Известный российский писатель и общественный деятель Александр Проханов рассказал, как рождаются его романы, возможна ли ядерная война, кем себя ощущает Владимир Путин и получит ли независимость Донбасс.

О новом романе «Востоковед»

— За последние 10 лет я объездил большинство стран Ближнего Востока: Ливию, Ливан, Ирак, Иран, Палестину, Сектор Газа, Турцию, Катар. Именно в этих странах сегодня завертелась кровавая карусель. А когда наши самолеты полетели бомбардировать ИГИЛ (террористическая организация, запрещенная в России), когда наш пассажирский самолет был взорван над Синаем, возник замысел нового романа. В него я вложил весь свой личный опыт. В книге есть все: описание моих встреч с бойцами «Хесбалла», которые сражались в южном Ливане и истребляли израильские танки. Там описываются египетские события, где к власти пришли братья-мусульмане, рассчитывающие на исламский ренессанс. Рассказываю о Секторе Газа, который попал в израильскую блокаду. Туда я прополз по подземному туннелю в обход приграничных постов. Бывал я и на сирийских фронтах. Во время боев мы прорвались в опасный район, чудом вырвались из-под снайперского огня. Мы были так счастливы, что поменялись нательными православными крестиками с молоденьким сирийским бойцом. Теперь я молюсь за этого мальчика, прошу бога, чтобы он уцелел, чтобы его миновали пули.

Этот роман о русском человеке, который понимает, что идет на гибель, но не останавливается.

О мировой войне

— Я не думаю, что будет ядерная война с применением ракетно-ядерного оружия. В свое время СССР и США были близки к этой черте, но ракеты, к счастью, не взлетели. Советский Союз был разрушен другим видом оружия – организационным. Мощнейшие воздействия извне истребили в сознании русского человека положительный образ Родины. За 4 года перестройки мы оказались настолько обработанными, что предали родину, эпоху, победу, Сталина. К счастью, истребление было не окончательным. Обугленное, израненное величие перепорхнуло разрушительные 90-е и возродилось в 2000-е годы.

И сегодня главные наши противники – это не танковые колонны, не воздушные армии, а воздействия, которые направлены на нас. Наша сила в том, что в отличие от прошлого, сегодня в России сильный президент, который не допускает разговоров о слабости державы. Кроме того, наш народ уже так натерпелся унижений, что не отдаст государство на растерзание Западу.

Если россияне дадут слабину, то страну ждет либеральный реванш, который кончится второй перестройкой и распадом России.

Простим, но не забудем. Поколение промахнувшихся? Писатель Даниил Гранин — о войне и мире.

О восстановлении Советского Союза

— Россия жила при пяти империях. Первая – Киевско-Новгородская, вторая – Московское царство, третья – Романовская эпоха, четвертая -Сталинская империя. Сегодня нарождается пятая империя. Мы по-прежнему империя, хоть и усеченная, с обломленными окраинами, с отнятыми народами. Мы продолжаем оставаться огромным пространством, сотнями народов, культур, языков. Пятая империя будет развиваться. Присоединение Крыма – это величайший акт возвращения оторванного русского ломтя. Я считаю, что это событие стало предвестником восстановления Советского Союза. Рано или поздно в пятую империю будет внесена лампада справедливости. И тогда держава наберет силу.

Рано или поздно в пятую империю будет внесена лампада справедливости. И тогда держава наберет силу

О президенте Путине

— Когда Владимир Владимирович пришел к власти после Ельцина, наша газета «Завтра» состояла к нему в жесткой оппозиции. За время своего длительного правления, Путин переживал несколько эволюций. Я различаю четыре периода. Первый Путин экспонировал себя, как кризисного менеджера. Второй Путин появился в конце второго срока. Мы страшно боялись, что наметившиеся перемены будут остановлены преемником. Даже создали партию третьего срока, требуя от Путина – «не уходи». Но он сдержал слово и не нарушил Конституцию. Третий президент уже начал понимать свое предназначение. На одной из встреч я спросил его: «Что такое проект Россия?» Путин вздрогнул, собрался и ответил: «Россия – не проект, Россия – это судьба».

Он отождествил себя с Россией, это была тирада настоящего русского государственного деятеля. Последняя четвертая фаза, которую я отметил, наступила после возвращения Крыма. Путин зачитывал послание к Федеральному собранию и сказал, что с возвратом Крыма в Россию вернулся сакральный центр власти. Об этой фразе я думаю по сей день. Выходит, Путин считает, что мистический акт возврата Крыма сделал российскую власть властью от бога. И сегодняшнюю власть Путина следует трактовать, как власть божественную. Если это так, то президент считает себя человеком, ответственным перед богом, помазанником бога. Теперь жду нового этапа, когда Путин провозгласит принцип божественной справедливости, как главную идеологему сегодняшней России.

Жду нового этапа, когда Путин провозгласит принцип божественной справедливости, как главную идеологему сегодняшней России

О противостоянии России и США

— В 90-е годы были прекрасные отношения с Америкой! У нас не было своего государства, его нам заменили американские представители, которые учили нас, как нам жить. Для них это было идеальное устройство. Если бы мы отдали тогда американцам свой ядерный потенциал, то установились бы такие замечательные отношения, которые нам и не снились! Этого не произошло, более того, мы все чаще подаем голос на международной арене. США, естественно, это не нравится, они пытаются поставить нас на место санкциями и изоляцией.

О конфликте на Донбассе

— Ситуация на Донбассе сегодня сложилась мучительная. Считаю, что мы совершили две непростительные ошибки. Первая была допущена сразу после Майдана, когда президент Янукович бежал в Ростовскую область. Российские власти обязаны были вернуть его в Харьков, провозгласить легальное правительство, объявить все, что бушевало в Киеве переворотом и поддерживать президента войсками по его же просьбе. В этом случае ситуация не вышла бы из-под контроля.

Вторая ошибка произошла во время Дебальцевской операции. Войска ополчения атаковали, подошли к пустому Мариуполю, но силы были остановлены.

Эти две ошибки заморозили конфликт, сделали его долговременным. Со временем с Донбасса ушла идеология Новороссии – справедливого и честного государства.

О написании романов

— Сначала возникает предчувствие, что-то в душе мерцает, тревожит. Находишься в потоке явлений, событий, перед глазами мелькают люди, города, интриги, возвышенная любовь, мерзкие предательства. Постепенно все эти вспышки я собираю в сюжет, в образ. Вдруг все начинает рушиться. Образ, который казался безупречным, становится набором каких-то ничтожных песчинок. Поиск сюжета приходится начинать сначала. Но зачатие уже состоялось, в тебе уже живет сюжет нового романа.

Чтобы знать всех своих исторических персонажей, Валентин Пикуль на каждого заводил собственную карточку и досконально изучал вехи жизни исторических личностей. Писатель-недоучка. За что Пикуля боготворят читатели и не любят историки

Неожиданно я понимаю: сюжет пойман, он залетел в ловушку и уже не выпорхнет. Успокаиваюсь и начинаю писать. Исследую прототипы, прокладываю сюжетные линии, оттачиваю стиль написания. На написание романа уходит в среднем год. Первое время пустые страницы страшно пугают, они говорят: «Не трогай меня!» Каждый раз я робею перед чистым листом, сомневаюсь, что сумею осилить дорогу. Первые месяцы написания во мне живет страсть и азарт романиста, я полон сил. Постепенно я втягиваюсь, работаю мощно, спокойно. По мере того, как роман приобретает свои очертания, автор слабеет. Ведь писательство – это очень тяжелая, изнурительная работа. Каждый день автор отдает часть своего сознания, нервов, сил. Роман пьет мою кровь. Перед окончанием работы я уже ненавижу свое творение, просыпаюсь в тоске, потому что листы бумаги выпивают из меня жизнь.

Писательство – это очень тяжелая, изнурительная работа. Каждый день автор отдает часть своего сознания, нервов, сил. Роман пьет мою кровь.

Роман заканчивается внезапно и начинает отдаляться. В нем – твои любимые герои, обожаемые женщины. Иногда, в последние минуты перед завершением книги, я плачу. Мне страшно жаль себя, потому что отпускаю в мир свое творение, жалко персонажей, которые перестают пользоваться моим покровительством.

Книга ложится на стол редакторов, художников, оформителей, затем оказывается на книжных полках. Писательство – это, конечно, колдовство. Никто не знает, что происходит с разумом автора, когда он работает над романом. А случаются и мистические вещи. Однажды я писал книгу о работе атомной электростанции. Во время работы понимал, что в тексте не хватает нерва, сюжетной остроты. И как специально, произошла страшная авария на Чернобыльской атомной станции! Я провел там много времени, летал на вертолете над взорванным реактором, спускался в штольню под разрушенный четвертый энергоблок, участвовал в дезактивации окрестных деревень. И параллельно писал жуткие главы о катастрофе. Роман удался, но я до сих пор думаю, что это я вызвал Чернобыльскую катастрофу, наивно желая нужного сюжета для своей книги. Понимаю, что это безумие, но ничего не могу с собой поделать.

Источник

ПОДЕЛИТЬСЯ
Александр Проханов
Проханов Александр Андреевич (р. 1938) — выдающийся русский советский писатель, публицист, политический и общественный деятель. Член секретариата Союза писателей России, главный редактор газеты «Завтра». Председатель и один из учредителей Изборского клуба. Подробнее...