь тысяч верных». Это для нас прямое указание на то, что в каждом обществе и, тем более, в обществе русском, на которое свыше возложена великая вселенская миссия Третьего Рима, у Бога всегда есть невидимый и недоступный человеком собственный резерв, состоящий из людей, которым предопределено стать «призванными». На них, на этих людей, которым сегодня, возможно, чуть больше десяти лет (а многие, может быть, еще и не родились), мы тоже можем вполне рассчитывать. Но при этом не сидеть, сложа руки. Сегодня, когда вопрос об обновлении власти еще не вошел в фазу реализации, основная задача верующих профессионалов – помочь церкви наладить миссионерскую работу среди молодежи. Мы обязаны «выйти в народ», объяснять, убеждать, доказывать истинность и спасительность веры, всюду, где к этому есть хотя бы малейшая возможность.

В нашей среде бытует мнение, что такая общественная активность мешает церковной жизни, таинствам и молитве. Мол, довольно с человека и последнего, а все прочее приложится. Подобная позиция представляется глубоко ошибочной и даже вредной. Важно каждому из нас помнить, что мы не монахи, не давали обетов, не живем в монастырях и не молимся, как они, за весь мир. Да и не можем! Наша молитва всегда субъективна, всегда обращена к запросам собственной души и узкому кругу семейного и братского окружения. Но у нас перед монашествующими есть важное преимущество: мы хорошо знаем ветхий мир, многие из нас основательно искушены, и, следовательно, если верить Отцам, искусны. Верующие профессионалы – военные, ученые, чиновники, предприниматели – априори имеют немалый авторитет в глазах молодежи, а это в обществе, исповедующем культ успеха, может стать решающим подспорьем миссионерской работе. Одно дело, когда перед молодежной аудиторией выступает священник, крест и ряса которого подчеркивают в нем неискушенному человеку некоторую «ангажированность», и другое – когда о своем приходе к Богу, о своей вере и понимании жизни говорит генерал-полковник, профессор, министр и т.п. Не будем путать смирение со смиренничеством, никчемностью и ничегонеделанием! В народе говорят: «Где родился, там и пригодился». Господь дает каждому человеку свои таланты и способности, каждого возводит на Ему одному понятный и доступный уровень мирского или церковного служения, и человек, уже став обращенным, не может, очевидно, произвольно оставлять это задание. Его задача, наоборот, отталкиваясь от этого трамплина, продолжать расти – как духовно, так и социально. Ну, или, как минимум, не снижать достигнутой планки, не слезать с креста. С креста, как известно, не слезают, с него снимают.

Другое серьезное заблуждение, довольно часто встречающееся в нашей православной среде, связано с чрезмерным, как мне кажется, бравированием званием «православный», поспешным и не всегда обоснованным употреблением этого высокого имени в обыденной жизни. Во-первых, если задуматься, большинство из нас, включая в это число и автора данных строк, едва ли вправе считать себя зрелыми православными христианами. Если бы это было так, законы любви и победа над лютыми страстями позволили бы нам преодолеть столь широко распространенную в нашей среде разобщенность, недоверчивость, завистливость успехам соседа, неспособность, а часто и нежелание помочь брату в беде. Опытные духовники говорят то же: «Молитесь, скрупулезно изучайте Священное Писание Святых отцов, занимайтесь умным внутренним деланием, насколько сможете, но не кичитесь своей духовностью, чтобы не заразиться «закваской фарисейской»». В различных наших общественных инициативах и проектах, во взаимоотношениях с представителями других конфессий, в контактах с властями, СМИ, не говоря уже о духовно враждебных силах и центрах, куда более правильно и полезно акцентировать такие понятия, как традиция, духовные скрепы, героика предков, межнациональное согласие и прочее. Все это, разумеется, надо делать, оставаясь православными, но не на словах, а на деле. Наш путь вперед, в том числе и путь к мирному, ненасильственному обновлению власти, заключается в том, чтобы не хвалится тем, чего у нас нет или чего у нас пока еще мало, а показывать пример миролюбия, благочестия, послушания, милосердия и служения. Показывать свою «инаковость» «миру, лежащему во зле». Мы не только в теории, но и на практике должны, как учил нас Господь, стать первыми в служении другим.

Состояние умирающей неолиберальной элиты позволяет нам вести эту работу с высокой эффективностью. Ее сила в значительной мере определяется нашей слабостью и недостаточной организованностью. Но и эта сила убывает день ото дня. Носители неолиберальных взглядов в России – иные по убеждению, а иные из корысти – не достигли поставленных перед ними Западом стратегических целей. Несмотря на то, что неолибералы с начала 90-х годов сумели захватить и поныне удерживают господствующие позиции в основных эшелонах власти, что им удается надежно консервировать отставание и колониальную зависимость России, блокируя все попытки патриотов и верующих профессионалов запустить давно назревшие реформы, тем не менее, этот социальный слой слишком тонок и оторван от национальной почвы, чтобы и впредь определять будущее страны. Он слишком опорочил себя в глазах народа, слишком откровенно презирает его, слишком показно пресмыкается перед Западом, чтобы рассчитывать и дальше манипулировать массовым сознанием с помощь

ПОДЕЛИТЬСЯ
Александр Нотин
Нотин Александр Иванович – русский общественный деятель, историк, дипломат. Руководитель культурно-просветительского сообщества «Переправа». Руководитель инвестиционной группой "Монолит", помощник губернатора Нижегородской области В.П. Шанцева. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...