Если наших не пустят на Олимпиаду, буду переживать, но не повешусь

Владимир БорткоВладимир Бортко

Депутат Госдумы рассказал в эфире Лайфа о своём отношении к антидопинговому скандалу и российскому спорту.

Д. НАДИНА: Всем добрый вечер. Наш гость сегодня Владимир Бортко, российский режиссёр, сценарист, продюсер и заместитель председателя Комитета Госдумы по культуре. Владимир Владимирович, здравствуйте.

В. БОРТКО: Здравствуйте.

Д. Н.: Я бы хотела начать с последнего — самая главная новость часа, безусловно, доклад ВАДА по поводу допинга в российском спорте. Комиссия Макларена говорит о том, что наши спортсмены не чисты на руку, принимают допинг, знал и министр спорта, и помогали сотрудники ФСБ, и другие факты приводятся. В нашей Госдуме реагируют и говорят, что всё это неправда. По-вашему, что происходит? Как вы оцениваете эти события?

В. Б.: Я совершенно не убеждён, что допинг не применялся как таковой. Может быть, это было и так. Но что мне кажется странным, такое давление на Россию со всех сторон. Я думаю, что если проверить наших китайских друзей, то там, не знаю, так или не так, будет достаточно. Помните, ГДР, которая работала так же? Дело в другом. Странно такое давление по всем фронтам. Не столько странным, сколько тенденциозным. То, что знал Мутко, не знал Мутко, я не знаю, у него спрашивайте. Разбираться во всём этом. Они говорят так, мы говорим этак. Я думаю, правда всплывёт. Но если это так, то Мутко должен понести наказание соответствующим образом. Без всякого сомнения. Единственное, что мне кажется странным, давление на Россию по любым совершенно поводам. По всем: по военным, политическим, культурным и теперь спортивным.

Д. Н.: Если мы останемся без Олимпиады, вы, как болельщик, будете переживать?

В. Б.: Переживать я буду, конечно, но так, чтобы я повесился по этому поводу, это вряд ли, думаю, что не один я. Нет — значит нет. Так случилось. Надо будет подумать о том, чтобы такое не повторялось впредь. Мне очень жаль спортсменов, которые не будут участвовать в этом, потому как они готовились, и для многих это единственная Олимпиада. Я не побоюсь, идёт просто война. В данном случае на этом фронте мы потерпели поражение. Что же делать? Будем терпеть. Постараемся взять реванш.

Д. Н.: А брать реванш где? На каких площадках?

В. Б.: На этих же. Только нужно понимать, что везде, где мы появляемся, нам побеждать нужно с явным преимуществом. Иначе будет плохо.

Д. Н.: Давайте ещё про футбол два слова. Петиция по роспуску нашей сборной футбольной собрала почти миллион подписей, и был вынужден министр спорта на неё отреагировать. Он сказал, что сборная и так была распущена, она автоматически распускается после чемпионата, но на все другие претензии не ответил по факту. Там требовали, чтобы потолок зарплат был ограничен, чтобы лимит на легионеров был снят, чтобы детский спорт активнее развивался. Вы присоединяетесь ко всем, кто подписал петицию?

В. Б.: Не присоединяюсь, потому что некомпетентен. Я компетентен в одном: сборная играла отвратительно! Это я знаю. Что делать по этому поводу, наверное, должны придумать люди, которые глубже разбираются в футболе. Что касается результатов, это за пределами добра и зла. Я помню, когда мы под руководством Лобановского заняли второе или третье место, это была национальная трагедия. Как так?! Гнать Лобановского в шею! А сейчас вспоминается как золотой век. Да он и был золотым веком нашего футбола и вообще нашего спорта. Нынче дела у нас значительно хуже. Но и спорт, он тоже не сам по себе. Он является продолжением наших успехов. Это вот то, что мы имеем в спорте, то же самое, что и в экономике приблизительно, да и во всех других видах человеческой деятельности. А нет, у нас есть один.

У нас с армией очень улучшились дела.

Это и видно, это ощущается. А в остальных, очень многих вещах, мы отстаём.

Д. Н.: А как так. Что с армией у нас всё хорошо? Ведь всегда было, что в армии у нас всегда всё неплохо. А с другими отраслями не вполне. С чем связано? Это, может, наша национальная особенность, характер?

В. Б.: Это менталитет. Где сейчас находятся русские? Это армия и охрана. Если вы посмотрите на величину нашей страны, вы поймёте, что русские воевать умеют. А вот в плане экономики немного не так. Но не всё так плохо и однозначно. Вот XIX век, золотой расцвет культуры, которая сейчас является золотым фондом человечества. Что касается армии, это у нас было всегда. Почему? Пётр I говорил, что в отсутствии естественных рубежей на наших границах, мы должны следить за этим, держать армию в постоянной боеготовности. Когда говорят, что мы негодяи, оттяпали себе Крым. Мы его не оттяпывали, мы защищались. Или в Сирии Тартуса, защищать нужно. Это наш последний оплот. Поэтому и всё остальное делается. Да, мы должны это делать. Сколько бы это ни стоило.

Д. Н.: Если мы можем так мобилизоваться, если мы можем содержать такую хорошую армию, если мы можем заниматься военными разработками, и не жалеем на это средств, почему мы не можем другие отрасли подтянуть? Получается, потенциала меньше, меньше рвения?

В. Б.: Денег меньше, да и всё. Деньги не берутся ниоткуда. Их есть столько, сколько есть. Я, поскольку принадлежу к коммунистической партии, могу сказать, все действия нашего либерального правительства гораздо хуже, чем все санкции вместе взятые. У нас есть президент. Ему стоит памятник за то, что он в своё время не дал распасться стране. Но то, что он держит это правительство, мне не очень нравится. Поскольку действует оно в прямо противоположном направлении. Есть другие способы решения этой проблемы. Но последнее время практически одно правительство у власти. А дела всё хуже и хуже. А в чём дело? Может, тогда его поменять? Тем более есть на кого.

Д. Н.: Про выборы. "Единая Россия" всегда получает много голосов. Здесь могут быть вопросы и к тому, как считают. И про 146% часто шутят.

В. Б.: Какие шутки. Ничего себе шутки. Это не шутки. Это называется политическое преступление.

Д. Н.: В этом году будет Элла Памфилова заниматься выборами, вы ей доверяете больше, чем Чурову? Верите, что она честно всё посчитает?

В. Б.: Чурова я не знал. И с Эллой Памфиловой знаком по телевизору, мне трудно об этом говорить. Но впечатление она производит честного человека. Зная биографию, надеюсь, что будет лучше, чем раньше было. Но это только внешнее впечатление, я не знаком с ней.

Д. Н.: Но надеетесь, что 146% не будет?

В. Б.: Да. Что я хотел сказать по поводу выборов. Сейчас очень важно прийти и выбрать. Поскольку выборы не только по партиям, но и мажоритарные выборы. Я, например, баллотируюсь по мажоритарному округу. То есть я отвечаю за то, что буду делать. Можете посмотреть, задать мне вопросы любые. Я отвечу, не только я, на 25 человек. А это совершенно другая ситуация. Эти люди непосредственно связаны с теми, кто их выбирал. Это очень важно. Я думаю, что Дума будет принципиально другой. И посмотрим, как это всё.

Д. Н.: Вот в 2011 году были массовые митинги после выборов. Были недовольны очень многие. Сотня тысяч набралась в прошлый раз на одном из митингов. Выходили очень многие депутаты, кстати говоря. Вы пойдёте митинговать в случае, если посчитают нечестно? Готовы к площадной политике, если будете недовольны результатами выборов?

В. Б.: Я готов к чему угодно. Моя партия готова была и гораздо круче выступить. Не в этом дело. Я не хотел бы сейчас об этом даже думать и говорить. Сначала пусть сделают, потому будем думать, что делать. Спокойно сидеть не будем, если будут обманывать. А какие формы примет наш протест, не знаю. Выборы должны быть честными.

Д. Н.: Слушатель пишет: "Допустим, большинство изберётся в Думу коммунистов, откуда они деньги для бюджета будут изыскивать в современных реалиях?" И уже предвижу следующий вопрос: "А почему "Единая Россия" не хочет замечать такие решения?"

В. Б.: Сказано в Писании: "Где богатство его, там и сердце его". Это что касается, почему. Эти не хотят. А где у них деньги? Что касается коммунистов, мы выработали 10 пунктов, которые озвучил наш председатель партии Зюганов. Хотя бы один пункт посмотрите. Всё время в России была монополия на водку. А сейчас? А как сопротивляются. А это несколько миллиардов рублей. Почему нет? И говорят, что они придут и всё национализируют. Да господь с вами. Если заработано честно, то никто национализировать ничего не будет. Но если люди получили себе миллиардное состояние в течение двух месяцев, никакой Рокфеллер не может этого сделать. Как? Мы хотим сделать другое. Мы хотим людям вернуть то, что принадлежит вам же. Например, нефть, газ, лес, воду. Это то, что принадлежит вам. Но, боже, упаси отнимать парикмахерские. Это были перегибы на местах. Такого больше не будет. Поэтому я бы очень хотел, чтобы коммунистическая партия выиграла эти выборы. Если либералы сейчас слушают, чем отдавать голоса впустую, отдавайте голоса нам. Мы единственная организация, противостоящая партии власти.

Д. Н.: Давайте на другие темы поговорим. В последние дни что-то невероятное творится. 14-го числа теракт в Ницце, 15-го — в Турции попытка военного переворота, 17-го числа захватили здание полицейской части в Ереване, сегодня в Алма-Ате произошло нападение на РОВД. Складывается впечатление, что ситуация в мире становится очень хрупкой и нестабильной. Кто-то говорит о том, что всюду видны уши Госдепа, кто-то говорит, что, в принципе, назрели коренные перевороты во многих государствах, и надо менять мироустройство. У вас какое представление?

В. Б.: Мне кажется, и то, и другое, и третье. Более того, я сегодня читал выступление писателя Веллера. Он смотрит по-своему. В определённые периоды на Земле резко обостряется ситуация. Может быть, и так. Но я думаю, всё гораздо проще. Если вспомнить Карла Маркса, он говорил, капитализм устроен очень просто: сначала работа, потом переизбыток, дальше кризис, который разрешается войной. Это совершенно верно. Вспомните, первую и вторую. То же самое. Кроме того, раньше было примерно то же самое. А сейчас капитализм упёрся в очень интересную вещь: в невозможность войны как таковой. Поэтому будет ядерная война, после которой ничего не останется. Есть теория, что Луна образовалась от того, что в Землю попало какое-то небесное тело, её вышибло из Земли, и она вот рядом с нами на орбите. Накопленных зарядов наших вместе с американцами вдвое превышают мощность, необходимую для выброса Луны. Никакая война невозможна. Не останется ничего. Раз война невозможна, а по моей теории, так как я принадлежу к партии коммунистов, капитализм должен развиваться, и они начинают искать интересный выход: посмотрите на взрывы правительств на Востоке. Это же войны. А кто их начал? Россия, что ли. Вдруг Барак Обама проникся скорбью и говорит: "А давайте мы сейчас уничтожим всё ядерное оружие, дойдём до полного нуля, ни у вас его не будет, ни у нас. Правда, у нас наши силы не ядерные в восемь раз превосходят ваши". Что будет дальше, понятно? Дальше будет война. И как ни странно, мы должны быть против этого. Конечно, выглядит это не хорошо. Но это так. Дальше разворачиваются базы вокруг наших границ. Но они же направлены против ракет. Заменить эту головку времени нужно минут 20 на ядерную. А подлёт оттуда до Москвы 5 минут. Мы обязаны как-то реагировать на это. Кстати, мы поддерживаем политику президента во внешнем отношении, абсолютно. Здесь мы с ним совершенно солидарны. И не поддерживаем внутреннюю политику.

Д. Н.: Я бы вернулась к нестабильности в наших соседних государствах, Армении, Казахстане. То, что мы сейчас наблюдаем, разовые акции небольшие, вспыхивающие, тут же гаснущие очаги. В перспективе это может во что-то более пугающее вылиться или нет?

В. Б.: Почему нет? На Украине случилось. Смотрите, вокруг нас как всё взрывается, всё ближе, охватывает нашу страну. Это не теория, посмотрите на карту и увидите это. И мы должны что-то делать. И мы делаем — армию. Голод — да, денег не хватает — да. Это так. Но другое дело, если бы наша политика экономическая была правильной, были бы деньги и на то, и на другое, и на третье. Я совершенно убеждён.

Д. Н.: Здесь слушатели пишут по поводу соседних стран. Александр пишет: "Почему соседние страны соглашаются размещать у себя войска НАТО и не соглашаются воска ОДКБ?"

В. Б.: Есть такая штука, называется мягкая сила. Не буду лукавить, не буду говорить, с точки зрения обывателя западный образ жизни выглядит привлекательнее, чем наш. Именно поэтому это и происходит. Что происходит на Украине? Они хотели в Европу, но, во-первых, Европа от них всё дальше и дальше. Но они хотели туда. Они хотели жить, как они. Другое дело, могут ли они жить, как немцы, например. Я в этом сильно сомневаюсь. Но желание такое есть. Именно поэтому, мне кажется, ладно, ставьте, ограждайте от страшной России, которую мы не хотим, давайте сделаем райскую жизнь. Давайте подумаем, хорошо ли живёт та же самая Румыния?

Д. Н.: Если говорить про уровень жизни, про привлекательность. В советское время мы тоже спорили с США, мы были равны, если говорить об оружии, о подготовленности войск, об уровне развития всех наших военных технологий, при этом среднестатистическая американская семья жила в собственном доме двухэтажном, и у каждого по спальне, а у нас ютились в хрущёвках, общежитиях. Жилищные условия стали улучшаться, но мы не дошли до того уровня, который был у них. Это ещё в советское время так было.

В. Б.: По поводу советского времени. Скажите, пожалуйста, в Америке когда последняя война кончилась?

Д. Н.: Война за независимость была их единственной войной, как я понимаю.

В. Б.: Они сильно-сильно-сильно обогатились на двух мировых войнах. Очень сильно. А у нас что было в это время? Я достаточно подробно изучал историю СССР. Что меня поразило больше всего, то, что послевоенное восстановление СССР шло гораздо быстрее, чем в Западной Европе. Более того, телевидение у нас появилось намного раньше, чем у них. Я имею ввиду телестанции. Более того, промышленное производство выросло у нас намного больше. Современная Америка, живущая за океаном, воевала последний раз в Войне за независимость. Всё остальное время она собирала деньги. Вот они собрали их. Кстати, откуда деньги эти брались. А теперь посмотрите вокруг, что происходило. Так что здесь не всё так однозначно. Главная победа советской власти в вере в завтрашний день, что немаловажно. Вы не пропадёте никогда, ни при каких условиях. А самое главное — это культурные завоевания. Из страны, где 80% населения, были неграмотными, через 30 лет полетел спутник. Это и есть смысл настоящего правительства.

Д. Н.: Давайте поговорим немного о Франции. Очередной страшный теракт, который потряс Францию в минувшие выходные, вернее, в ночь с четверга на пятницу. В Ницце тунисец французского происхождения на грузовике на скорости 70 км/ч врезался в толпу людей, которые праздновали День взятия Бастилии. Потому стали появляться разные подробности его жизни. Говорили о том, что он не был религиозным, употреблял наркотики, пил, не соблюдал Рамадан, его нельзя назвать верующим человеком. Намекая на то, что религия здесь совсем ни при чём и исламизм ни при чём. Он просто был не вполне в себе. Что любопытно. Все теракты, которые во Франции происходили, организовывали не какие-то мигранты, а дети мигрантов, те, кто родились во Франции, имели французские паспорта.

В. Б.: Почему-то это делают не буддисты, другие какие-то люди это делают. По поводу мигрантов. Приезжает человек из Туниса или из другой страны. Он приезжает сюда заработать, он понимает, что он — второй сорт. Он понимает, что должен подметать, что он должен делать. Он приехал в чужую страну. А теперь рождается у него ребёнок. Этот мальчик уже французский гражданин. А отношение к этому мальчику примерно такое же. Почему? Это очень интересная тенденция, она прослеживается. Не дай бог, конечно. Что будет у нас с вами лет через 10—15.

Д. Н.: Ведь у французов есть такой лёгкий шовинизм. "Мы — французы". Они, например, заимствования очень не любят. Как мы не любим заимствования в нашем языке, часто возмущаются, что это у нас за засилье англицизмов. У них то же самое. Нельзя сказать, что они на нас похожи. Любовь к своей нации и ощущение величия, безусловно, присутствует. Во многом, наверное, именно это помешало французам принять как равных всех тех, кто приезжал к ним. Это вина французов, что они не смогли?

В. Б.: Абсолютно ошибаетесь. По той причине, что сказать: я — француз, а ты не француз, невозможно. Это не политкорректности. Мы все французы. Мы не видим разницы между этим и этим. Посмотрите, что они говорят. Почему во Франции? Так нигде! Результат этого то, что вы видите. А результат в Германии, как на Новый год это было? Не нашли никого, отпустили. Почему? А мы же все одинаковые. Боже упаси сказать, ты оттуда, а ты оттуда, или разделять: ты веришь в этого Бога, а ты — в этого. А без этого ничего и не будет. Политкорректность к этому и ведёт. Во Франции, как нигде, это развито.

Д. Н.: Но, с другой стороны, к нам неоднократно выходили в эфир и местные жители, это тоже не секрет, что, например, получить работу проще человеку со светлым оттенком кожи. Если они выбирают квартиросъёмщиков, они скорее отдадут предпочтение тому, у кого светлый цвет кожи. Может быть, вслух это и не произносится.

В. Б.: Просто не хочется подвергать свою жизнь опасности, поэтому так делали. Но самое смешное другое. Перейдём к США, к стрельбе по полицейским, к чёрному расизму практически. Где нужно принять на работу определённое количество, неважно, какой ты квалификации, но тёмный человек должен быть, это обязательно. Неважно, что у тебя оценки хуже, примем. Это что такое? И вот получите результат.

Д. Н.: Если вернуться к тому, не столкнёмся ли мы с такими проблемами? У нас ведь тоже довольно много мигрантов. Как вам кажется, как нужно выстраивать миграционную политику в нашей стране, чтобы в какой-то момент мы не пришли к чему-то подобному?

В. Б.: Я не берусь отвечать на этот вопрос. Я ведь сейчас возьму и расскажу всю правду, как она есть. Я не буду. Знаю, что те люди, которые должны этим заниматься, которые видят, к чему ведёт у наших соседей, должны сильно озаботиться этим вопросом. Я постараюсь построить для себя модель этого будущего. В принципе, есть люди, которые должны заниматься этим по долгу службы.

Д. Н.: Примем несколько звонков. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Владислав. Скажите, пожалуйста, как вы считаете, не понижает ли крепость иммунной системы нации, когда СМИ на словах вроде бы за русский язык, а на самом деле постоянно вставляют иностранные слова, в частности, вот Русская служба новостей была, а стала Life.

В. Б.: Вы правы. Вот, кстати, те же французы борются за чистоту французского языка абсолютно, фанатично — и правильно делают. Ибо язык — это нация.

Д. Н.: Ещё один вопрос принимаем. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Как он смотрит на то, что в городе Санкт-Петербург создан культ Маннергейму? И как он относится к установлению памятнику Маннергейму?

В. Б.: Резко отрицательно! Он стоял с той стороны, а моя мать с этой.

Д. Н.: Ещё звонок. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Денис, Москва. Я восхищаюсь вашим талантом, считаю вас одним из величайших режиссёров современности. Что я категорически понять не могу, надеюсь, что это такое помутнение, что вы являетесь членом КПРФ.

В. Б.: Посмотрите на меня. Мне никто не платил за то, что я пошёл в коммунистическую партию. Преференций ноль. Кроме одного — это единственная партия, которая может противостоять тому, что происходит.

Д. Н.: Ещё один звонок. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Хотел спросить по поводу двух мировых войн. А Германия не пережила две мировых войны? Их культура была пониже, чем в Советском Союзе? Вы там были?

В. Б.: Я не только был в Германии, я изъездил её вдоль и поперёк на своём автомобиле. Что я могу сказать. Это удивительно талантливый и замечательный народ. Самое смешное, если поставить одного меня, Бортко Владимира Владимировича, а напротив немца, то немец выиграет. По одной простой причине — он встаёт в 7 утра, он пьёт только по субботам, он ложится рано спать и работает очень хорошо, от звонка до звонка. К сожалению, мы, вот я, например, не совсем такие же. Хотелось бы походить, но не могу, я другой. Но когда я вместе со своим народом, моя страна, она мне очень нравится, я хочу, чтобы мой народ существовал. Вот поэтому я не приемлю либерализма. Мы вместе сильны.

Д. Н.: Юрий у вас спрашивает: "Как вы относитесь антиконституционному закону Озерова — Яровой?"

В. Б.: Я всё думал, как к нему отнестись до вчерашних событий, до поездки этого молодого человека по улицам Ниццы. А теперь я задумался, может, пожертвовать чем-то, чтобы он не ездил по улицам. Пускай будет 18 полицейских, 32 фээсбэшника будут стоять, лишь бы он не поехал.

Д. Н.: Ещё один звонок. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Вадим. Вы вот состоите в КПРФ. Манифест коммунистической партии был написан Карлом Марксом в 1848 году, после этого, по этому манифесту пытались построить коммунизм более 200 стран. В результате получается что-то вроде Северной Кореи или сталинского режима людоедского, который уничтожил 30 миллионов человек. Ни одной положительной попытки не получилось. Вы можете назвать хоть одну страну, где это получилось?

В. Б.: Во-первых, это Советский Союз, не такая уж плохая страна, у которого население увеличивалось, а не уменьшалось. Теперь что касается всех остальных. Карл Маркс говорил о том, что революция возможна в странах, которые достигли определённого уровня, он называл три страны: Франция, Германия, Англия. А произошла она в России. Дальнейшие события показали, что, наверное, он был прав. Пришлось изменять то, что происходило у нас здесь разными способами. Здесь говорить об этом не стоит. Но тем не менее Королевство Швеция, по сути дела, социалисты. Китай даёт замечательные примеры, что такое настоящий социализм. Во-вторых, нужно понимать, что за 200 лет кое-что изменилось. Например, для меня. Было написано, что пролетариат похоронит капиталистов, а тут вдруг раз — и начал уменьшаться. Это не застывшая догма, самое главное — человек человеку не волк!

Д. Н.: Мы не успели поговорить о Турции. Как по-вашему, попытка переворота военного, которая 15 июля была и провалилась, кем это было инспирировано: США или Эрдоган сам всё это провернул для того, чтобы устранить оппозицию?

В. Б.: Моё мнение: я думаю, что неслучаен этот переворот. Не случайна была большая пауза в оценке этого переворота нашими друзьями и за океаном, и рядом.

Д. Н.: Это был Владимир Бортко, российский режиссёр, сценарист, продюсер и заместитель председателя Комитета Госдумы по культуре.

Источник

ПОДЕЛИТЬСЯ
Владимир Бортко

Владимир Владимирович Бортко (р. 1946) — известный российский режиссер, сценарист и продюсер. Народный артист Российской Федерации (2000), Заслуженный деятель искусств Российской Федерации (1994), Народный артист Украины (2003), лауреат Государственной премии РСФСР (1988), кавалер ордена Почёта (2006). Депутат Государственной Думы VI созыва от КПРФ, заместитель председателя комитета Госдумы по культуре. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее…