Нет, пожалуй, в противоречивой и ухабистой истории России после днепровского Крещения такой загадочной и величественной фигуры, как царь Иоанн Грозный. Четыре с лишним столетия минули с его кончины, а спорам вокруг него и поныне нет конца. Кем же он был на самом деле – палачом, тираном или великим устроителем царства Русского? Или он был сразу всем вместе? Стоит особо отметить, что Иван Грозный – из числа тех великих российских имен, которые с течением времени не только не уходят в небытие, но и, напротив, привлекают к себе всё возрастающее внимание ученых и политиков, писателей и обывателей, священства и военных… Значит, есть в этих верстовых столпах отечественной истории что-то, чего мы до конца понять не можем или не знаем, что требует дальнейшего беспристрастного, углубленного изучения без сиюминутных политических предпочтений, подтасовок и выдумок.

К государям в народе и церкви испокон века отношение особое. Еще в Ветхом Завете отмечалось, что душа царя покоится на длани Господа. Царь потому и называется богопомазанным, что его, согласно церковной традиции, которая в России идет как раз от времен Ивана Грозного, на царство помазывают, то есть, совершают исключительное церковное посвящение, равное по значению святому крещению и дополняющее оное и ставящее тем самым царя в особый ранг служения, угодный Господу и народу. В то же время, православная традиция, берущая свое начало от Христа, никогда, нигде и никак не описывала служение царя-батюшки в слезливо-гуманистических тонах. Священное Писание строго указывает, что «не напрасно начальствующий носит свой меч». Если отдельный человек может и даже должен быть нравственным и милосердным, но государство как система, обеспечивающая и отстаивающая идею народосбережения, нравственным быть не может по определению. У него другие законы. И все сюсканья на этот счет, раздающиеся из стана либералов разных мастей, ничего общего с нашей верой не имеют. Государство, по мнению Святых Отцов, призвано не строить рай на земле, а защищать землю и народ от излияния ада. Следовательно, если того требуют обстоятельства, применять и власть, и силу.

Россия всегда была окружена плотным кольцом недругов и агрессоров. В этом историческом напряжении ощущается некое ее духовное мессианство, по линии которого и происходили все ее многочисленные столкновения с ливонцами, поляками, ордынцами французами и немцами… Не стала исключением в этом смысле и эпоха Ивана Грозного, который, что поразительно и достойно отдельного изучения, удержался на троне дольше всех правителей нашей страны от Рюрика до наших дней. Может быть, поэтому его личность и правление вызывают столь же жесткие и полярные оценки, какие до сих пор не утихают вокруг имени Сталина. Параллель здесь неочевидна, но, однако, вклад и того, и другого в укрепление основ государства и его обороноспособности – соизмерим. Есть заслуги, которые невозможно отрицать: расширение границ Русского царства до Каспийского моря, становление вертикали царской власти на основе введенных царем Иоанном законов и указов, формирование регулярного стрелецкого войска с артиллерией, подавление очагов раздора и смуты как внутри государства, так и за его пределами, обширное строительство храмов и монастырей по всей Руси. Они стали очагами духовного и светского просвещения, центрами эффективного хозяйствования и поддержкой для людей в годы неурожаев и неурядиц.

Царя Иоанна Грозного нередко обвиняют за… Смутное время. Здесь уместно возразить, что великая смута начала XVII века зародилась через два десятилетия после кончины первого русского царя. А эти десятилетия – времена Фёдора Иоанновича и Бориса Годунова – протекли относительно благополучно. В то время московская Русь достигла вершины своего могущества.

В серьезном научным и историческом осмыслении нуждается и тезис о так называемых кровавых репрессиях Грозного. Якобы он казнил ни с того, ни с сего, в угоду личным амбициям и скверному характеру… Конечно, звание «Грозный» первый царь Святой Руси получил неспроста. Но объективное изучение его репрессий, особенно на фоне жутких событий в Европе в тот же период (Варфоломеевская ночь, межрелигиозные распри по всей Европе, жертвы закона об огораживании в Англии, охота на ведьм в Германии и т.д.) – показывает, что общее число пострадавших от опричнины и других предприятий Грозного было многократно меньше, чем потери в той же цивилизованной Европе. Встает законный вопрос: почему европейские, да и многие русские исследователи закрывают глаза на одно, а второе демонизируют. Многие кровавые факты и события из времен Ивана Грозного до сих пор вызывают сомнения и диаметрально противоречивые трактовки: мучительная смерть наместника Псково-Печерского монастыря Корнилия, якобы, зарубленного лично царем во вратах монастыря, мученическая гибель митрополита Филиппа от руки Малюты Скуратова – есть версия, что Малюта на самом деле спешил на выручку митрополиту, но не успел. Много еще таких спорных и туманных интерпретаций.

Что же сегодня может служить более или менее объективным индикатором значимости Иоанна Грозного в русской истории?

До тех пор, пока честные историки не раскроют все данные и не докопаются до подлинных корней преступлений и достижений того периода, важнейшим критерием истины для нас, очевидно, должна являться народная память – то, как сам народ своим природным и безошибочным чутьем оценивает эту, несомненно, великую историческую личность. Здесь мы без труда обнаруживаем любовь и сочувствие, понимание и прощение, благодарность и готовность помнить – такие же, как к Владимиру Крестителю, Александру Невскому и… Сталину. На этих фундаментальных деятелях, возносивших русское государство – одинокое в бушующем море вражды и зависти – на вершины силы и славы, зиждется наша сегодняшняя вера возрождение России.

Источник

ПОДЕЛИТЬСЯ
Александр Нотин
Нотин Александр Иванович – русский общественный деятель, историк, дипломат. Руководитель культурно-просветительского сообщества «Переправа». Руководитель инвестиционной группой "Монолит", помощник губернатора Нижегородской области В.П. Шанцева. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...