НЕЛЬЗЯ ПОВТОРЯТЬ В СИРИИ ОШИБКИ «ПЕРВОЙ ЧЕЧЕНСКОЙ»

Владислав ШурыгинВладислав Шурыгин

К годовщине начала нашей военной операции в Сирии на нескольких сайтах появился большой аналитический текст. Общий его смысл — армия Асада малобоеспособна, военное командование откровенно топит самого Асада и войну вести либо не умеет, либо не желает. Нормального взаимодействия с российским военным командованием у него нет.

В тексте много неточностей и субъективных оценок, но есть и объективное "зерно" — с лета исламисты, серьёзно уступая в техническом отношении армии Асада, особенно в авиации и артиллерии, намного превосходят её по численности, малочувствительны к потерям и имеют высокую мотивацию. Кроме того, в последние месяцы у них отмечается укрепление командного состава среднего и высшего уровня. Уровень боевого управления и планирования операций исламистов качественно вырос благодаря появлению большого количества опытных командиров. Часть из них — офицеры, сбежавшие из Турции от эрдогановских чисток, часть — иностранные наёмники. При этом источники из организаций, занимающихся рекрутированием военных кадров по всему миру, утверждают, что это в основном специалисты из Британии, Польши, Пакистана, а также Украины, где вербовка идёт прежде всего по линии "меджлиса" крымских татар.

Поэтому нельзя не сказать ещё об одном важном факторе, резко снизившем эффективность боевых действий в Сирии и ставящем под сомнение успех этой компании. Речь идёт о бесконечных переговорах и перемириях, куда Россию и Дамаск втянули США и стоящие за ними "кураторы" исламистов — Саудовская Аравия и Катар.

По сути, российская сторона на новом уровне повторяет ошибки "первой чеченской войны" — бесконечные и бессмысленные переговоры с боевиками каждый раз, когда те оказываются в сложной военной ситуации. Такие "перемирия", напомню, позволяли боевикам спасать от уничтожения свои отряды, оказавшиеся в ловушке, быстро восстанавливать их боеспособность, пополнять вооружение и материальные запасы, выбирать место для нового удара.

Именно эта практика перемирий позволила тогда боевикам перехватить инициативу и полностью измотать федеральные войска, которые, как сирийская армия сегодня, практически не имели ресурсов для пополнения и ротации, носились, словно пожарная команда, по Чечне, теряя при этом людей, бессмысленно выбивая ресурс своих техники и вооружения.

Всё это, в конце концов, привёло к усталости и разочарованию российского общества от этой войны, к деморализации перед лицом "чеченской угрозы" и к позорной для России "хасавюртовской" капитуляции. Странно, почему сегодня высшее российское руководство повторяет эти ошибки и не задумывается о смене стратегии.

Очевидно, что сохранение Сирии как единого государства в старых границах уже нереально, "фарш невозможно провернуть назад", и ресурсов — даже сугубо военных — для возвращения занятых исламистами провинций под контроль Дамаска у Асада просто нет. А значит, необходимо максимально сосредоточиться на решении следующих задач:

— завершить разгром исламистов под Алеппо и отбросить боевиков к турецкой границе;

— закрепить за собой ключевые нефтяные и газовые поля Пальмиры как экономическую основу будущей независимости нового сирийского государства;

— подготовить почву для максимально выгодного политического разграничения внутри Сирии, "выбив" основные силы террористических структур.

Кроме того, необходимо "напрячь" Иран, для которого сохранение правительства Асада в Дамаске более важно, чем даже для России. Времени на всё это уже не так много. Если за следующие шесть-девять месяцев стратегическая ситуация в Сирии не изменится, то с большой долей вероятности можно будет констатировать поражение в этой войне. И готовиться к обороне нашей Средней Азии, куда вектор исламистов упрётся почти сразу же после победы в Сирии…

Источник