Начавшийся показ фильма «28 панфиловцев», как известно, сопровождается активной дискуссией о том, были ли панфиловцы в реальности, является ли этот эпизод, описанный в советских учебниках истории и художественной литературе, историческим фактом или вымыслом.

Все это заставляет нас в очередной раз задаться вопросом, что является историческим фактом, а что представляет фальсификацию истории и кем – и, главное, зачем – история фальсифицируется.

Начать следует с понятия «исторический факт», которое уже само по себе довольно субъективно.

Слово «факт» происходит от латинского facere – «делать», отсюда factum – «сделано». Значит, сам по себе факт – это следствие некоего «делания».

Исторический факт зависит от того, кто делает, с какими помыслами делает, а также что этот делающий изначально замышлял.

А вот дальше уже начинаются оценки сделанного, как со стороны современников (а это могут быть и друзья, и враги), так и потомков, которые через столетия пытаются понять, что же именно произошло.

С учетом человеческого фактора и изменчивости оценок, а также возможной утраты контекста – история есть явление исключительно субъективное.

Мало того, история идеологична, то есть вписана в рамки тех или иных целей и устремлений государств, народов, обществ, которые пытаются ее систематизировать и интерпретировать.

Интерпретации эти зависят от того, какова текущая цель государства, к чему оно стремится, чего пытается достигнуть, а что стремится забыть – «вычеркнуть из истории». Исходя из этого и подбираются те факты (то есть «субъективные делания») и те интерпретации, которые укладываются в заданную историческую модель.

Попытки подстроить историю и интерпретировать ее под конкретный политический момент, под конкретный политический заказ, были и всегда будут.

Как писал по этому поводу Джордж Оруэлл, тот, кто контролирует настоящее (то есть находится у власти), тот контролирует прошлое (то есть историю и ее интерпретацию) и через это он контролирует будущее, формируя общественное мнение и вектор стратегического развития государства, общества или народа.

Когда мы говорим, например, о 28 героях-панфиловцах, то здесь нужно исходить из конечной цели.

В любом подобном эпизоде осуществления пересмотра истории всегда нужно вскрывать базовую предпосылку – зачем в принципе производится сейчас переосмысление или пересмотр истории, переписывание ее, подгонка новых фактов, вскрытие каких-то невиданных прежде обстоятельств?

Если мы сами уточняем для себя какие-то нюансы, не отрицая в принципе освобождение Европы от нацизма и факт нашей победы во Второй мировой войне, то тогда это не что иное, как внутренний исторический спор по поводу малозначимых для общей картины деталей.

Но главное, чтобы уточнение конкретных исторических обстоятельств не вылилось в громкую кампанию по «развенчиванию мифа», конечной целью которой была бы ревизия всей истории Второй мировой войны и роли в ней нашего государства.

Те, кто пытаются сместить акценты и дезавуировать интерпретации, изложенные в курсе истории, написанной в советский период, тем самым ставят под сомнение подвиг и победу советского народа.

Дело в том, что мы находимся в ситуации, когда Запад, а конкретно – Соединенные Штаты Америки, претендует на создание однополярного мира, то есть на глобальное господство. И в этом мире должен быть единственный центр силы, который обосновывает свое доминирование с помощью интерпретации исторических событий.

Не может быть глобального доминирования Запада в ситуации, когда победу во Второй мировой одержало другое государство, советское государство, являющееся преемником тысячелетней России.

А значит, необходимо, с одной стороны, принизить влияние героических проявлений с Россией и с русской цивилизацией и вообще с евразийской историей, а с другой стороны, подсветить при помощи Голливуда только те эпизоды, которые подтверждают победу над фашизмом США и Великобритании.

Ради этого и происходит сегодня ревизия советского периода и замалчивание или умаление тех или иных исторических фактов, связанных с российской историей. Но это взгляд исключительно со стороны западной периферии.

Всякий раз, поднимая вопрос об оценке тех или иных исторических событий, надо понимать, что история – это всегда интерпретация.

А история государства или история народа – это всегда конвенция, которая заключается обществом для того, чтобы на основании общей истории выстраивать общее будущее. Тот, кто подвергает сомнению историю того или иного государства или народа, бросает ему вызов, по сути, объявляет войну, претендуя на доминирование.

На глобальное доминирование сегодня претендует Запад, и Россия с ее тысячелетней героической историей побед и поражений в эту модель не укладывается.

Отсюда попытки через внутреннюю агентуру, через подтасовки, через медиа и пропаганду умалить значение тех или иных фактов, вскрыть негативные стороны и тем самым разрушить цельность нашего мировосприятия. Поставить под сомнение попытку России удержать Запад в рамках той периферии, на которой он находится по отношению к нашей континентальной державе с ее великой историей и устремлением к миру и справедливости.

Источник

ПОДЕЛИТЬСЯ
Валерий Коровин
Коровин Валерий Михайлович (р. 1977) — российский политолог, журналист, общественный деятель. Директор Центра геополитических экспертиз, заместитель руководителя Центра консервативных исследований социологического факультета МГУ, член Евразийского комитета, заместитель руководителя Международного Евразийского движения, главный редактор Информационно-аналитического портала «Евразия» (http://evrazia.org). Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...