Чересчур долго запрягаем. Поедем ли?

Василий СимчераВасилий Симчера

экономика пустых обещаний и «четвёртый путь»

На словах у нас всё в порядке. Это еще раз подтвердил недавний отчёт премьер-министра Дмитрия Медведева перед Госдумой. А с нашей псевдорыночной экономикой, где сегодня 30% денежных активов и производимой продукции принадлежит иностранному капиталу и оффшорам, другие 40% — отечественным теневым структурам, и только менее трети остаётся простому народу — с этим у нас тоже всё в порядке? С нашей дутой экономикой, где производство реальных товаров и услуг находится на уровне конца 70-х годов? С нашей антисоциальной экономикой, где бедные становятся ещё беднее, а богатые — ещё богаче?

Если в нашей стране за последнее время что-то и вправду стабильно росло — так это, помимо коррупции, цены, тарифы, налоги, издержки и убытки производства, процентные ставки по кредитам, в том числе ипотечным, обменный курс иностранных валют по отношению к российскому рублю. Жадность и коррумпированность нашей недальновидной плутократии привели к росту корпоративных долгов, превышающих сегодня сумму в 550 млрд. долл., налицо риск потерь всех наших зарубежных активов по типу "дела ЮКОСа" или компенсационных исков от Латвии, Украины, российских и иностранных граждан etc.

При этом всем очевидно, например, что рост цен и коммунальных платежей составляет не 6% за год, а более 12%. Все понимают, что при таком показателе реальной инфляции кредитные проценты, рост коммунальных платежей, подоходных сборов и даже взяток никак не могут быть ниже.

Прибавьте к этому неконтролируемые и откровенно дутые темпы роста "естественномонопольных" издержек по 15-20% в год, 30%-ные прибыли ритейла (розничных сетей) и 40%-ные — в "сырьевых" секторах экономики, прибавьте к этому вывоз капиталов на 80-100 млрд. долл. в год — и вы поймёте, что нынешняя социально-экономическая модель в России обречена на крах. Стоит ли удивляться, что за два последних года прекратили свою деятельность свыше миллиона мелких и средних предприятий? Да, не все они закрылись — примерно половина "ушла в тень", но разве это не катастрофа финансово-экономического курса правительства?

Начиная в 2000 года объём российского ВВП в физическом выражении не вырос, а, напротив, сократился едва ли не на треть, промышленное производство упало в 1,5 раза, в том числе машиностроение — в 3,4 раза, производство подшипников и станков — в 5 раз, издержки при добыче газа и угля выросли в 4 раза, при производстве бензина — в 3 раза, а общие издержки — в 2,6 раза.

Если за 18 лет правления Брежнева средний сбор зерновых в России (подчеркну — всех зерновых, а не только пшеницы, и в России, а не в СССР. — В.С.) составлял 96 млн. тонн, а за 7 лет правления Горбачёва — 101,3 млн. тонн, то 16 лет "тандема" — 84,4 млн. тонн, что, конечно же, немного лучше "ельцинских" 76,4 млн. тонн, но всё равно означает 12%-ное падение по сравнению с периодом 1965-1982 годов.

Можно добавить, что в 2015 году число граждан России, улучшивших свои жилищные условия по сравнению с 1990 годом сократилось всемеро, число детей до 18-ти лет — на 30%, этот список можно продолжать и продолжать…

Напомню, что такой реальный застой и отстой длится уже около 30 лет, сопровождается всё более глубоким отставанием России от ведущих стран мира в развитии своего комплексного стратегического потенциала, и одной "патриотической" риторикой да запуском отдельных производственных комплексов "оборонки" данное отставание не преодолеть.

Надо ли его преодолевать? Общее мнение внутри России таково, что надо обязательно — иначе страна просто будет разорвана на куски внутренними противоречиями и внешними конфликтами, как это произошло в 1991 году с Советским Союзом, а сегодня весьма наглядно происходит на Украине.

Как его преодолевать? На этот счёт существуют разные мнения.

Есть мнение "властной вертикали", согласно которому ничего менять не надо: мол, жили так 25 лет — и еще поживём. В крайнем случае, её представители согласны на какой-то "косметический ремонт": угрожают военной силой — подбросить немного деньжат "оборонке", угрожают "цветными революциями" — на "опасное" время расширить финансирование масс-медиа и силовых структур, "бузят" национальные субъекты Федерации — увеличить трансферы из федерального Центра, и так далее.

Есть мнение "либеральной оппозиции", согласно которому нужно снять все барьеры для "эффективных внешних инвесторов" и до минимума сократить госрасходы, в том числе на армию, социальные выплаты, образование и здравоохранение, что превратит нынешнюю Россию в процветающую прозападную страну, а еще лучше — сразу в два-три десятка процветающих прозападных стран (здесь к ним присоединяется мнение "национал-сепаратистской оппозиции").

Есть мнение "левопатриотической оппозиции", согласно которому нужно вернуться к советской плановой экономике и к советской идеологии (лучше всего — сталинских времён) мобилизационного типа, самодостаточной и бескризисной.

На мой взгляд, ни то, ни другое, ни третье мнение, несмотря на их широчайшую распространенность в современном российском обществе, не является ни обоснованным, ни перспективным с точки зрения его эффективности для будущего развития России.

Возможен ли "четвёртый путь": без потрясений и революций, концентрирующий лучшие умы и силы нашей страны вокруг приоритетных ценностей гражданского общества, гарантирующий избавление всех слоёв российского народа от усугубляющейся бедности, рост достатка и социальной справедливости? На мой взгляд, такой путь существует, и он требует следующего комплекса первоочередных мер.

Первое. За исключением резервных активов, необходимых, согласно правилам МВФ, для покрытия трехмесячного импорта (это около 100 млрд. долл.) и годовых расходов на погашение и обслуживание внешнего долга России (по состоянию на 1.04.2016 это около 150 млрд. долл.), все остальные валютные (и государственные, и частные) активы, хранящиеся в иностранных банках (сейчас это в общей сложности около 1 трлн. долл.), предлагается реструктуризировать как низкодоходные, гарантирующие получение 2-3% годовых, и в концентрированном виде направить на модернизацию высодоходных отраслей отечественного производства и инфраструктуры, гарантирующих отдачу 12-15% годовых, то есть в 5-6 раз больше. Мы не Запад должны кредитовать под низкие проценты, а сами кредитоваться за счёт его активов. Если же это невозможно, — отозвать эти средства из западных ценных бумаг и вложить их в страны с благоприятными режимами кредитования, в том числе в активы Китая, Вьетнама, Индии и т.д., которые при этих условиях под дополнительные имущественные залоги будут готовы удвоить объёмы кредитования многих наших предприятий. А имущественных залоговых активов, интересных для этих стран, у нас, в отличие от Запада, предостаточно. И спроса на дешевые рефинансированные кредиты (не только внутри страны) у нас не меньше. В этом, а не в тысяче мелочных поправок и решений, польза от которых, как правило, меньше расходов на их реализацию, как раз и состоит смысл и целесообразность совершения предлагаемого разворота.

Второе. Чтобы переломить нынешнюю порочную практику "откатов" и размывания наличных денежных средств и с целью избавить депозиты населения от нынешних конфискационных банковских рисков, предлагается разделить все банки на 1) инвестиционные, принимающие на себя инвестиционные риски и обязательства по их возмещению от своего имени и за свой счёт, и 2) депозитные, не принимающие на себя инвестиционные риски и какие-либо обязательства по их возмещению. Из-за отсутствия такого деления население России при нынешнем массированном банковском банкротстве теряет, а ЦБ РФ незаконно присваивает в год до 3,5 трлн. рублей невостребованных активов. Предлагается консолидировать все эти активы (их объем, с учётом изъятия незаконного возврата НДС и причитающихся, но недоплачиваемых в бюджет таможенных платежей, может достигать 10 трлн. рублей) и вложить их в реализацию общенациональной "Комплексной программы научно-технического прогресса, обеспечивающей удешевление издержек производства и снижение монопольных тарифов на энергоносители и розничных цен на коммунальные услуги и основные группы товаров массового потребления в РФ в период до 2018 года".

Третье. Действующие и всевозможные новые программы должны соподчиняться и в последующем в скорректированном виде реализовываться лишь в той мере и насколько они обеспечены и требуют это интересы, цели и задачи гарантированного выполнения указанной Комплексной программы. При ожидаемых единовременных затратах на реализацию этой программы в период до 2018 года около 1,5 трлн. долл. или (с учётом 5% годовых банковских платежей) — до 300 млрд. долл. ежегодно. Синергетический экономический эффект, начиная со второго года реализации программы, в том числе в виде снижения цен, может достигнуть 600 млрд. долл., норма эффективности — 13,6% (вместо нынешних 3,6%), а срок окупаемости — 5 лет. Для сравнения, норма эффективности по России в 80-е годы ХХ века составляла 15% (а мировая монопольная норма прибыли составляет 6-7%).

Понятно, что формы организации этой работы могут быть разными, но главное здесь — гарантированное обеспечение почти четырёхкратного повышения эффективности экономического развития России, на основе чего в экономике страны появится реальная возможность снижения цен и избавления от кризисной иностранной зависимости. В частности — и это для престижа нашего государства не менее важно, предлагаемая программа позволила бы без нынешних неприглядных манипуляций в полном объёме возвратить насильственно изъятые в 1991 году у нашего народа денежные сбережения, эквивалент которых в то время превышал 450 млрд. долл., а не издевательски, уподобляясь аферистам, ограничиваться беспроцентным возвратом в 40-50 раз заниженных по паритету покупательной способности сумм. И это реальное возвращение социальной справедливости в наше общество будет в сотни, в тысячи раз более сильным объединяющим фактором, чем миллион раз повторенные в разных вариациях слова о патриотизме, любви к России, русскому народу и тому подобное.

Всё это, стоит подчеркнуть, — не благие пожелания, а чётко выверенная программа действий, которая давно и хорошо известна всем этажам российской "властной вертикали". Между тем, время идёт, конфликтный потенциал в нашем обществе нарастает, стратегический — снижается, а принципиальных подвижек не происходит. Говорят, что русские долго запрягают, но быстро ездят. Мы запрягаем уже так долго, что можем вот-вот остаться "безлошадными".

В науке, если задача не решается, — меняют постановку задачи. В политике надо менять постановщиков и исполнителей.

Можно ли, когда куришь — молиться? Ответ папы Римского — можно! А можно ли, когда молишься — курить? Ответ — нельзя.

Выходит, всё дело в корректной постановке вопроса. На некорректно поставленные и решаемые в нашей стране вопросы — корректных ответов не ждите. Попросту потому, что их в принципе быть не может!

Здесь я попытался всего лишь корректно поставить вопрос. Но, как известно, корректно заданный вопрос уже содержит в себе половину ответа. Не более, но и не менее того.

ПОДЕЛИТЬСЯ
Василий Симчера
Симчера Василий Михайлович (род. 1940) – советский, российский экономист, специалист по статистическому моделированию. Доктор экономических наук, профессор. Вице-президент Академии экономических наук. Заслуженный деятель науки РФ. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...