Метафизика Косово

Слободан Стойичевич

Вероятность того, что вы услышите от серба ясный ответ на вопрос, когда он впервые слышал о Косово, исчезающе мала.

Даже сегодня, когда сербская система образования полностью дезинтегрирована и «оевропеена», а дети в школах изучают какую-то новую «освобождённую от сербства» и «объективную» историю, Косово и далее остаётся понятием, которому не учат: его просто чувствуют с раннего детства.

По природе моей профессии мне каждый день приходится общаться с иностранцами всех цветов и национальностей, и я вижу, что и у них каким-то чудесным образом понятие «Косово» — первое, что приходит на ум после упоминания Сербии.

Пытаясь больше узнать о термине «Косово», иностранцы обычно получают одну из версий этого географического (или политико-географического) понятия или исторического события под названием «Битва на Косовом поле». Вопрос о том, что такого важного представляет собой одна из сотен битв, которые на протяжении веков вёл сербский народ против завоевателей, незримо повисающий в воздухе, остаётся без ответа.

Если иностранец просит своего сербского друга или делового партнёра рассказать кое-что о Косово и его значении для сербов, то чаще всего получает в ответ небольшой список исторических данных и какое-то (для него не очень непонятное) заявление, что «Косово — сердце Сербии».

Всё это сопровождается глубоким вздохом и выпученными глазами, после чего серб быстро и часто безотчётно сменит тему разговора. Есть сербы, которые делают попытки «глубже» объяснить, в чём же дело с Битвой на Косовом поле и почему она так важна для сербов, но обычно это заканчивается абсолютно непонятным (не из-за языка!) для слушателя градом ругательств в адрес турок и вообще всех иностранцев, успевших повоевать с сербами и даже в адрес римского папы, который (с точки зрения любознательного слушателя) никак не связан с турецким завоеванием Балкан и с битвой на Косово, как одной из множества битв между сербами и турками. Я видел немало иностранцев, которые после первой попытки больше узнать об этом «психическом феномене» сербов пришли к выводу, что это какая-то фрейдова фиксация на тему сербского детства или локальный вариант столь любимой западниками «загадочной русской души». После этого они перестают ломать голову и отказываются от попыток углубиться в «сербское сознание и миропонимание».

Исторические данные говорят, что в июне 1389 г. сербский князь или царь Лазарь собрал войско и на Косовом поле вступил в бой с турецким войском, которым командовал турецкий султан Мурат I. Итог этой битвы до сегодняшнего дня остаётся спорным. По мнению одних, сербы победили, другие считают, что победителя не было, в то время как третьи считают победителями турок. Самое интересное, что все они правы! Как это? Те, кто приписывают победу туркам, правы, потому что после Косовского боя сербское царство попало (правда, не сразу!) под власть турецкого султана. Те, кто считает, что победителя не было, так же правы: исторические данные говорят, что после смерти Мурата турецкая армия под командованием его наследника Баязета быстро отступила и вернулась в Турцию, чтобы возвести на трон нового султана.

Дело было так: один из сербских рыцарей Милош Обилич до начала или за время битвы сдался туркам и потребовал личного разговора с султаном будто бы для передачи важных сведений. Оказавшись перед Муратом, он попросил позволения высказать уважение и покорность повелителю, что по тогдашнему турецкому обычаю значило поцеловать его туфлю. Получив позволение, Обилич приблизился к Мурату и заколол его. С этого момента сам бой отошёл для Баязета, который был лишь одним из многих претендентов на трон, на второй план: куда важнее убийства сербских воинов стало успеть передушить многочисленных братьев по отцу (обычай турок запрещал проливать кровь османов, но обязывал нового султана передушить всех возможных претендентов на престол, то есть всех своих братьев — сыновей предыдущего султана от многочисленных наложниц). Разобравшись в приоритетах, Баязет поспешил вернуться в Турцию.

Итог битвы может считаться нейтральным, потому что, во-первых, битва была не так уж и важна для Баязета. С другой стороны, отступление турок может считаться сербской победой, тем более что вызвано оно было убийством главнокомандующего. О том, кого считали победителями современники, говорит тот факт, что в честь победы христианского оружия звонили колокола Нотр-Дам-де Пари. Для полноты понимания нужно добавить, что обе армии понесли огромные потери, но, в отличие от турецкой, сербская армия не могла рассчитывать на подкрепления: на Косово погибли практически все сербские мужчины, способные носить оружие. На соседей же рассчитывать не приходилось: значительная часть Балкан уже пала в руки Османов, а соседи на севере и западе (дежавю?) надеялись, что их пронесёт.

После Битвы на Косовом поле Сербия постепенно пала под власть турок, и это иго продержалось несколько веков (правда, нельзя сказать, чтобы эти века были для завоевателей мирными).

Так что же такого важного в этой всего лишь одной из сотен битв? Незадолго до и вскоре после неё были и другие битвы с турками. За века турецкого ига было множество битв и восстаний. Почему же именно Битва на Косовом поле так важена, что сербские дети буквально всасывают это понятие с материнским молоком?

И, что гораздо важнее, почему Бой на Косовом поле сегодня даже более важен и актуален, чем во все эти века?

Геополитическая ситуация вокруг Косово незадолго до и после 1389 г. очень напоминает (а метафизически вообще не отличается) от ситуации незадолго, до и после 1999 г.!

С одной стороны — огромная, агрессивная, тоталитарная, варварская империя-завоеватель (тогдашний «всемирный полицейский»), которая неудержимо растёт, сметая всё на своём пути. С другой стороны — цель глобального завоевательного похода (тогдашние «нарушители нового мирового порядка»), то есть в те времена христианская Европа, а сегодня единственная оставшаяся христианская империя — Россия. И на самой середине этого пути, которым шагают неодолимые армии империй, — маленькая Сербия, которой нужно выбрать ПОЗИЦИЮ. Которой нужно выбрать между двумя империями — и двумя царствами.

В народной песне «Пропаст царства српскога» («Гибель сербского царства») к нескольким строфам сведена вся вечная геополитическая проблема и вечный сербский ответ на неё: святой пророк Илия приносит царю Лазарю из Иерусалима книгу с вопросом Богородицы: «К какому стремишься царству — Небесному или земному?» Лазарю предлагается выбор: если он выберет земное царство, пусть собирает войско, ему будет дарована победа. Если же выберет Небесное — пусть причастит войско перед боем Святыми Дарами — все, в том числе и он сам, погибнут.

Царь Лазарь принимает решение, которое до сих пор для сербов никто не отменял: он рассуждает, что земное царство преходяще, а Небесное — на веки веков. Затем он зовёт Патриарха и владык и причащает войско.

После этого все погибают на Косово, турки завоёвывают Сербию, и сербский народ на века попадает под османское иго. Но Косовские мученики с князем Лазарем во главе становятся святителями, и следующие пятьсот лет сербский народ в муках рождает сотни тысяч известных и неизвестных, канонизированных и не канонизированных мучеников, мужчин, женщин и детей, отдавших жизнь за Веру Православную.

Этот выбор остаётся неизменным, идёт ли речь о войне с турками, латинянами, немцами или любыми другими завоевателями, вплоть до ультиматума 1999 г., выставленного сербскому народу «безальтернативной демократией». Этот выбор останется неизменным, пока есть сербы и Сербия.

Когда решение изменится в пользу «земного царства» и сильных этого мира — не будет больше ни сербов, ни Сербии.

Это и есть сущность Косово.

Этот путь выбирают сербы, чтобы остаться собой.

Это та (метафизическая) вертикаль Креста — стремление к Богу, — на которой сербы Христа ради распяты ещё с 1389 г.

Этот выбор святой царь Лазарь сделал за нас много веков назад. Это выбор, который мы не можем и не смеем менять, если хотим остаться сербами.

Потому мы, сербы (чего никак не понять иностранцам), и сегодня празднуем Косово, хотя с материальной и физической точки зрения, да ещё принимая во внимание последствия, саму битву можно считать проигранной. Мы празднуем нематериальную, метафизическую победу над собой, над своей падшей природой и наш выбор возвышения и Крестных мук на Косовской Голгофе.

А с Креста не сходят.

Источник

ПОДЕЛИТЬСЯ
Слободан Стойичевич
Стойичевич Слободан (род. 11 октября 1965 года) — специалист по внешней торговле, консультант по вопросам экономического сотрудничества Сербии и России, переводчик, журналист, публицист. Эксперт Изборского клуба. Подробнее...