С момента встречи в Санкт-Петербурге лидеров России и Турции диалог между руководством двух стран заметно оживился. Так, Россия возобновила чартерные рейсы в Турцию, открыла рынок для поставки турецких фруктов, а накануне на международном Энергетическом форуме в Стамбуле стороны урегулировали все спорные вопросы относительно строительства «Турецкого потока». Но что из себя представляет Турция на самом деле, и до какой поры (или нового удара в спину от Эрдогана?) будет продолжаться эта «дружба народов»? Посмотреть глубже официальных заявлений в беседе с Накануне.RU помог директор Центра геополитических экспертиз, член Общественной палаты России Валерий Коровин.

Вопрос: Валерий Михайлович, что из себя представляет сегодняшняя «эрдогановская» Турция?

Валерий Коровин: С точки зрения геополитики Турция находится в зоне «римланд», то есть, в зависимости от глобального расклада сил она может ориентироваться как на атлантистский блок во главе с США, так и на евразийский блок во главе с Россией. И здесь все зависит от того, насколько турецкое руководство осмысляет свои преимущества от одного, либо от другого.

Вопрос: Кто может использовать Турцию в своих интересах?

Валерий Коровин: Последние события, в Турции, особенно попытка проамериканского государственного переворота продемонстрировала Эрдогану, что дружить с Западом чревато для турецкого режима, при этом, никаких преимуществ это не дает. В Европу Турцию не принимают, никаких экономических преференций Турция от дружбы с США не имеет, потому что США находятся на другом континенте и им совершенно не до Турции. Единственное, что действительно происходит, — это эксплуатация Турции американцами в своих интересах: в первую очередь ее территории для размещения натовской авиации на базе Инджирлик. А также использование Турции как перевалочной базы для террористов, которые свергают Асада в интересах США. А еще для того, чтобы переправлять так называемых беженцев в Европу с целью дальнейшей дестабилизации Европы, если она вдруг начнет выходить из-под американского контроля. Турция нужна американцам, которые ее эксплуатируют как свою колонию, распоряжаясь там направо и налево, и даже в какой-то момент решив, что они могут свергать турецкий режим, когда им вздумается. А вот Турции никакой очевидной выгоды от дружбы с США нет.

Вопрос: Если Запад хочет только использовать Турцию, то какие цели преследует Россия?

Валерий Коровин: В отношении России все наоборот – одна выгода, никаких минусов. Россия никаким образом не ущемляет интересы Турции в регионе, никак ее не эксплуатирует, отправляет туда туристов, покупает фрукты, строит газопровод, готова сотрудничать по всем направлениям без выдвижения предварительных условий. Российский газопровод через Турцию на юг Европы – это инфраструктура, которая влечет за собой развитие смежных отраслей, это энергетическая независимость, ведущая к скачку промышленного роста, это объем внешних инвестиций, интенсификация развития финансового сектора, рабочие места и уверенность в завтрашнем дне.

Поэтому, даже мысля исключительно прагматично, рационально, экономически, выбирая направление для сотрудничества — сто очков против одного в пользу России. Таким образом, Турция вполне может стать нам экономическим партнером, если так решит турецкое руководство, и даже вполне в состоянии стать нам союзником, если на то будет воля турецкого народа. Есть желание и взаимные устремления, осталось только правильно осмыслить геополитические ориентиры и сделать окончательный выбор в пользу евразийского вектора.

Вопрос: Турция реально испугалась каких-то санкций в отношении себя? Зачем ей сейчас «дружба» с Россией, если в санкционном ключе это обсуждать?

Валерий Коровин: Я думаю, что Турция боится не столько санкций, сколько боится стать изгоем в регионе, ориентированным на США и входящим в агрессивный блок НАТО. Поэтому для того чтобы просто не оказаться в состоянии обструкции или всеобщего презрения, Турция пересматривает свой подобострастно-проамериканский вектор в пользу более взвешенных отношений с Россией.

Вопрос: Не вызовет ли это недовольство Вашингтона в отношении Анкары, ведь Эрдоган тогда, возможно, может повторить судьбу Асада?

Валерий Коровин: На Асаде американцы выдохлись. И, по сути, Сирия добила американскую «Империю» в ее устремлении к мировому господству, а происходящие там события показывают, что у США нет сил уже даже на то, чтобы завершить начатое в Сирии, не говоря уже о Турции, которая по всем параметрам представляет собой куда более серьезного противника. Вот этот жалкий переворот, который не удался, все эти потуги спасти Гюлена и не выдать его турецким властям – все это показывает тщетность американских усилий и абсолютную беспомощность их в отношениях с Турцией. Поэтому здесь, я думаю, турецким властям нечего совершенно бояться. Америка – это дохлый лев.

Вопрос: Готова ли Турция ради партнерства с Россией поступиться своими интересами в Сирии?

Валерий Коровин: Этот вопрос более сложный, и его решение будет определено в тот момент, когда у самой России появится какая-либо внятная стратегия в отношении Сирии. Пока что у России нет позиции ни по вопросу курдов, ни по вопросу сохранения у власти режима Асада, потому что, то и дело звучат какие-то заявления от МИДа, которые допускают компромиссы в этом смысле; ни по роли России в регионе в целом: то есть, готова ли Россия урегулировать подобные же ситуации за пределами Сирии? И готова ли Россия – вчера было заявление со стороны Министерства обороны, что мы собираемся разместить там базу — на постоянной основе присутствовать в регионе? Не только в Сирии, но и в других государствах, которые также обращаются сегодня к России за помощью, в частности, Ирак, например, или Ливия, в борьбе с терроризмом, и, в принципе, как к гаранту стабильности.

Вот когда все эти параметры будут определены с российской стороны, тогда будет понятно, сможем ли мы осуществлять раздел сфер влияния, как в Сирии, так и в регионе в целом между Россией и Турцией. Пока что очень много неопределенных параметров с нашей стороны и отсюда неопределенность в отношении требований в адрес Турции, что мы хотим от турецких партнеров и готовы ли они это, соответственно, принять? Пока не понятно, потому что мы не выдвинули еще никаких внятных условий.

Вопрос: А готов ли Вашингтон отпустить Турцию сейчас?

Валерий Коровин: Вашингтон видит себя в качестве хозяина мира, но сегодня пока что сил у него хватает только на то, чтобы держать на коротком поводке Европу. Даже Британия уже выползает из-под американского сапога, а в Японии все чаще звучат голоса о том, чтобы прогнать американские военные базы с Японских островов. То есть, Америка сейчас оказалась перед необходимостью удержать хотя бы тех союзников, которых она считает своими верными псами, не говоря уже о Турции, которая своенравна, самобытна, суверенна и не готова безоговорочно выполнять любые распоряжения Вашингтона.

Вопрос: А как Турция может разыграть украинскую карту?

Валерий Коровин: Мне кажется, что турецкие власти потеряли интерес к Украине как к источнику русофобии и возможности задеть Москву, потому что вся украинская операция, начатая в ноябре 2013 и завершившаяся в феврале 2014 года вооруженным переворотом, выгодна только американцам для реализации стратегии «Анаконда» в адрес России. Для нанесения удара по России чужими руками. И Турция сегодня совершенно не готова стать таким же расходным материалом, каким стала Украина, в американской большой игре. Во времена фрондирования Эрдогана по отношению к Москве и Путину лично это имело еще какое-то имидживое значение для турецких властей, и можно было поиграть на противоречиях относительно Крыма, но сейчас понятно, что никто Крым возвращать не будет, да и некуда, так как Украина доживает свои последние дни в то время как влияние России набирает обороты. Поэтому сегодня дружить против России невыгодно никому: ни Европе, ни тем более Турции.

Вопрос: А что по поводу так называемого «Пан-исламизма» – это будущее Турции?

Валерий Коровин: Исламизм – есть политическая версия ислама, которая последние несколько столетий является исключительно инструментарием западной геополитики в исламских странах, направленной на постановку их под контроль. То есть, исламизм – это то, что держит Турцию под американским контролем. Это инструмент западного влияния. В то время как традиционный ислам есть религия мира и гармонии. Выбирая между статусом американской колонии и суверенной евразийской державой, Турция должна сделать выбор в пользу традиционного ислама, пожертвовав исламизмом как суррогатом ислама. Здесь нужно правильно расставлять акценты: исламизм – это Гюлен и американские сети, а традиционный ислам – это то, что сохраняет стабильность и гармонию внутри турецкого общества.

Источник

ПОДЕЛИТЬСЯ
Валерий Коровин
Коровин Валерий Михайлович (р. 1977) — российский политолог, журналист, общественный деятель. Директор Центра геополитических экспертиз, заместитель руководителя Центра консервативных исследований социологического факультета МГУ, член Евразийского комитета, заместитель руководителя Международного Евразийского движения, главный редактор Информационно-аналитического портала «Евразия» (http://evrazia.org). Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...