Должность посла России в Турции всегда была чрезвычайно почетной и очень опасной. В этой роли побывали выдающиеся люди русской истории – П.А. Толстой (1702-1714), М.И. Кутузов (1792-1794), В.П. Кочубей (1793-1797), Н.П. Игнатьев (1864-1877).

В одни периоды русские послы едва ли не единолично диктовали волю восточной империи, соперничая лишь с британскими и французскими представителями (Кутузов даже осмелился на своего рода кощунство – экскурсию в султанский гарем). В другие их бросали в длительное суровое заточение в Семибашенный замок Константинополя – Едикуле, пристроенный турками к тем самым Золотым Воротам Константинополя, к которым некогда по легенде прибил свой щит князь Олег.

В этой темнице провели много дней и граф Толстой, и А.М. Обресков в 1768-1771 («Я заперт в замке, в котором пустого места не более сажен пять и должен толочься тут, как в берлоге медведь»), и Я.И. Булгаков, протомившийся в замке 1787-1789 году 812 дней, но ухитрившийся и оттуда передать русскому правительству сведения о турецких планах войны.

Но послов России в Турции никогда не убивали. Российских послов вообще убивали исключительно редко – слишком велик был страх перед могуществом нашей державы. Личность русского дипломата считалась неприкосновенной, окруженная страхом и почитанием.

Когда сегодня в списке погибших дипломатических представителей нашей страны называют Вацлава Воровского и Петра Войкова – это явная натяжка, оба большевистских деятеля были убиты не иностранцами, а русскими белогвардейцами в качестве актов продолжения гражданской войны. Убили их не за то, что они были послами, а поскольку это были самые высокопоставленные большевики, до которых Конради и Коверда могли дотянуться. Никакого отношения к внешнеполитической истории России эти акты белого террора, мыслившегося как месть за террор красный, не имеют.

Единственным убийством русского посла иностранцами в новейшую эпоху истории дипломатии оставалась «злосчастное происшествие», по выражению Николая I, — резня, устроенная в русском посольстве в Тегеране и стоившая жизни А.С. Грибоедову. Подогреваемые фанатиками толпы, разозленные выплатой потерпевшей в войне Персией большой контрибуцией и защитой русскими дипломатами армянского населения, устроили в посольстве настоящее побоище, моральная ответственность за которое тогдашнего шахского правительства была несомненна.

В этом смысле убийство нашего посла в Турции Андрея Карлова не находится, на первый взгляд, в том же ряду.

Это не внешнеполитический инцидент, а акт международного терроризма. Турецкое правительство к нему не причастно, мало того, теракт прежде всего именно по Эрдогану и наносит серьезный удар.

Перед нами теракт вызванный массовой истерией во всей враждебной России прессе после взятия сирийской армией Алеппо. И главный ответственный за него – международная фабрика лжи: английская, французская, немецкая, американская и, конечно, турецкая пресса.

Международная фабрика фейк-новостей работает на полную мощность – только что в Египте накрыли целую киностудию, снимавшую окровавленных девочек с мишками «как в Алеппо». В глазах потребителей этой лапши русские и сирийцы в Алеппо зверствуют, грабят, насилуют. Даже российская рукопожатная интеллигенция, хотя у нее достаточный доступ к достоверной информации, участвует в этой лживой истерии – чего стоят рассуждения поэтессы Веры Полозковой о том, что «мы бомбим крупнейший в Сирии город и никогда не отмоемся».

Поддерживается эта истерия и в Турции, еще недавно бывшей главным союзником алеппских джихадистов, но и теперь оставшейся их крупнейшей базой и адвокатом. Так что если в убийстве нашего посла и нет конспирологической подоплеки, то можно со стопроцентной точностью утверждать, что его убила атмосфера ненависти к России, подогреваемая в связи с событиями в Алеппо.

Я не буду говорить банальностей о том, что все виновные в смерти нашего посла террористические организации и их покровители во всем мире должны понести суровое наказание. Важнее всего выбрать правильную линию в отношении турецкого правительства, по которым и пытались нанести удар террористы.

Официальной ответственности власти Анкары за это преступление, повторюсь, не несут, помимо той, которую вообще несет принимающая страна в случае гибели посла (но и это очень серьезно). Мало по кому этот теракт ударил так, как по Эрдогану. Но, тем не менее, почему-то так получилось, что убийца нашего посла был турецким полицейским, что он был активистом эрдогановской партии, что есть даже совместное фото его и Эрдогана во время посещения президентом полицейской академии. То есть это не какой-то маргинал-подпольщик, а выразитель «мейнстрима», еще недавно характерного для турецкого общества.

Турция за последние годы превратилась в настоящий рассадник джихадизма не только для Сирии, но и для всего мира, включая Россию.

Боевиков там обучают, лечат, вооружают, привечают. На территории Турции не только нусристы, но и игиловцы чувствуют себя в дружественной стране. Лишь когда была предпринята попытка свержения Эрдогана, предотвращенная только благодаря России, турецкий президент осознал в какое осиное гнездо он забрался сам и завел страну и попытался произвести чистку.

Но эта чистка, затронувшая в основном «гюленовцев», оказалась, как видим, недостаточно радикальной. Да, позиция Эрдогана значительно скорректировалась, хотя он, время от времени, позволяет себе пассажи в духе «мы пришли свергнуть Асада». Да, не изменись эта позиция – взятие Алеппо растянулось бы на месяцы и годы. Но на деле не только Сирия, сколько сама Турция нуждается в санации от джихадистского подполья.

Не следует закрывать глаза на то, что на взгляд части турецких элит, хотя и ослабленной в результате послепутчевой чистки, Эрдоган зашел в сближении с Россией «слишком далеко», что многие предпочли бы продолжение того курса, который привел турок к сбитию нашего бомбардировщика в 2015 году.

И провокации против русско-турецкого альянса, несомненно, будут продолжаться.

Внешнеполитическая задача России – укрепить этот альянс, привязать и лично Эрдогана и всю Турцию к Москве как можно плотнее, не дать Эрдогану «соскочить с поезда». Но для этого России, на мой взгляд, совершенно не нужно пытаться преуменьшить значение трагического убийства нашего посла. Да, мы все отлично понимаем, что это попытка испортить отношения Москвы и Анкары. Да, нельзя исключать и международного террористического следа, возможно тянущегося и за пределы Ближнего Востока. Но понимание не должно, на мой взгляд, перерастать в терпимость ко злу.

Россия сейчас в сильной позиции. Турецкое правительство – в положении виноватого. Такого виноватого, каковыми правительства новейшего времени бывают очень редко, так как убийство посла гражданином принимающей страны дело в последние двести лет почти небывалое и чрезвычайное. И сейчас самое подходящее время для России добиваться полномасштабной санации Турции от разветвленного джихадистского подполья, превратившего прекрасную страну в рай для террористов со всего мира, в операционную базу для действий не только против Сирии, но и против России.

Когда-то терпимость к исламским радикалам явно казалась Эрдогану меньшим злом, по сравнению с его амбициозными планами создания вокруг Турции исламской сферы влияния и проектом Неоосманской Империи. Но сегодня все очевидней, что процесс давно вышел из под контроля и турецких политиков и турецких спецслужб. Страна превратилась в гнездо ядовитых змей, обитатели которого угрожают ее суверенитету (а убийство посла – это прямой удар по суверенитету принимающей его страны). И сегодня не только право оскорбленной стороны, но и прямой международный долг России добиться того, чтобы это гнездо было бы вычищено.

ИсточникУм+
ПОДЕЛИТЬСЯ
Егор Холмогоров

Холмогоров Егор Станиславович (р. 1975) — известный общественный деятель, публицист, блогер, русский националист. Главный редактор сайтов «Русский Обозреватель» и «Новые Хроники», автор и ведущий сайта «100 книг». Автор термина «Русская Весна». Эксперт Изборского клуба. Подробнее…