«Те, кто будет сопротивляться, как Березовский, должны подвергнуться репрессиям»

Максим Шевченко – о безрадостном будущем «офшорной аристократии», возвращении наворованного и врагах России

Накануне президент Владимир Путин, собрав финансово-экономический блок руководства страны, обратил внимание на замедляющийся до 2% рост ВВП и предложил рассмотреть возможность использования государственных фондов для инвестирования в транспортную и энергетическую инфраструктуру. «Апрельские тезисы» президента практически дословно повторяют призывы известного экономиста, академика и советника Путина Сергея Глазьева. В декабрьском интервью Znak.com Сергей Юрьевич говорил и о необходимости масштабных госинвестиций в образование, науку, в прорывные отрасли, которые станут локомотивами экономики и вытащат ее в мировые лидеры — такие как космос, генная инженерия и наноматериалы. По итогам вчерашнего президентского совещания решили снижать стоимость банковского кредита – а это еще одно требование Глазьева. Правда, так называемое бюджетное правило, по которому в Резервном фонде аккумулируется сверхприбыль от продажи углеводородов, отменять не станут. И вообще, пока действия властей в финансово-экономической сфере носят весьма осторожный характер. Но – хоть что-то, и в этом явное влияние лично Сергея Глазьева и Изборского клуба, куда он входит и который объединяет политиков и экономистов государственнического толка.

В политической сфере Изборский клуб предлагает президенту отринуть коррумпированное окружение, а также западников-либералов типа Медведева и Кудрина и положиться на новую национально-ориентированную элиту. Лидер Изборского клуба писатель Александр Проханов во вчерашнем интервью Znak.com признал, что отъем собственности у «офшорной аристократии» приведет к бунту элит, но не исключил ограничения гражданских свобод: сохранение единой нации и государства, мол, важнее индивидуализма. Коллега Проханова по клубу, популярный телеведущий Максим Шевченко, напротив, выступает за соблюдение свобод, но с «офшорной аристократией» он еще более непримирим. Судим об этом по выступлениям Шевченко на заседаниях Изборского клуба, который в эти дни работает в Свердловской области. У либералов, для которых права личности и неприкосновенность частной собственности священны, от высказываний Шевченко волосы встанут дыбом. Но Максим Леонардович полагает, что время либералов прошло.

Об элитах

— Из страны за последние годы вывезено и распределено по миру такое огромное количество богатств, которые обогатили американцев, европейцев, представителей других государств, что мириться с этим больше абсолютно невозможно. Вопрос очень прост: или нынешний правящий класс будет действовать в интересах нации и ее развития или он не нужен как паразитический элемент, который вытягивает из территорий жизнь, деньги, энергию, продает, создает себе комфортные условия жизни за границей, тогда как страна погружается в небытие – в плохие, разбитые дороги, в плохое, разрушающееся образование, в плохие, конфликтные межэтнические отношения. Лично для меня государство само по себе не является безусловной ценностью, для меня является ценностью только то государство, которое живет и действует интересами нации.

Россия не может жить с элитой, которая не связывает свою жизнь или ресурсы, которые она получает и которыми она управляет, с интересами народа. Россия не способна жить с компрадорской элитой, которая держит деньги на Кипре, на Каймановых островах, на Сейшелах, покупает недвижимость за границей на средства, которые заработала здесь. Элита должна либо служить интересам России и ее нации, либо убираться отсюда к чертовой матери, либо готовиться к тому, что она будет уничтожена. Я не считаю, что все политические вопросы могут быть решены просто подписанием каких-то бумаг и декларированием каких-то ценностей. Мы видим, что происходит с нашей деревней, которая фактически истреблена, а деревня является основой возрождения генофонда народа. В городе мужчина и женщина заводят, как правило, одного ребенка, в деревне же рождаются до 5-6 детей. Отсутствие поддержки деревни, скупка земель, преступное, противоестественное для нашего народа внедрение частной собственности на землю – это уничтожение самой сути нашего народа. При этом правящий класс чувствует себя вполне комфортно, у них главная проблема – кипрские счета.

Таким образом, необходимы политические инструменты формирования будущего, в том числе в рамках государства, и инструменты подчинения правящего слоя, бюрократии, финансовой олигархи, силовых структур и образованного слоя интересам развития нации. Все, что не соответствует интересам развития нации, не соответствует интересам развития России. Все ненужное должно или уехать отсюда, или аннигилироваться. Все, что соответствует интересам нации, должно получить приоритетное положение в стране, максимальную поддержку и развитие.

Об итогах приватизации

— Я выступаю за пересмотр приватизации 90-х годов. Давайте посмотрим, как распорядился приватизированной собственностью тот, кто получил ее преступным, криминальным способом. Возможно, тогда не было другого способа получения капитала, в 1993-96 годах, но давайте посмотрим, как они этой собственностью распорядились. Если акции российских предприятий являются залогом их игры на мировом рынке, зачем нам такие люди? Не надо их расстреливать – надо на законном основании поставить перед ними выбор: пусть передают свои незаконно нажитые акции народу, то есть государству, которое действует от имени нации, и тогда народ им будет благодарен, а они смогут перебраться в другие страны – где хотят, там пусть и живут. Если они хотят иметь имущество здесь, они должны подчиняться интересам развития России и российской нации. Те, кто будет с помощью коррумпированных групп бюрократии и силовиков пытаться сопротивляться, как это делал Березовский или Невзлин, должны подвергнуться репрессиям, которыми государство защищает национальную безопасность.

О капитале

— Я совершенно убежден, что финансовый спекулятивный капитал должен находиться в руках если не государства, то, по крайней мере, тех банковских и финансовых структур, которые связывают свою деятельность с интересами государства. Я выступаю за ограничение частного банковского капитала, который получает займы у иностранного спекулятивного капитала и который путем обанкрочивания или понижения стоимости объектов промышленности на территории России скупает их за бесценок в интересах своих вкладчиков. Капитал в России должен быть национальным, банковская система должна ориентироваться не на спекулятивные манипуляции на мировых биржах, а на развитие национального капитала. Да, это приведет к снижению прибыли определенных групп.

О репрессиях

— У меня вопрос: можно заставить эти группы подчиниться без определенного рода репрессий – социальных, политических или экономических? Я считаю, невозможно. Они обладают властью, господством в медийных ресурсах, коррупционно-лоббистскими возможностями в силовых структурах.

Репрессии – это необязательно кровь. Почему нельзя считать репрессиями ограничение права для чиновников иметь собственность за границей или счета в зарубежных банках? Это тоже репрессии, без всякой крови. Я не считаю, что наша страна, прошедшая через кровь, нуждается в каких-то кровавых репрессиях в отношении больших масс людей. В прошлом веке репрессии были вызваны попыткой причесать наш народ под марксистскую утопию, которая исходила из достаточно схематического представления о сложной реальности.

О русской революции

— Наша нация примирится, когда мы наконец-то поймем, что у России на Западе нет союзников, у России вообще нет союзников среди государств, но у нее есть в союзниках народы, которые по-прежнему смотрят на нас с надеждой. Потому что наша история ХХ века показала народам очень важную вещь: именно русский человек, пойдя на революцию, к которой я отношусь с большой симпатией как к проявлению русского самосознания, сказал, что рабы не всегда рабы, они могут обладать достоинством, а господа не всегда господа. Россия, и русская революция, поставила в мире вопрос о справедливости и доказала, что справедливость, пусть и не совершенным образом, но достижима, она возможна. Дело не в классическом научном социализме, а в естественном понимании людьми, что правильно, а что неправильно. Русский народ всегда считал, это было основой его мироощущения, что земля – Божия и владеть землей – грех. Поэтому господа, помещики на протяжении столетий истории русского народа считались чужими, чем-то вроде оккупантов. Урал, место старообрядчества, всегда это прекрасно понимал. Русский народ всегда считал, что на земле достижимо царство справедливости, что есть Беловодье, где нет жадных ростовщиков, господ, которые делают себе паштет из соловьиных языков, когда люди не знают, чем себя прокормить. Что Господь установил так, чтобы на земле была справедливость. Эти качества русского народа – вера в греховность владения землей и людьми, вера в то, что Царство Божие на земле достижимо человеческими усилиями, и в то, что люди способны объединиться, как это сформулировал Лев Николаевич Толстой: если злые люди объединяются для злых дел, что мешает добрым людям объединиться для дел добрых? – это и есть русское самосознание, приведшее к величайшей попытке народа стать самостоятельным субъектом истории. Я считаю, что России никуда не деться от народного государства, народной империи.

О человеке труда

— Некоторое время назад мы с полпредом Холманских обсуждали в рамках Тагильского клуба, что есть труд и человек труда. Я тогда спросил: почему рабочий – это труд, а официант – не труд? И официант занимается трудом, если работает на интересы своей страны. Все труд, что соответствует интересам развития нации. Что не соответствует национальным интересам, то не труд, то работа на себя. Труд – это политическое понятие.

О свободах

— Россия, на мой взгляд, не может жить без свободы – свободы вероисповедания, свободы слова, свободы предпринимательства и элементов социализма. Сочетание свободы торговли, свободы слова, свободы вероисповедания, социализма и сильного государства, которое контролирует огромные территории, – это ценности, которые Россия даст миру и себе, а если не даст, то просто исчезнет.

О межнациональных отношениях

Большинство в российской полиэтнической нации как политическом субъекте принадлежит русским людям, но культуры наших народов самодостаточны. И я не согласен с выступавшим здесь батюшкой (протоиерей Александр Миняйло – ред.) в том, что какие-то народы России должны становиться русскими или подделываться под русских. Культура татарского, башкирского народа, кавказских народов – не русские культуры… Нельзя сводить интернациональный фактор российского государства к этническому русскому. Иного мы не можем себе позволить, иначе будем деградировать, распадаться и обсуждать несбывшиеся мечты и прекрасное прошлое.

О войне

— Пока мы готовимся к войне, она уже идет. Мы, Изборский клуб, только что были в Сирии. Мы видели государство, которое ведет войну практически со всем «прогрессивным человечеством». Россия, к счастью, вовремя осознала, что ей тоже грозит падение сирийского государства – через Кавказ и Центральную Азию. Ошибки Асада в первую очередь заключались в том, что он начал либеральные реформы и допустил на территорию Сирии мировые финансовые институты. Это мгновенно привело к резкому обнищанию большей части сирийского населения, сельского населения, которое было вовлечено, может быть, в несовершенную, но достаточно эффективную государственную систему сельского хозяйства. Семь лет назад я встречался с автором сирийских либеральных реформ, вице-премьером Дардари, такой сирийский Гайдар. Он сверкал золотой оправой, улыбался — только что приехал из Лондона и говорил: будут инвесторы, мы приведем сюда деньги, у нас огромная сирийская диаспора, много сирийцев в Америке, они нам помогут. Никто помогать не прибежал. Просто города Сирии стали центром спекулятивной торговли и богатели, а большая масса сельского населения, суннитского, мгновенно обнищала. За последние пять лет страна, которая сама себя кормила, впервые узнала, что такое голод. То же самое, что у нас было в 90-е годы. Только здесь люди не взялись за оружие, а там взялись. А как только они взялись за оружие, к ним сразу прискакали Катар, Саудовская Аравия, исламские радикалы, пришла американская поддержка. Асад опомнился, сейчас он возвращает социальные достижения, элементы социализма, но уже поздно. Нельзя экспериментировать с мировым спекулятивным финансовым капиталом. Сирия тому наглядный пример.

ПОДЕЛИТЬСЯ
Максим Шевченко
Максим Леонардович Шевченко (род. 1966) ‑ российский журналист, ведущий «Первого канала». В 2008 и 2010 годах — член Общественной палаты Российской Федерации. Член президентского Совета по развитию гражданского общества и правам человека. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...