ПРАВА ЧЕЛОВЕКА ПРИОБРЕТАЮТ ХАРАКТЕР СПЕКУЛЯТИВНОЙ ИДЕИ

Сергей ЧерняховскийСергей Черняховский

Французская революция утверждала идеи политических прав и политической демократии, а Октябрьская революция – идею социального равенства и социальной демократии. Две эти революции преследовали разные задачи на разных этапах, но обе являлись переходами к миру ускоренного развития. Французская революция при развитом и сформировавшемся практически буржуазно-рыночном устройстве ломала политическую форму, которая мешала развиваться этому устройству. А в нашей стране приходилось менять не только политическое устройство, но и экономический строй. То есть решать более объемные задачи. У нас вызрел тот потенциал, который мог совершить не только политическую, но и социальную революцию. Нашей революции удалось создать материалистическую базу нового общества на основе всего того, что было создано индустриальным развитием старой России", – рассказал в беседе с Накануне.RU профессор, политолог Сергей Черняховский.

Благодаря этому мы смогли одержать Победу в Великой Отечественной войне, и после Второй мировой СССР стал мощнейшей геополитической державой и имел в своей зоне влияния огромные мировые пространства. Двуполярный мир, несмотря на открытую "Холодную войну", представлял собой уравновешенную систему международных отношений. Баланс сил обеспечивался "возможностью взаимного уничтожения" с помощью ядерных вооружений. Европа в то время оправлялась от шрамов Второй Мировой и фактически строилась заново, а экспансионистские амбиции США и их претензии на всеобщность были умерены необходимостью считаться с Советским Союзом, который выступал антиподом всей капиталистической системе Запада.

"Очень многое из закладываемого до 1980-х годов развития было разрушено в 1990-ые годы. Сейчас мы пытаемся это как-то остановить, но явно не теми темпами, которыми это все разрушалось", – сказал эксперт.

Если штурмуя стены Бастилии, французское третье сословие, вдохновленное идеями философов Просвещения, искренне полагало, что идеалы свободы и прав человека достижимы в обозримом будущем, то идейные наследники санкюлотов из США и проамериканской Европы использовали их, как приемы спекулятивной политической риторики и лингвистики. Арсенал выражений в духе "за все хорошее, против всего плохого" был призван легитимировать фактически противоправные и антигуманистические действия в других странах.

"Если говорить о правах человека и том, как они сейчас используются, то, вы знаете, сначала были десять заповедей и нагорная проповедь Иисуса Христа, а потом была инквизиция, иезуиты, теократические монархии, которые устраивали деспотический террор, апеллируя к этим красивым постулатам. Сегодня права человека приобретают характер спекулятивной идеи. Когда, обращаясь к некому идеалу (а он в полной мере не может быть сиюминутно утвержден), любой сильный может объявить, что слабый не соответствует этому идеалу и его нужно подчинить", – подчеркнул Сергей Черняховский.

Именно так в начале XXI века западные страны путем "гуманитарных интервенций", под предлогом "защиты прав и свобод человека", создали хаос на Ближнем Востоке. Поводом для вмешательства иностранных армий служили смелые гипотезы об опасности применения химического оружия и нарушении прав местного населения. При этом налицо явный маккиавелизм: Запад (внутри которого первостепенное влияние оказывают США) сотрудничает с диктатором, если это выгодно. А если же наличие диктатора ему не нужно – свергает, пытаясь предстать в глазах мировой общественности "поборником демократии".

"Если вспоминать Всеобщую декларацию прав человека (от 1948 г.), то там первый момент – это постулат отношения друг к другу в духе братства. И два других – это утверждение, что если права человека противоречат общественной морали, то они могут быть ограничены. То есть права человека не могут противоречить утвердившейся в обществе морали. И второе, поскольку достоверно известно, что обеспечение прав человека возможно только в обществе и посредством общества, то каждый несет обязанности перед обществом. Поэтому, строго говоря, если человек не относится к другим в духе братства, если он нарушает мораль и не выполняет своих обязанностей перед обществом, то он тем самым и нарушает права человека. Свобода каждого протянуть руку ограничена носом другого", – отметил политолог.

Источник

ПОДЕЛИТЬСЯ
Сергей Черняховский

Черняховский Сергей Феликсович (р. 1956) – российский политический философ, политолог, публицист. Действительный член Академии политической науки, доктор политических наук, профессор MГУ. Советник президента Международного независимого эколого-политологического университета (МНЭПУ). Член Общественного Совета Министерства культуры РФ. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее…