У Путина с правительством очередной конфликт

Михаил ХазинМихаил Хазин

М.ХАЗИН: Здравствуйте! У микрофона Михаил Хазин, начинаем сегодняшнюю передачу. А почему, собственно, для лиц, старше 16 лет? А, если меньше 16, то нельзя, что ли? И почему нельзя, самое главное? Я, вроде как, не использую ненормативную лексику. Ну, давайте, поскольку всё-таки у нас принято обсуждать новости, давайте, немножко поговорим о новостях. Но сначала – о моих собственных новостях. Я тут ездил в город Новосибирск. Я напомню, что именно там я буду по мажоритарному округу баллотироваться в Госдуму, от партии «Родина», правда, но я там довольно много общался с людьми, что, впрочем, и полагается делать кандидату в депутаты, и по этой причине я хочу задать вопрос, который, как мне кажется, актуальный. Вопрос следующий: скажите, пожалуйста, последние три месяца ощущаете ли вы улучшение вашего положения экономического, финансового? Это телефон 8-495-134-21-35. Ощущаете ухудшение — 8-495-134-21-36. И, наконец, третий вариант — 8-495-134-21-37 – за последние три месяца принципиальных изменений не произошло. Обращаю внимание на то событие, которое произошло не в России, а в США – на бойню в Орландо, где было убито более 50 человек, ранено около 100. Обама сказал, что это самое крупное по количеству убийств мероприятие, событие за всю историю США. Я напомню, что, когда агенты ФБР штурмовали какой-то посёлочек, где жила некая секта, они убили больше, и, разумеется, больше народу было убито в 19 веке, например, в Ундетни, когда убивала американская армия индейцев. Но, поскольку индейцы людьми не считаются в США, то по этой причине он, Обама, про это забыл. Но я-то хочу сказать о другом. Ответственность за это событие взял на себя ИГИЛ (запрещённая на территории России террористическая организация – Прим. Ред.). Тут, конечно, не тот случай. Насколько я понимаю, паспортов террористов, как на развалинах в 2001 году, найдено не было, да, в общем, это было и не нужно, поскольку всегда виновным уже объявлен террорист-одиночка. Ну, во-первых, он по происхождение афганец, а, во-вторых, ещё раз повторю, ИГИЛ взял на себя ответственность. С точки зрения американской политической ситуации, это событие крайне важное, вот почему. Дело в том, что не секрет, что вся «арабская весна», так называемая, то есть события в Ливии, в Египте, на Ближнем Востоке, в Сирии и возникновение ИГИЛ – это работа связки Хилари Клинтон и Петреус, американского генерала, который в бытность Клинтон госсекретарём возглавлял ЦРУ. Там, кстати, любопытная история, потому что Петреуса уволили за то, что он какими-то секретными сведениями делился со своей любовницей, над Хилари сейчас нависает угроза снятия с предвыборной гонки и даже уголовного преследования за то, что у неё тоже была утечка информации. В общем и целом, можно сказать, что это у них такое общее свойство – несерьёзное отношение к госсекретам. Но в любом случае такой масштабный теракт, приписываемый ИГИЛ, при том, что, в общем, в США все политически активно люди понимают о связи Клинтон с ИГИЛ, скорее всего, очень сильно ударит по её популярности. То есть, даже если бы такого не было, то Трампу хорошо было бы такое придумать. Отметим, кстати, что сам Трамп выступил уже с заявлением к Обаме, что надо бы уйти в отставку. Ну, безусловно, это чисто предвыборный ход, но сама по себе ситуация очень показательная. Я, кстати, совершенно не считаю, что Трамп имеет хоть какое-то отношение к организации этого теракта – это просто невозможно, у него нету соответствующих ресурсов. Кроме того, обычно, если такого рода операции устраивают, их устраивают люди, находящиеся довольно далеко от официального кандидата. То есть, даже если предположить, что кто-то в США и хотел подставить Клинтон, то этот кто-то уж точно с Трампом не связан. Но желающих разобраться с Клинтон, в общем, достаточно много. На фоне этого теракта, ещё раз повторю, и акции Клинтон будут падать, и, наоборот, Трамп с его жёсткой позицией вполне себе будет выигрывать. На самом деле мы видим, что ситуация в США в рамках борьбы за власть заходит в крайне болезненную стадию. Я напомню, что в нашей стране аналогичный случай был в 99-м году, когда взрывали дома. Есть по этому поводу разные гипотезы, кто это делал, злые языки тычут пальцы, что виноват в этом, если говорить о реальном, кто это всё придумал, Березовский. У меня нет никаких иллюзий по поводу того, что Березовский из своих интересов мог бы убить и больше народу – не сотни, а тысячи и миллионы – но в случае США это вещь достаточно важная, потому что там вопросы безопасности в некотором смысле являются священной коровой. Ведь теоритически такого рода взрывы могут, если уж, коли они пойдёт в некотором количестве, должны будут переходить из сферы людей простых к сильным мира сего – вот это на самом деле их волнует. То, что кто-то там какой-то клуб взорвал или кого-то там расстрелял, это никому не интересно. То, что это было в гей-клубе – это сделалось исключительно с целью поднять общественный градус, потому что, ну, во-первых, объяснить легче, ислам, как известно, очень жёстко осуждает гомосексуализм, а, во-вторых, в США, где такая демонстративная толерантность играет важную роль, то, что это произошло в гей-клубе, вызывает больший общественный резонанс, чем, если бы это произошло в обычном клубе или детском саду. Ну, тут уже никуда не денешься. Значит, возвращаемся к нашему опросу, фактически он уже завершён, уже не меняются цифры. И мы видим, что только три процента считают, что у них финансовое положение улучшилось за последние три месяца, 14, в общем, не очень знают, больше 80 процентов говорят о том, что их финансовое положение ухудшается. Вот это цифра, которая, ещё раз, повторяю, это у нас опрос в Москве, аналогичную картину я видел в Новосибирске. В других местах ситуация аналогичная. Я подозреваю, что, если мы возьмём группу малых и средних предпринимателей, то там эта цифра будет ещё больше. В любом случае она очень хорошо показывает, что никакого принципиального улучшения в стране, в экономике не видно. Ну, с точки зрения моего понимания экономики, этого и быть не может, потому что у нас инвестиций сегодня, которые приходят в экономику, недостаточно даже для простого воспроизводства. То есть у нас имеется такой совершенно классический депрессионный спад, связанный с тем, что просто нет денег на то, чтобы компенсировать убывающие инвестиции, и каким-то образом стимулировать спрос. Это, кстати, ещё одна проблема, потому что бессмысленно, никто не будет вкладываться в производство, неважно чего – товаров или услуг – в ситуации, когда люди перестают покупать. И по этой причине рассчитывать на экономический рост, как это делает правительство, по меньшей мере, наивно. Ресурсов для этого роста не видно. И по этой причине я склонен считать, что выборы в сентябре месяце будут сильно более неожиданными, чем многие думают. В любом случае, если посмотреть на то, что предлагает людям «Единая Россия», то это вызывает, ну, не знаю, у меня это вызвало содрогание, первые два пункта. Первый пункт: мы партия Путина. Ребят, вы уж простите, вы не партия Путина, вы партия правительства. У вас лидер вашей партии председатель правительства, вы поддерживаете все правительственные инициативы. У Путина с правительством очевидный конфликт. Да, он пока не может проявиться открыто, потому что Путин понимает, что за правительством стоит весь объединённый Запад с Хилари Клинтон. Но, тем не менее, то демонстративное нежелание исполнять поручения Путина, в частности, майские указы, которое мы видим, абсолютно очевидно всем, включая и Путина, кстати. Да, у него были некоторые иллюзии по поводу тех схем, которые нужно использовать. Это, кстати, принципиальная разница. Есть модели экономического развития: есть либеральные, есть более патерналистская, есть плановая – это разные варианты. А есть их реализация. Даже в рамках либеральной модели, в общем, можно было бы навести некий минимальный порядок в нашей стране. Но правительство этого не хочет делать категорически, то есть тут оно как бы демонстративно занимается саботажем указаний президента. Ничего не мешает и развивать Евразийский экономический союз, и создавать систему кредитования рублёвую. Более того, это соответствует либеральным принципам. Но нет, наше правительство не просто декларирует приверженность либеральным принципам, оно ещё их интерпретирует в формате интересов МВФ. То есть, если была такая фраза «то, что хорошо для General Motors, хорошо для США», то в нашей стране наше правительство, а с ним и партия «Единая Россия» интерпретирует этот тезис так: что хорошо для МВФ, то хорошо и для России. А то, что при этом у людей зарплаты падают, что у людей большие проблемы с работой, на это никто внимания обращать не хочет. Кстати, удивительная вещь: официальная статистика говорит о том, что 30 процентов населения боится в течение нескольких месяцев потерять работу. Это не шутка, это очень много. А, если ещё учесть, что примерно 30 процентов населения работает на нелегальных основаниях, вспомните, что правительство объясняло, что оно не понимает, как примерно 30 процентов зарабатывает себе на жизнь. Вот, кстати, давайте, ещё один вопрос проведём. Новое голосование. Значит, вопрос следующий: платите ли вы все необходимые социальные взносы от налогов до всякого рода социального страхования и пенсионных взносов. Вариантов три. Вариант первый: да, я работаю полностью легально и со всех своих доходов плачу все необходимые взносы и налоги – 8-495-143-21-35. Вариант два: нет, не со всех своих доходов я плачу – 8-495-134-21-36. И, наконец, вариант третий: нет, я не могу себе позволить со своих низких доходов что-то там ещё отдавать государству – 8-495-134-21-37. Ну, я при этом понимаю, что люди, которые имеют мобильные телефоны и слушают радио, скорее всего, имеют, ну, хотя бы часть своих доходов легально. Тем не менее, я как человек, который идёт в Государственную Думу, и к тому же от патриотической партии, я долго размышлял на тему о том, а что такое в нашей стране сегодня патриотизм. Это, вообще, проблема очень большая, потому что президент наш сказал, что национальная идея – это патриотизм, но что такое патриотизм? Это кричать «ура-ура»? Ну, вы понимаете, раз крикнул, два крикнул, а дальше то что? Это гордиться своей страной? А за что гордиться? Ну, и так далее, и тому подобное. Вот я понял, что в нашей стране сегодня патриотизм – это, когда человек прилагает максимальные усилия для того, чтобы у всех граждан в стране, кто этого хочет, была бы достойная работа, обеспечивающая нормальное существование ему и его детям, потому что не может быть человек патриотом и гражданином, когда он не знает, чем он завтра будет кормить своих детей. Я это очень хорошо понимаю, потому что, когда меня в 98-м году за попытку остановить дефолт уволили из администрации президента, я несколько лет был безработным, меня на работу никуда не брали. Я очень хорошо это знаю, это ощущение, когда человек не знает, чем он завтра будет кормить детей. Оно очень неприятно, и таким человеком, в общем, довольно легко манипулировать, потому что ни о чём другом, кроме как о том, чтобы найти еду для детей на следующий день, он не думает. И это неправильно. Вот я считаю, что мы должны сегодня, ещё раз говорю, это не значит, что так будет всегда, как только мы обеспечим любому гражданину возможность работать и кормить свою семью, мы должны будем думать ещё о чём-то, но на первом этапе это главное, что нужно сделать. Я честно пытался сформулировать, я написал даже 10 тезисов, которые у меня на сайте можно найти, может быть, мы их разберём завтра-послезавтра, в смысле на следующем моём выступлении, то есть в следующий понедельник, просто потому что мне очень интересно, что люди думают именно в режиме диалога, потому что мне это представляется крайне важным. У нас сегодня в реальности никто не предъявляет экономических программ. Ну, понятно, что партия правительственная «Единая Россия» никаких экономических программ предъявить не может, у неё одна экономическая программа – это программа правительство, и смысл её такой: стабилизируем бюджет путём ограбления населения. Ну, это, конечно, программа. Я всех призываю, хотя «Единая Россия» говорит, что она партия президента, но я ещё раз повторяю, что её программа экономическая звучит так: стабилизируем бюджет путём ограбления населения. Если вы готовы за это голосовать, ну, тут уж я ничего сделать не могу. У коммунистов тоже нет экономической программы, и понятно, почему. Потому что лозунги коммунистов социальные — «всем работу, бесплатное жильё, бесплатная медицина» — возможны в одном единственном случае, если у вас нету частной собственности на средства производства. Ничего плохого в это мнет, мы неплохо жили при социализме, но сегодня коммунисты, точнее, лидеры коммунистов лозунг отмены частной собственности озвучивать боятся. Вот это принципиальная вещь, на которую я призываю обратить внимание. Они боятся сказать правду. Либо они кто, социал-демократы? Но социал-демократы могут чуть-чуть улучшать текущую ситуацию, но обеспечить эти социальные принципы, о которых они говорят, они не могут. Весь опыт истории это показал, а Владимир Ильич Ленин неоднократно объяснял, почему. Потому что нельзя быть немножко беременным. Либо ты за отмену частной собственности, и тогда в рамках контроля за госсобственностью ты финансируешь социальные программы, либо же ты против отмены частной собственности, но тогда врать не надо. В общем, это важное место, и по этой причине моё глубокое убеждение, что нам нужно, разумеется, менять модель экономическую, потому что та модель дикого капитализма, которую мы построили в 90-е годы, больше существовать не может. Но нужно при этом понимать, что сначала хорошо бы всё-таки перейти к экономическому росту, потому что в условиях спада устраивать очередную кровавую революцию очень не хочется. Ну, и в заключение до перерыва перед новостями я напомню, что 16 числа я буду в городе Калининграде, где буду делать презентацию своей книги «Лестница в небо». Вообще говоря, презентацию я могу устраивать в разных местах, поэтому, если есть здесь слушатели из других городов, то зовите, ну, а вообще, книжка сейчас продаётся практически всюду. Я думаю, мы на следующей неделе начнём продавать электронную версию, так что желающие могут обратиться на сайт. Перерыв на новости. Возвращаемся в студию, у микрофона Михаил Хазин. Значит, две темы до того, как я начну отвечать на вопросы. Первая. Мне тут пишут, приезжайте в Петербург с презентацией книги, очень ждём. Значит, я готов приехать в Петербург, можно приехать числа 24-25, а 21 я буду в Нижневартовске или, в общем, где-то там с Изборским клубом, потом у меня будет время в 20-х числах, я могу приехать. Но для этого нужно связаться с местным питерским отделением «Родины» и с ними договориться. Я думаю, что это вполне возможно. Теперь – результаты голосования. У нас получается, что 45 процентов платят со всех получаемых денег налоги, 17 процентов – только частично, и 38 процентов, почти 40, вообще, не платят. Это достаточно значительная цифра, и я могу вас уверить, что это во многом результат экономической политики правительства, и вот с этим надо что-то делать. Ну, а сейчас я начну постепенно отвечать на вопросы. Здравствуйте, слушаю вас!

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Михаил! Поскольку вы затронули в последней части своего выступления такое понятие как программы, давайте, всё-таки уточним, что это такое, потому что у нас это часто смешивается с декларациями о намерениях. Я имею в виду в отношении деятельности некоторой коммерческой фирмы – там словом программа называется вполне определённый документ, в нотации используется BPMN, кто не знает, в «Википедии» может посмотреть.

М.ХАЗИН: В «Википедии» смотреть не надо.

СЛУШАТЕЛЬ: Это, значит, набор действий, каждое из которых связано со вполне определённым исполнителем, предусмотрена вероятность отказа, и это формальный документ. Почему на высшем уровне у нас, вместо таких чётких последовательностей действий, какие-то туманные?

М.ХАЗИН: Нет, ну, вы хотите сказать, да, в СССР был, например, пятилетний план, на его основании писались годовые планы, на их основании писались там планы для предприятий. У нас такого документа нет и быть не может, потому что предполагается на правительственном уровне, что у нас свободный рынок всё сам сделает. У нас были отдельные целевые программы, которые, в общем, писались, не понятно для чего, потому что их никто не собирался в либеральном правительстве реализовывать. Я даже не знаю, этот жанр сейчас существует, или нет. Аналогично – региональные программы, программы регионального развития. Вся проблема состоит в том, да, я уж не говорю про то, что у нас нет, я прошу прощения, для того, чтобы написать хотя бы минимальную программу, надо иметь хотя бы минимальные представления о базовых цифрах. Грубо говоря, сколько будет доходов бюджета, какой будет реальный ВВП, какой будет средний спрос, то есть, иными словами, средняя заработная плата. Поскольку правительство непрерывно врёт, то по этой причине оно не может написать программу в принципе. Оно же не может написать программу, говоря: ну, мы тут сказали, что у нас будет в среднем рост в три процента, но мы тратим, исходя из того, что у нас будет спад в два процента. По этой причине невозможно. Вот я, когда я говорю о тезисах, о 10 тезисах – это именно тезисы, на основании которых можно написать программу, но это можно делать только после того, как будет принято принципиальное решение о смене экономической модели. До этого никто не будет финансировать, всё-таки любая программа денег стоит. Опять же, в нашей стране разрабатывать программу для правительства можно, только взаимодействуя с правительством. Здравствуйте, слушаю вас!

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте! Михаил, вот вы сказали, что КПРФ, но они же выступают за национализацию стратегических природных ресурсов, отраслей промышленности, а частная собственность, сферы обслуживания, частный сектор….

М.ХАЗИН: Когда они говорят о национализации, они имеют в иду, что нужно отменить преступную приватизацию, но сам по себе подход, что может быть частная собственность на средства производства – они от него не отказываются. Здравствуйте, слушаю вас!

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, здравствуйте! Ну, вот, вроде бы, вы, честный человек такой вот, ну, зачем вы говорите неправду в отношении программы коммунисткой партии? Ну ведь они говорят, что первым долгом – национализация минерально-сырьевой базы.

М.ХАЗИН: Не надо путать минерально-сырьевую базу и частную собственность на средства производства – это разные совершенно вещи. Национализация минерально-сырьевой базы может быть, например, при частных добывающих компаниях, одно другому не противоречит в этом смысле. Ну, что вы говорите странные вещи какие-то? Я ровно про это и говорю, что коммунисты не доводят свою логику до конца. То есть, либо вы её до конца доводите, либо не доводите.

СЛУШАТЕЛЬ: Коммунисты принципиально против частной собственности, а вы почему-то их гнобите.

М.ХАЗИН: КПРФ почему-то об этом не говорит. Не говорит КПРФ.

СЛУШАТЕЛЬ: Не знаю.

М.ХАЗИН: Здравствуйте, слушаю вас!

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Михаил! А, пожалуйста, составьте список товарищей, которые, как вы, патриотически относятся к стране, и озвучьте этот список не раз в своих передачах, чтобы люди знали.

М.ХАЗИН: Вы знаете, вот мой опыт общения с людьми и опросов, которые я делаю, показывает, что у нас с по-настоящему патриотическими взглядами где-то примерно 80 процентов населения. Ну, если считать, что нужно смотреть только взрослое население, ещё чего-то – ну, как минимум, 10 миллионов человек. Я не могу озвучить сто миллионов человек – это сложно. Разумеется, чем ближе к кормушке, тем их меньше. Это правда. Но нужно при этом понимать, что, если я сейчас начну озвучивать, например тех, кого я считаю, что они могут стать министрами в новом правительстве, то у них будут крупные проблемы, потому что, если вы думаете, что либералы молчат, то вы ошибаетесь, они действуют. Здравствуйте, слушаю вас!

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Михаил! Вы озвучили проценты, 40 платят, 12 – не полностью, 38 не платят. Не кажется ли вам, лично вам, что за счёт 40 процентов, которые платят, все остальные пользуются благами? То есть здравоохранением, образованием, дорогами и так далее. Не сеть ли это основание для того, чтобы заявить, в том числе вам громогласно, что это есть основание для ухода в отставку, начиная с первых лиц и правительства ввиду некомпетентности и неспособности руководить страной? Озвучьте.

М.ХАЗИН: Ну, то, что они некомпетентно – это даже и вопросов нет. Что, кто-то считает, что наше правительство компетентно? Мне такие люди не известны. Даже Путин, который говорит, что он одобряет их действия, по некоторым деталям видно, что он очень сильно раздражён тем, что они делают. Что касается того, что платят только 45, то я могу сказать следующее, что проблема-то не в том, что люди не хотят платить. Те 38, которые не платят, они, может быть, и рады бы выплатить, они не могут себе этого позволить, иначе с голоду подохнут. И вот тут виновато государство. Я уже говорил о том, что такое патриотизм сегодня, с моей точки зрения. Желающие могут этот текст прочитать у меня на сайте hazing.ru. Я считаю, что, в общем, его надо обсуждать, я был бы очень благодарен, если бы мне написали осмысленные замечания. Здравствуйте, слушаю вас!

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день, Михаил! Почему вы нас всё время пугаете революцией, гражданской войной какой-то кровавой, бойнями? Вот вы 91-м году народ совершенно безропотно отдал всю собственность в руки капиталистов. Если он её сейчас вернёт, то, что, непременно начнётся кровавая бойня? Непонятно. Даже не то, что безропотно, а с радостью отдали всю собственность в руки бандитов.

М.ХАЗИН: Я не очень понимаю, причём здесь это. Я как раз совершенно не призываю отбирать, потому что я понимаю, что это закончится плохо. Я думаю, что и коммунисты это понимают. Может, они этого хотят, но они не готовы брать ответственность на себя за это. Я говорил о том, что нам нужны законы о люстрациях – это совершенно разные вещи. И нужно создавать новые активы, а не перераспределять старые. Вот и всё. Здравствуйте, слушаю вас!

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, добрый день! Михаил, здравствуйте, меня зовут Кирилл. Я слушаю вас довольно давно, хотел бы отметить несколько моментов. Во-первых, к сожалению, ваши прогнозы в отношении краха доллара и коллапса западной экономики до сих пор не сбылись – это раз. В отношении налогов никто не мешает людям платить 6-7 процентов, зарегистрировавшись ИП, или, вообще, взять патенты и платить копейки. Это вопрос не голода, это вопрос слабости государства в отношении контроля, мне кажется, потому такие платежи абсолютно посильны всем – это второе. И третье, извините меня, но социалистическая экономика, кроме заметных успехов в отдельных областях, проигрывала во всём, начиная с производительности труда. Поэтому сводить всё к возврату социализма явно не стоит.

М.ХАЗИН: Вы знаете, у вас целая куча очень странных тезисов. Ну, во-первых, я говорил о падении доллара году в 2000-2001. С тех пор он упал почти в два раза относительно евро, например. Но после того, как это паление произошло, я больше про падание доллара ничего не говорил. Что касается распада мировой долларовой системы, он происходит у нас на глазах, но это процесс длительный и долгий. Что касается социализма, говорить о производительности труда при социализме сложно, потому что уровень разделения труда в СССР был всё-таки ниже, чем в США. Но, если мы возьмём весь западный мир, то производительность труда в СССР была не ниже. Это очень хорошо видно по тем соревнованиям, которые у нас были, соревнованиям двух систем. Разумеется, после распада СССР ситуация у нас сильно ухудшилась. Так что я, в общем, никак не могу согласиться с вашими тезисами, простите. Здравствуйте, слушаю вас!

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте! Михаил, скажите, пожалуйста, а чего это трудящиеся во Франции так протестуют второй месяц: А буржуи дали бы им по шесть соток, как у нас, и они бы не выходили на улицы, а сидели бы на своих грядках.

М.ХАЗИН: Нет. Дело в том, что никто не хочет сидеть на шести сотках. У нас строится то, что называется постиндустриальное общество, во Франции тоже. Я абсолютно не хочу сказать, что оно получится, но оно строится, и там большая часть населения – это городской средний класс. Они хотят отдельные квартиры, они хотят машины и категорически требуют, чтобы им дали доходы, достаточные для обеспечения этого уровня жизни. А их постепенно начинают зажимать, потому что денег нет, они сопротивляются. Это главная причина, по которой они сопротивляются. Уже всем абсолютно понятно, тем, кто экономикой занимается, то равновесное состояние между доходами и расходами не обеспечит существование массового среднего класса, что 80 процентов нынешних представителей среднего класса свалится в нищету, они не смогут жить на шести сотках, потому что по современным представлениям и налоговым представлениям шесть соток – это роскошь, это дача. Выжить за счёт шести соток нельзя, и по этой причине это невозможно. Так что протестуют они, протестуют, и будут это дальше делать, чем дальше, тем больше, и поддерживать ИГИЛ они будут, потому что не видно другого. Вы понимаете, им на протяжении нескольких поколений объясняли, что средний класс – это правильно и достойно, это отдельное жильё, своя машина и так далее. А тут неожиданно выясняется, что у них с трудом хватает на еду и на одни штаны в год. И хорошо, если на комнату в коммуналке. Им это не нравится, разумеется. Здравствуйте, слушаю вас!

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте! Меня Георгий зовут. Вот в Швейцарии был референдум, там хотели платить по 2,5 тысячи евро каждому, а что, если у нас рассмотреть такой вопрос, то есть базово платить всем людям…

М.ХАЗИН: Я не понимаю, вы что хотите? Полного разложения? Вот у швейцарцев хватило мозгов, чтобы понять, что платить бездельникам – это неправильно. Кроме того, тут есть некоторая тонкость. Дело в том, что, если вы им даёте 2,5 тысячи, то это вы автоматически снимаете с государства все социальные платежи. То есть предполагается, что вы, получая 2,5 тысячи в месяц, больше от государства не имеете ничего. Образование платное, здравоохранение платное, платное всё. Но нужно при этом понимать, что это Швейцария, она маленькая, и вы можете из машины из пункта А в пункт Б приехать. А какого людям, которые живут где-нибудь в Сибири. Да, конечно, им платят, грубо говоря, вы им предлагаете платить каждый месяц, но это платит, чтобы жить. А чтобы лечиться, нужно ехать куда-то. Но никто не будет содержать ради одного человека авиамаршрут или железную дорогу. В нашей стране без целенаправленных социальных трат бюджетных страна существовать не может. Поэтому в нашей стране такая модель в принципе невозможна. Здравствуйте, слушаю вас!

СЛУШАТЕЛЬ: Михаил Леонидович, такой вопрос. Известно, что в Штатах около 7тысяч банков, у нас меньше 700, и те сокращают. Не понятно, почему это делается?

М.ХАЗИН: Ну, это банковская политика, да? У меня совершенно железная уверенность, что нам нужны региональные банки, не очень крупные, которые бы занимались финансированием малого и среднего бизнеса в регионах, потому что даже в крупных областях у нас уже сейчас есть ситуация, при которой нет собственных денег, и что-то получить, хотя бы минимальные деньги, местные компании не могут в принципе, потому что, к кому бы они ни обратились, те за разрешением на выдачу денег обращаются куда-то в головной офис, который находится за пределами территории. Мне кажется, это неправильно. Другое дело, что у Центробанка нет политики развивать Россию – у него совершенно другая политика. Я ещё раз повторяю: что хорошо для МВФ, то, значит, и исполняет Центральный Банк. И это плохо. Здравствуйте, слушаю вас!

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, здравствуйте! Игорь из Подмосковья. У меня вопрос какой? Значит, всё время говорят нам «ВВП страны такой-то, ВВП страны такой-то», а есть квалификация, вот, допустим, важно же, делают какие-то элементы машиностроения, или, например, косметику для собак?

М.ХАЗИН: да, я понимаю. Значит, существует целая куча разных методик, существует целая куча разных специалистов-компаративистов, которые сравнивают: вот смотрите, вот одна экономика, вот другая, вот у них, вроде бы, одинаковый, и структура экономики разная, и, давайте, мы посмотрим. В этом смысле у нас очень плохая структура экономики, она не самодостаточная, мы не зависим от импорта, ну, и так далее, и тому подобное. Но это, безусловно, существует, но это тема сложная, и обсуждать я её уж тут-то не буду точно. Здравствуйте, слушаю вас!

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, добрый день! Я категорически не согласна с вами. Михаил Леонидович, что мы должны создавать новые активы, сохраняя старые тем ворам, которые своровали и обладают собственностью, которую они не создавали. В этой связи я хотела бы вернуться к той самой преступной приватизации, о которой вы говорили, и, частности, к залоговым аукционам, с помощью которых эти бандиты и приватизировали себе чужую собственность, когда они поспособствовали тому, чтобы государство само оплатило своё собственно ограбление. Естественно, в интересах транснациональных корпораций, потому что мы понимаем, что все эти бывшие комсомольские работники и торговцы цветами — это всего лишь подставные фигуры. Так что расскажите об этом поподробнее.

М.ХАЗИН: Ну, я об этом рассказывал много-много-много раз. Хорошо, как-нибудь расскажу, но нужно сказать одну вещь очень важную. Дело в том, что как раз главная проблема состоит в том, что эти персонажи обладают замечательным свойством: они не могут эту собственность сделать прибыльной. Они же фактически сделали следующую вещь. Они, получив эти предприятия, выкачали из них оборотные средства, они взяли под залог активов кредиты, и всё, и дальше эти предприятия, они сейчас убыточные, они умирают, и эти люди продолжают поддерживать коррупцию, давая взятки чиновникам, чтобы те из бюджет их поддерживали. У них не надо ничего отбирать. Если вы просто перестанете им давать из бюджета, они будут вынуждены эти предприятия прождать, просто потому что они с ними работать не умеют. Так что в этом смысле я проблемы не вижу. Нет, про залоговый аукцион – это да, безусловно, кое-что нужно взять обратно, но совершенно не всё. На этом наше время подошло к концу, у микрофона был Михаил Хазин.

Источник

ПОДЕЛИТЬСЯ
Михаил Хазин
Михаил Леонидович Хазин (род. 1962) — российский экономист, публицист, теле- и радиоведущий. Президент компании экспертного консультирования «Неокон». В 1997-98 гг. замначальника экономического управления Президента РФ. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...