ООН находится на пороге перемен. На днях Совет Безопасности определился с кандидатурой нового Генерального секретаря ООН. Им стал бывший премьер-министр Португалии, экс-секретарь Социалистической партии Антонью Гутерриш, который ранее работал в должности верховного комиссара ООН по делам беженцев. Гутерриш сменит Пан Ги Муна, который управлял организацией с 2007 года.

Много событий прошло с тех пор.

ООН постоянно находилась под перекрестным обстрелом критиков, которые упрекают ее в неэффективности, особенно после того, как в 2003 году англо-американские войска вторглись в Ирак. Но что может сделать организация — пусть даже международная — против своего основного спонсора и бенефициара? Резолюция Совбеза ООН по Ливии № 1973, принятая 17 марта 2011 года, наглядно показала — ничего.

Через 71 год после окончания Второй мировой войны всё громче раздаются голоса тех, кто стремится пересмотреть устои ялтинско-потсдамской системы. Призывы их напрямую связаны с боями в сирийском Алеппо, где сегодня решается судьба Ближнего Востока, США, Евросоюза, Китая и даже России.

Недавно Верховный комиссар ООН по правам человека Зейд Раад аль-Хусейн призвал «ограничить использование права вето постоянными членами Совета Безопасности», «чтобы передать дело о ситуации в Сирии на рассмотрение Международного уголовного суда». То есть аль-Хусейн и его покровители уготовили президенту Сирии Башару Асаду судьбу сербского лидера Слободана Милошевича. И дело здесь не ограничивается простыми аналогиями. Ведь сам аль-Хусейн является членом королевского дома Иордании, который получил власть над княжеством после Первой мировой войны. Причем именно при поддержке британской военной разведки и ее именитого резидента — Лоуренса Аравийского. Более того, Верховный комиссар ООН, женатый на принцессе Саре Зейд, в 2010–2014 годах был постоянным представителем Иордании в Совбезе ООН, а с 2007 по 2010 год — послом Иордании в США. Аль-Хусейн — известный англофил. Выпускник Университета им. Джона Хопкинса и Кембриджского университета.

Так что его выпады в адрес России нетрудно понять. Год назад Франция уже выдвигала подобное предложение. Ограничение предлагалось не использовать, если задеты «жизненно важные» интересы одного из постоянных членов (например, для пресечения массовых преступлений). Есть все основания полагать, что путем отмены права вето США делают очередную попытку лишить Россию дипломатической возможности защищать Сирию и Донбасс.

О реформе Совбеза в целом говорят давно. С особым рвением твердят и премьер-министр Японии Синдзо Абэ, и канцлер Германии Ангела Меркель — две державы, развязавшие Вторую мировую войну. «Если не провести реформы сейчас, то на это уйдет 10 или 20 лет. Страны Африки, Латинской Америки показывают небывалый политический и экономический рост. Однако их представительство в Совете Безопасности нельзя назвать удовлетворительным. Нынешнее состояние Совета Безопасности невозможно объяснить живущему сейчас поколению», — заявил японский премьер. Причем Абэ не только объявляет о политических притязаниях на глобальное управление, но и предъявляет счет: «Япония в общей сложности выплатила ООН $20 миллиардов; за последние 30 лет только вклад США сравним с этой суммой».

В качестве «обкатки» такой реформы с 2008 года — когда разразился мировой финансовый кризис — используется формат «большой двадцатки». Не случайно Пан Ги Мун призывал реформировать Совет Безопасности «в демократическую и представительскую сторону». Однако США не торопятся инкорпорировать участников G20 в Совбез, поскольку тогда им придется идти на большие компромиссы в отношениях со странами Азии, Африки и Латинской Америки. Тем более что американская политика давно превратилась в арену борьбы изоляционистов и интернационалистов. Пример тому — саботирование конгрессом США реформы Международного валютного фонда: с 2010-го по декабрь 2015 года продолжался непримиримый торг между демократами и республиканцами, которые не торопились увеличивать полномочия и бюджет фонда в ущерб таким финансовым институтам, как Всемирный банк и Федеральная резервная система.

Россия, выступающая за многополярную систему международных отношений, поддерживает расширение списка постоянных членов Совбеза, но предпочитает действовать осмотрительно. «Если будут новые постоянные члены, то я бы с удовольствием увидел там наших партнеров по БРИКС. Индия, ЮАР, Бразилия — они будут прекрасными постоянными членами» — это заявил постпред России при ООН Виталий Чуркин, добавив, что «право вето оставляет возможность стремиться к компромиссу и диалогу».

Однако суть инициативы по отмене вето, конечно, не в реформе СБ ООН. Очевидно, что цель отмены — уничтожение американцами Асада при помощи «своих» управляемых террористов из бандформирований (под брендом умеренной оппозиции) и превращение Сирии в вечное кровавое месиво по ливийскому сценарию.

Для чего?

Это контроль над сирийской нефтью и маршрутами поставок иранских нефти и газа, а также китайских товаров на европейский рынок. Это дальнейшее — притом абсолютно сознательное — сотрясание Европы полчищами беженцев и терактами. Это, наконец, формирование игиловской (ИГИЛ — организация, деятельность которой запрещена в России) или «умеренно-оппозиционной» группировки сил — а США, как известно, не могут их отличить — для похода на республики Центральной Азии и удара по России — главного барьера для этого сверхмасштабного смертоносного проекта.

«Ястребы» планомерно продолжают обострять ситуацию в погоне за решением своих ключевых экономических и геополитических задач.

Но видят ли берега?

Источник

ПОДЕЛИТЬСЯ
Георгий Филимонов
Филимонов Георгий Юрьевич – российский политолог, общественный деятель. Доктор политических наук, профессор РУДН, директор Института стратегических исследований и прогнозов РУДН, заместитель заведующего кафедрой теории и истории международных отношений РУДН. Действительный член Академии военных наук, руководитель проекта Антимайдан-Аналитика, координатор дискуссионного клуба «Тренд». Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...