Донецкий гамбит Москвы

Владислав Шурыгин

военно-стратегическая игра военной секции Изборского клуба

Владислав ШУРЫГИН, руководитель военной секции Изборского клуба.

Уважаемые коллеги! В ходе данной военно-стратегической игры я предлагаю проанализировать вероятность различных силовых сценариев развития ситуации на востоке Украины и сформулировать военно-политический прогноз на период осени-зимы 2015-2016 годов. Для этого мы разделимся на группы, каждая из которых будет "играть" за одну из сторон-участниц конфликта, в том числе вовлечённых в качестве миротворцев или посредников. Первая часть будет посвящена оценке ситуации и военно-политическим целям на ближайший период. Вторая — соотнесению этих планов друг с другом и определению вероятности их осуществления. Для начала я предлагаю дать слово нашим коллегам, "играющим" за Украину.

Сергей ЗАВОРОТНЫЙ, политолог.

Давайте посмотрим на итоги прошедшего года Петра Порошенко его глазами. Как ни парадоксально это для кого-то прозвучит, но год для него прошёл сравнительно неплохо! Начнём с главной удачи: правительству Порошенко удалось избежать дефолта. Как в российских СМИ издевались над Натальей Яресько? Но эта очкастая "девочка" решила задачу! Не сама, конечно, вместе с Госдепом и США. Но решила! Украине дали скидку по долгам. Отложили выплаты процентов и самого долга. Условия, конечно, кабальные. Но есть передышка на четыре года. И высвободившиеся деньги куда ушли? На военный бюджет! Он сразу увеличился почти в два раза. Для Порошенко и стоящих за ним США надо поддерживать и наращивать украинские вооружённые силы для будущих операций против России. Эта задача была выполнена, а что делать с погашением долга через четыре года — так это уже не Яресько разгребать и не Порошенко.

Второй положительный итог: численность украинской армии выросла со 170 тысяч практически "условных" войск до 280 тысяч получивших боевой опыт и обученных бойцов. Да, армия кое-как одета и обута. Да, слабовато с современным вооружением. Но уже есть из чего американским инструкторам лепить "гордость украинского народа". И Порошенко без стеснения поёт армии, а значит, и себе, осанну: вооружимся, обучимся — и пойдём на Москву! И предлагает народу новую национальную идею: создать боеспособную армию и отомстить "москалям" за все унижения, за Крым и за Донбасс.

Если в 2015 году на военные расходы было выделено 45 млрд. гривен, то на 2016 год военные запросили более 80 млрд. гривен. Это почти 4 млрд. долл. или 5% ВВП Украины. Во многом такой рекордный военный бюджет станет возможным благодаря тому, что Киев избежал дефолта и добился скидки по частному внешнему долгу в размере 20%.

США спасли Украину, и высвободившиеся средства по их указке тут же пошли на военные расходы.

Порошенко может занести в свой актив и ещё один результат: ему, вместе с американской пропагандистской машиной, удалось навязать миру обновлённый вариант "холодной войны". Из запасников вытащили старые лекала, сдули с них пыль и снова запустили в жизнь вроде бы уже забытые страхи об "империи зла", "имперских планах" России захватить Прибалтику и двинуть свои танки в Европу. Согласитесь, вроде бы бред, но работает.

При этом руководители и США, и Украины прекрасно понимают, что Россия не будет нападать на Украину. Кремль уже много раз посылал чёткие сигналы готовности пойти на мировую на принципах "замороженного конфликта".

Русофобская Украина нужна американцам в их глобальной игре по смене власти в России. Время для этого есть. США работают системно и умеют ждать. Расчёты строятся тоже на резком ухудшении экономической ситуации в России в результате финансовой блокады и поддержания низких цен на нефть.

Помешать американским планам на Украине может только резкое обострение финансовой ситуации в стране. Ни разу Порошенко не упомянул, что Донбасс, который так прилежно обстреливают украинские войска, приносил Украине в казну 40% валютных поступлений. Сегодня этих денег нет. Никогда Порошенко не упоминал и о том, что 50-миллиардный торговый оборот с Россией скукожился до 6 миллиардов. А ведь он, как бывший министр экономики, прекрасно знает, что украинская экономика держится за счёт российского рынка.

Открытие европейского рынка ничего не дало Украине и за полтора года привело фактически к уничтожению малого и среднего бизнеса из-за дешёвых европейских товаров. Но Порошенко уверен: США и ЕС не бросят его и его команду. И деньги найдут. Для него реальной экономикой стало зарабатывание денег на антироссийской русофобской риторике. Эта риторика сегодня, как это ни парадоксально, срабатывает на Украине. Около 70% украинцев считают Россию главным врагом и агрессором, и только одна треть сомневается или не верит в это. Зачем думать о поиске новых рынков, о возобновлении торгово-экономических отношений с Россией, когда за ненависть к Москве сегодня платят, и платят неплохо? Вот поэтому, если смотреть на итоги правления глазами Порошенко, то он вполне может быть собой доволен.

Владислав ШУРЫГИН.

А как видится обстановка на Украине с военной точки зрения?

Сергей КАНЧУКОВ, генерал-майор, эксперт Изборского клуба.

Чисто военной точки зрения не бывает, потому что война и политика неразделимы, везде и всюду политика взаимосвязана с военным вопросом. Сначала я хочу дополнить выступление Сергея Борисовича некоторыми нюансами. Первое: я не согласен с тем, что нельзя планировать действия Украины, поскольку она якобы живёт одним днём. Американцы весь этот процесс со сменой власти и переформатированием Украины затевали не вчера. Горизонт планирования США — десятилетия, а иногда и столетия. Независимо от того, кто занимает кресло президента, они упорно и последовательно двигаются к выбранной ими цели: Соединённые Штаты — во главе мира, который их обслуживает. Вот это — самое главное, что нужно понимать. И всех, кто им мешает, они убирают. Россия начинает конкурировать с США — значит, Россию нужно остановить. Если остановить Россию военным способом невозможно, поскольку у нас есть ядерное оружие, — значит, нужно останавливать другими способами. Сегодня большинство россиян поддерживает президента, и в ближайшей перспективе подорвать Россию изнутри сложно. Значит, нужно подрывать извне. Так и родился "проект Украина" как главный форпост антироссийской политики. За последнее десятилетие США потратили 5 млрд. долл. на то, чтобы поддержать и развить национализм, бандеровщину и всё то, что с этим связано. И эта мерзость, в свою очередь, тоже не вчера появилась. Вся эта идеология была создана ещё перед Второй мировой войной, и в годы войны использовалась и поддерживалась гитлеровцами, а потом была заботливо перенесена американцами в США и Канаду. То есть американцы уже в 40-х годах начали готовить проект откола Украины от России. Поэтому они не оставят Украину без поддержки. Если проанализировать этапы нынешнего вооружённого конфликта, то можно сделать вывод, что американцы с Порошенко и его командой и правительством сначала попытались взять Донбасс наскоком и втянуть Россию в приграничную войну, чтобы выставить её перед всем миром агрессором. Не получилось! Россия ответила тем, что в Америке окрестили "неконвенционной войной" — дистанционной поддержкой восставшего Донбасса без прямого вооружённого вмешательства. Это привело к масштабному военному поражению и созданию на территории Украины Донецкой и Луганской народных республик. Сейчас принят новый план: оттянуть у России как можно больше ресурсов на этом направлении, для чего необходимо создать реальную угрозу для России за счёт восстановления и увеличения ВСУ. Поэтому, как уже сказал Сергей Заворотный, сейчас военные расходы "незалежной" подняты с 2% до 5% ВВП, и все получаемые деньги будут идти на вооружённые силы. ВСУ сегодня много критикуют за низкий уровень обученности, плохую дисциплину, низкий технический уровень, но давайте посмотрим. Группировки созданы? Созданы! Вооружение поступает? Пусть оно старое, но поступает! Инструктора присутствуют? Присутствуют! Новым методам ведения боевых действий обучают? Обучают! Технику специальную поставляют? Поставляют! Да, понятно, что воевать с Россией украинская армия не в состоянии, но нанести локальные удары, оттянуть на себя ресурсы, оттянуть на себя внимание с других направлений она может уже сейчас. Я провёл подсчёты на основании тех данных, которые опубликованы в Интернете, и вот что получается. Если предположить, что помимо тех 90 тысяч, которые числятся сейчас в группировке АТО, будет добавлено ещё 40—50 тысяч из резерва и стянуты дополнительные силы и средства с других направлений и других силовых структур (МВД, нацгвардия, СБУ и пр.), то сил, чтобы выполнить задачи по разгрому армий ДНР и ЛНР и выхода на границу с Россией у этой группировки достаточно. Понятно, что сделать это они смогут лишь при полном уклонении России от помощи Донбассу. Но и при активной российской помощи, с учётом резерва, который могут создать ВСУ, украинские группировки могут, скажем, блокировать агломерации. Я не считаю, что ВСУ ставят себе целью захват Донецка или Луганска, но вклиниться в глубину республик, попытаться их рассечь и блокировать, нарушить маршруты подвоза и снабжения могут. По крайней мере, украинские штабы к этому активно готовятся.

Но с политической точки зрения для Украины эта цель малодостижима, потому что ВСУ нельзя бить первыми. Уже дважды они развязывали активные боевые действия и дважды терпели сокрушительное поражение — под Иловайском и Дебальцево, а в случае третьего такого разгрома Порошенко просто не удержится у власти, его сметут, сметут его же олигархи. Поэтому новая война пока маловероятна. Сегодня украинская армия насчитывает около 250 тысяч солдат и офицеров, но для выполнения задачи по стремительному блокированию территории Новороссии, восстановлению контроля над границей и недопущению ввода российских войск ему нужно собрать не менее 300—350 тысяч. Поэтому сейчас главной задачей для Украины и Порошенко станет укрепление вооружённых сил, их укомплектование, обучение иностранными инструкторами, прежде всего американскими и польскими. Необходимо будет развёртывание процессов создания новой боевой техники, освоение техники, полученной в виде помощи со стороны США.

Сергей ЗАВОРОТНЫЙ.

Я бы дополнил ещё одной деталью, из наших закрытых источников. Украина начала с американцами переговоры о помощи в производстве собственных крылатых ракет. Когда-то Украина делала ракеты, сохранились кадры, есть КБ, нужно восстановить производственно- технологические цепочки, а для этого нужны деньги. Программа эта обсуждается на закрытых заседаниях СБУ. И первые крылатые ракеты вполне могут появиться у Украины уже через два-три года.

Сергей КАНЧУКОВ.

Я хочу обратить ваше внимание и внимание российской стороны на простую вещь. Пушки не стреляют просто так — они выполняют геополитические задачи. Геополитическая задача США — столкнуть Россию с Украиной и остановить продвижение России. Поэтому всё будет делаться для того, чтобы Украина на десятилетия оставалась врагом России. Чтобы здесь были развёрнуты иностранные военные базы. Чтобы на Украине было развёрнуто ПРО. Чтобы Украина вошла в НАТО или стала наблюдателем при НАТО. Вот это главное, что нужно понимать.

Владислав ШУРЫГИН.

Хорошо, теперь прошу высказаться коллег, "играющих" за Россию и Новороссию.

Виктор МУРАХОВСКИЙ, полковник, главный редактор журнала "Арсенал Отечества", эксперт Изборского клуба.

По поводу планов Украины (именно военных планов, про политику и геополитику здесь уже тысячу слов сказали) — могу сообщить следующее: они остаются неизменными. Это те же самые планы, которые они пытались реализовать летом прошлого года: отрезать республики Новороссии от границы с Россией, взять под контроль какую-то, хотя бы минимальную, пограничную полосу, рассечь территорию Новороссии надвое между Луганском и Донецком и по частям додавить эти республики.

Надо сказать, что российские Вооружённые силы после 1991 года на этом стратегическом направлении никаких серьёзных группировок не развёртывали. Это направление, считалось, соседствует с дружественной страной, и у нас в приграничных с Украиной областях не было ни одного — подчёркиваю, ни одного! — развёрнутого общевойскового соединения. Когда начался украинский кризис, руководству вооружённых сил пришлось принимать срочные меры по развёртыванию на этом направлении хоть чего-то боеспособного. Не секрет, что значительная часть войск Центрального и Западного военных округов прошлое лето, осень и эту зиму прожила в полях и на полигонах этого операционного направления. Сейчас принимаются меры, чтобы там развернуть силы и средства уже на постоянной основе (в частности, штаб 20-й армии перемещён в Воронеж), начинается развёртывание новых соединений. В общем, в военном отношении мы это направление, скажем откровенно, проморгали и были вынуждены тянуть туда части и подразделения практически со всех военных округов, чтобы создать что-то похожее на оперативную группировку. Немного проще было с авиацией, поскольку она более мобильна в плане развёртывания.

Я считаю, что если политическое решение о применении наших Вооружённых сил для принуждения Украины к миру будет принято, нам ни в коем случае нельзя втягиваться в войну обычного типа. Необходимо решить задачи достижения полного господства в воздухе, объявления бесполётной зоны восточнее Днепра с запретом полётов там любой военной и гражданской авиации. А далее — провести изоляцию операционного района по рубежу основного русла Днепра, примерно до Кременчуга, а далее по основному руслу реки Псёл до российской границы. На этой территории указать места складирования вооружения и военной техники ВСУ, пресечь все коммуникации за пределами этого района, огневыми ударами и средствами радиоэлектронной борьбы воспретить работу пунктов управления и узлов связи, нарушить работу Интернета, нарушить работу радиостанций и телевизионных станций на всей территории Украины и добиться полного информационного превосходства. И в течение буквально 12-14 дней привести ситуацию к состоянию, когда украинская группировка в зоне АТО будет полностью лишена вооружения и военной техники, путей подвоза и снабжения, а затем предложить их личному составу выйти за границы демилитаризованных зон.

Владислав ШУРЫГИН.

Это с точки зрения возможных военных планов. А с точки зрения оценки политической ситуации, насколько вы видите вероятным сегодня конфликт, как вы оцениваете боеспособность украинской армии, и, если вернуться в область вероятных сценариев, что сегодня может стать поводом для такого масштабного конфликта и — есть ли такой повод?

Виктор МУРАХОВСКИЙ.

Я думаю, нынешнее правительство Украины в ближайшей перспективе не решится на масштабные наступательные операции, поскольку любые оперативные планы должны учитывать ответное воздействие российской армии, пусть даже не прямое, а опосредованное. Понятно, что если новая российская группировка будет развёрнута вдоль границы с Украиной, то там будет, так сказать, "мёртвая зона" для украинских войск, примерно глубиной 40—50 км от границы вглубь. Они там ни удержаться не смогут, ни даже зацепиться.

Что касается боеспособности ВСУ, то принцип борьбы с такой армией мобилизационного типа давно известен: разрушение системы управления. Мобилизованные люди способны более или менее осмысленно и целенаправленно действовать, пока над ними выстроена жёсткая вертикаль управления, от командира отделения до командующего фронтом. Как только эти связи начинают нарушаться, особенно в среднем звене (батальон, полк, бригада), армия резко теряет боеспособность.

Алексей РАММ, журналист, эксперт Изборского клуба.

Почему-то мы проскочили проблему укомплектованности вооружённых сил, нацгвардии и МВД Украины вооружением и военной техникой, которая во многом определяет не только военную, но и политическую составляющую конфликта на Юго-Востоке. Что такое мотопехотные батальоны, которые созданы на базе территориальных и добровольческих батальонов и сейчас входят в состав не только общевойсковых, но и даже артиллерийских бригад? Сегодняшний мотопехотный батальон — это три пехотные роты с лёгким вооружением. В батальоне нет миномётов, вся техника мобилизована из народного хозяйства. На данный момент единственная бригада с механизированными и танковыми батальонами — это 1-я отдельная танковая бригада ВСУ. Всё остальное так или иначе имеет в своём составе мотопехотные батальоны. Почему? Ответ очень простой: после понесённых в вооружении и военной технике потерь все танковые и механизированные подразделения пришлось ужать так, чтобы доукомплектовать до полного штата хотя бы несколько механизированных и танковых батальонов. Для восстановления боеспособности оставшихся просто нет техники! И взять её в нужных количествах неоткуда.

В чём заключалась военная реформа на Украине? Об этом сказал министр обороны Полторак в Раде: "Мы создали 10 новых бригад". Да, создали. Но за счёт чего? За счёт перечисленных мной мотопехотных батальонов, мотопехотных бригад, а также новых артиллерийских бригад, которые не имеют дальнобойных 155-миллиметровых пушек, а вместо них в каждую новую артбригаду включили два мотопехотных батальона. Несомненно, украинское командование, столкнувшись с ситуацией, когда штаб АТО, оперативная группа генштаба, присутствовавшая там же, штабы секторов не имели возможности адекватного управления, сделало выводы, и сейчас действует командование "Восток" со штабом в Днепропетровске, оно имеет свою формальную структуру, но фактически является штабом АТО…

Владислав ШУРЫГИН.

Хорошо. С точки зрения республик Новороссии, за которые вы "играете", как вы оцениваете ближайшие перспективы?

Алексей РАММ.

С политической точки зрения Новороссии пока вообще как бы не существует. Это непризнанные государства ДНР и ЛНР. Но, с другой точки зрения, именно на их территории происходят сегодня главные события, которые определяют большую мировую политику и, как ни парадоксально, чем острее здесь ситуация, тем быстрее происходит оформление Новороссии в самостоятельную политическую силу. Поэтому Новороссии политически выгодны открытые боевые действия со стороны Украины. Не спровоцированные, а именно повторение, скажем, такого дебальцевского варианта, с сосредоточением украинских усилий, попыткой решить проблему силовым путём. Тогда можно будет попытаться решить несколько важных для Новороссии задач. В частности, попытаться отбить Мариуполь или Лисичанск, а самое главное — выйти в район Славянска. Это нужно и с экономической точки зрения, потому что всё-таки Мариуполь — это порт, Лисичанск, Северодонецк — большая промышленная агломерация, а Славянск — важный транспортный узел. Но ещё важнее — с политической, поскольку третье подряд крупное поражение на поле боя окончательно подорвёт военные возможности Украины и обеспечит условия для мирного урегулирования. Мы можем достаточно скептически относиться к вооружённым силам Новороссии, к сформированным здесь армейским корпусам, но если сравнивать то, что создано за этот год, с ВСУ, даже с попытками западных инструкторов их подготовить и вывести на новый уровень — это несравнимые величины. Понятно, что ЛНР, ДНР самостоятельно действовать не смогут, они имеют ограниченные возможности по самостоятельным действиям, но республики хорошо выполнили домашнее задание и вышли на новый уровень боеспособности. И в условиях даже непрямых действий России — таких, как поставка вооружения и военной техники, предоставление разведывательной информации — они самостоятельно способны решить большое количество задач, которые были им недоступны, например, в прошлом году.

Владислав ШУРЫГИН.

Вопрос к России. Время сегодня работает на Украину?

Виктор МУРАХОВСКИЙ.

Украинская сторона уже подтвердила, что нынешнее руководство может существовать только в режиме военной хунты. Если будет мир, это руководство падёт. Оно вообще даже внутри себя существует, сглаживает все противоречия только благодаря крикам о войне с Россией. И благодаря оплате этих криков иностранными государствами, прежде всего — США. Я считаю большой ошибкой говорить, что не удалось втянуть Россию в войну. На самом деле она втянута в информационную войну, в войну санкций. В информационном плане общественное мнение на Западе считает, что Россия ещё с прошлого года непосредственно участвует в боевых действиях. Не стесняясь, ведущие западные СМИ говорят о российских войсках, оккупировавших часть Украины. То есть де-факто в глазах этих СМИ, а также общественного мнения, а уж правительств тем более — Россия уже ведёт войну. И такая ситуация, когда в информационном поле Россия является участником конфликта, уже ведёт войну, а по факту существует положение "ни мира, ни войны", — для нас чрезвычайно опасна.

Сергей ЗАВОРОТНЫЙ.

Я бы как раз отнёс это к внешнеполитическим успехам действующего в Киеве режима. Потому что нам навязали эту точку зрения о присутствии. Это как "холодная война" когда-то была, так и сейчас: мол, российские войска оккупируют Донбасс, их нужно выгнать, должна быть миротворческая операция Порошенко, её должно поддержать НАТО и т. д.

Владислав ШУРЫГИН.

Теперь взглянём на ситуацию с точки зрения США. Безусловно, ситуация на Украине для них сейчас является ключевым политическим вопросом, поскольку это — реальная возможность поймать Россию в геостратегический капкан и удерживать её в этом капкане достаточно долго, выстраивая вокруг украинского конфликта ситуацию той самой "холодной войны", о которой сегодня все упоминали: ситуацию очень хорошо просчитываемую и легкоуправляемую, которая позволяет американцам контролировать и Европу, и Россию. Отсюда, опять же, видно не очень большое желание Европы поддерживать этот конфликт, поскольку европейцам растущая из-за него зависимость от Америки невыгодна. Соответственно, в этом случае для меня, как для США, очень важно удержать Украину от большой войны против России, которая сегодня для Украины будет самоубийством. Поэтому я, как руководство США, должен решить две почти противоположных задачи: не дать этой войне закончиться и не дать ей разгореться до крупномасштабного конфликта. Если я смогу их выполнить, то Украина окажется раскалённым утюгом, прижатым к боку России.

Вы, обсуждая сегодня ситуацию, не учли ещё один фактор, который я, как американец, очень хорошо вижу — громадная усталость самой России от этой ситуации. То есть мы, в США, констатируем: первое — общественное мнение в России перестало остро реагировать на ситуацию в Новороссии; второе — материальные потери, которые Россия несёт в связи с украинским конфликтом, достаточно чувствительны; третье — мы видим распад и угасание огромной поддержки России в русскоговорящей среде Украины. Практически русских на Украине больше нет! Мы вместе с украинцами смогли добиться того, что русскоязычная Украина теперь категорически отрицает какое-либо родство с Россией, и, более того, русские на Украине сейчас являются одной из самых агрессивных по отношению к России общин. Это, к сожалению, тоже факт. И именно в этой ситуации действительно очень важно выиграть у России время. И, соответственно, как я уже сказал, основной мой вывод: поддерживая Украину экономически и помогая ей строить военную машину, выиграть у России время для второго этапа, который, я считаю, наступит через полтора-два года.

А теперь прошу Владимира Ильича Молтенского, выступающего посредником на нашей игре, оценить позиции сторон и сделать выводы из сказанного.

Владимир МОЛТЕНСКОЙ, генерал-полковник, эксперт Изборского клуба.

Если вспомнить слова военного теоретика Клаузевица о том, что война есть продолжение политики другими средствами, то из сказанного участниками игры следует, что обострение военной ситуации на востоке Украины в ближайшей перспективе — не в интересах ни одной из сторон-участниц конфликта. Украина, закончив поворот на Запад, встроилась в фарватер США в качестве марионетки и более не может рассматриваться как самостоятельное политическое образование. Вся её политика, любые её внешние действия определяются Вашингтоном, и именно там решается, выгодна война США или нет. И сегодня очевидно, что война здесь Америке не выгодна.

Во-первых, в военном отношении Украина очевидно слаба и не имеет ни ресурсов, ни подготовленной армии, ни современного вооружения для ведения крупномасштабного военного конфликта. Кроме того, такой конфликт, будучи развязанным, может легко спровоцировать неконтролируемые последствия: от падения правительства и президента с приходом к власти как крайних радикалов, так и пророссийских сил, до распада Украины как таковой. Конечно, допустить это американцы не могут.

Во-вторых, проблемы Украины в преддверии выборного для США года стремительно отходят на периферию интересов, Америке в ближайший год будет просто не до Украины и, значит, ситуацию здесь необходимо заморозить как минимум до следующего политического периода.

С другой стороны, Россия также не заинтересована в эскалации этого конфликта, поскольку подобная война, во-первых, огромным бременем ляжет на серьёзно ослабленную кризисом экономику России, а, во-вторых, окончательно разрушит отношения между Россией и Евросоюзом, в сохранении которых чрезвычайно заинтересованы обе стороны, спровоцирует резкое усиление международной изоляции России вплоть до полной блокады, что усугубит негативные процессы в нашей экономике, очевидно зависящей от импорта наших ресурсов в Европу.

В-третьих, время, когда Украина фактически стояла на грани распада и пророссийские настроения населения были на пике, — упущено. Сегодня маятник общественных настроений Украины под влиянием тотальной антироссийской пропаганды стремительно уходит в крайнюю антироссийскую точку. И любые военные приобретения в этой ситуации будут обесценены крайне враждебным отношением большей части населения Украины. К тому же они тяжким бременем лягут на, как уже было сказано, сильно ослабленную экономику России.

Поэтому стратегия России заключается в уклонении от прямого военного противостояния с Украиной, при сохранении независимости Донбасса и его ориентации на Россию. Если Россия сможет выстроить здесь экономически состоятельный проект, то этот фактор очень скоро станет серьёзным элементом дестабилизации Украины, поскольку социально-экономические успехи Донбасса станут прямым вызовом и поводом для недовольства антироссийской политикой Киева.

Всё это, как я уже сказал, делает вероятность эскалации конфликта минимальной. Но при этом нельзя полностью отрицать такую возможность. В регионе налицо целый ряд политических сил, которые вполне могут спровоцировать боевые действия и вне интересов глобальных игроков. В первую очередь речь идёт об объединении украинских националистов, а правильнее было бы сказать — неонацистов, которые пытаются играть в украинской политике самостоятельную роль и находятся под давлением официального Киева, стремящегося оттеснить их на политическую обочину. В условиях мира сделать это Порошенко и его окружению не составит большой проблемы, но в случае очередной военной кампании нацисты тут же приобретают серьёзный вес, поскольку именно они являются мотивированным "костяком" ВСУ и других силовых структур. При угрозе "зачистки" нацисты вполне способны начать боевые действия на Донбассе без команды из Киева, поставив его перед фактом. Есть и другие силы…

Теперь о долгосрочных прогнозах. Почему американцы смогли так вроде бы внезапно и стремительно захватить Украину? Напомню вам одно из базовых положений из книги Бжезинского "Великая шахматная доска" — Россия без Украины является региональной державой, не более того! Замечу, написано это было в 1997 году! И отрыв Украины от России, уничтожение приднестровского анклава, дестабилизация обстановки в Центральноазиатском регионе — это, будем говорить, плановые поступательные действия США. Как правильно сказал Сергей Алексеевич Канчуков, американцы планируют свою политику на десятилетия вперёд, а мы живём фактически одним днём. Вот потому у нас и создаётся ощущение "внезапности" происходящего, хотя на самом деле всё идёт по долгосрочным планам. И, к сожалению, не нашим планам! Сегодня США из Украины готовят передовой отряд для действий против России. Который, может быть, и не будет воевать, но будет угрожать России. И по мере того как Украина будет усиливаться — при поддержке США в первую очередь — будет складываться совершенно иная геополитическая ситуация. И нельзя исключать, что, рано или поздно, у американцев появится соблазн использовать этот отряд для прямого военного противостояния с Россией. Главное — иметь потенциал для такой войны, а повод всегда найдётся. Мы же с вами помним, как начиналась Первая мировая война — с убийства эрцгерцога Фердинанда, Вторая мировая война — с инцидента на польско-германской границе.

Кто-то из мудрецов древности сказал, что не нужно бояться силы противника, а надо бояться собственной слабости. Сегодня мы себя позиционируем как одну из ведущих мировых держав, но находимся где-то в конце двадцатки среди экономически развитых государств. Нельзя забывать: ракетно-ядерное оружие не помешало развалу СССР. И непонимание этого в последующем может дорого нам обойтись. Необходимо развивать экономику, необходимо довести до конца программу перевооружения, необходимо вернуться к понятию государственной идеологии патриотизма, которая объединит людей, сплотит их вокруг своей страны. Это станет лучшим нашим ответом на любые угрозы…

Владислав ШУРЫГИН.

Спасибо, Владимир Ильич! Теперь перейдём ко второй части нашей военно-стратегической игры — к сценариям действий участников конфликта.

Алексей РАММ.

Повторюсь: для ДНР и ЛНР, как это ни парадоксально звучит, любое обострение или возобновление конфликта — при инициативе с украинской стороны будет ещё одним, важнейшим шагом к независимости и политической самостоятельности. Это поможет решить многие актуальные экономические и социально-политические задачи Донбасса — Новороссии. Ну и, конечно, необходимо укрепление связей с Россией, восстановление экономики Донбасса, без чего любые планы не имеют смысла.

Виктор МУРАХОВСКИЙ.

Для России самая невыгодная ситуация — ни мира, ни войны. И, если украинские вооружённые силы начнут какие-то реальные наступательные действия, самое выгодное для России — провести молниеносную миротворческую операцию, которая лишит нынешнее украинское правительство его главного инструмента — военной силы.

Сергей ЗАВОРОТНЫЙ.

Украина, точнее — нынешняя "свидомая" украинская элита, обрела свою сверхидею: она плотно прижалась к американскому сапогу, надолго встроилась в серьёзный, глобальный антироссийский проект. Как при советской власти она никогда не думала, слепо выполняя "указивки" сверху, так и сейчас не думает.