Пока пушки молчат

Леонид Ивашов

Большинство стран мира активно сокращают расходы на вооружение. Таковы выводы Стокгольмского института исследований проблем мира. Серьезное уменьшение затрат зафиксировано в США, Канаде, Австралии, Японии и ряде европейских стран. Исключением стали лишь Китай и Россия. Траты нашей страны на новые ракеты и ракеты увеличились за год на 165 и превысили 12 млрд. долларов. Однако они совершенно не конкурируют и не сопоставимы с американским военным бюджетом, который долгое время достигал более 600 млрд долларов. Россия сейчас только наверстывает упущенное.

За последние 20 лет страна демилитаризировалась, потому что в основу военной идеологии, идеологии обороны и безопасности была заложена мысль, что противника у нас нет. Потом, правда, ее все же скорректировали, заявив, что противник – это терроризм. Но, как мы все понимаем, для борьбы с ним ракеты не нужны, да и танков много не требуется. А сегодня вдруг обнаружилось, что недругов у России предостаточно. Причем не просто противники, которые сражаются с нами в других регионах мира или только планируют, а те, которые нацеливают против нас свою политическую стратегию, военные группировки, а также новые виды оружия. И вот теперь мы спохватились и выделяем большие, по нашим меркам, средства, чтобы хоть что-то восполнить.

Ряд стран действительно сейчас сокращает расходы на военные нужды. Но не потому, что решили воспеть мир и дружбу между народами. Здесь ряд совершенно других причин.

Во-первых, это кризис всей псевдо-либерально-демократической системы и капитализма, в результате которого этим государствам приходится экономить.

Во-вторых, сегодня уже затраты на вооружение становятся непопулярными: есть другие способы ведения военных действий, которые соответствуют новым видам оружия. Например, американцы создали мощные киберкомандования в Пентагоне. 4 тысячи высококлассных специалистов развивают систему информационно-психологической войны, под них выделяются корабли и т.д.

Запад понимает, что можно достичь тех же целей, но при меньших затратах. И нам об этом тоже нужно тоже подумать. Да, сегодня нужны и танки, и оружие, и бронетехника, но в первую очередь, необходимо собрать самых мощных наших конструкторов, исследователей, ученых и т.д. У нас талантливых людей гораздо больше, чем в той же Европе или Америке. Но там весь научный интеллект и мощь концентрируют, а у нас же все это размыто. И в результате в России в государственных структурах гораздо меньше действительно талантливых и умных людей. Все они гуляют по всему российскому пространству.

Вообще министр обороны Сергей Шойгу получил в наследство «тришкин кафтан», где одни воровские дыры и все в стадии глубокого отставания. Если другие страны не разрушали свой оборонно-промышленный комплекс, сеть фундаментальных и прикладных исследований, то мы все это разрушили, передали под склады, терминалы, а также в частные руки. И сегодня сохранились только отдельные «островки» большого оборонно-промышленного потенциала. Здесь нам тоже надо восстанавливать ОПК как систему, в которой проводятся фундаментальные и прикладные исследования, ведутся разносторонние разработки военных систем и т.д. но это все требует и времени, усилий, огромных затрат и воли.

Кончено же, частный сектор обязательно должен присутствовать в системе ОПК, но не как главный участник. Только государство отвечает за оборону, безопасность, задает общую стратегическую линию. Оно также по отдельным вопросам привлекает и государственные научно-исследовательские структуры, и частные структуры, но только в рамках собственных проектов. А просто отдавать на откуп частным лицам оборонную отрасль нельзя.

Сегодня бытует мнение (кстати, его недавно озвучил председатель комитета Госдумы по обороне Франц Клинцевич), что если бы Россия не обладала ядерным оружием, то сопредельные страны, испытывающие большие проблемы, давно бы уже начали ее рвать на части.

Однако в настоящее время в оборот введена такая терминология, как преэмптивная война, которую США сейчас ведут с нами и на Ближнем Востоке. При таких типах войн Западом ставится задача завоевывать все страны, не нанося бомбовых ударов и не вторгаясь вооруженными силами. Давайте посмотрим на Россию. Ну, разве мы не завоеванная страна?! Мы сами взяли и сдались: привязали свою экономику, финансы и т.д. к западным системам, и дали разрастить «ниточкам», через которые нами управляют. Главный объект в этих так называемых «бесконтактных войнах» – это элита. Делается это для того, чтобы без военных действий, которые затратные даже для США, привести к власти то, что у нас сейчас есть (начиная с Горбачева), и дальше контролировать и доить эту страну, при этом, не атакуя ее и не разрушая. Принцип здесь простой — надеваешь намордник и управляешь. И это касается не только нашей страны. Мы видим, что в результате революций, Арабской весны и т.д. завоевываются и другие страны и объявляется это торжеством демократии.

Вообще в стратегии национальной безопасности США 2006 года есть удивительные пункты. Первый из них заключается в свержении демократических режимов, а второй — в строительстве новой нации. Вот в этом комплексе мероприятий по изменению национальной идентичности народа, танки тоже не требуются. Этот пример очень характерен для России: у нас и антикультура и псевдовыборы и еще много чего. Мы перестали быть русскими, а имитировали некоторые западные ценности и стандарты.

Поэтому я скорее не соглашусь с Францем Клинцевичем, в том, что Россия благодаря ядерному оружию являемся самостоятельной державой. Нет, мы уже такой страной давно не являемся. Но танки и пушки пока молчат.

Maxpark 17.04.2013

ПОДЕЛИТЬСЯ
Леонид Ивашов
Ивашов Леонид Григорьевич (р. 1943) – российский военный, общественный и политический деятель. Генерал-полковник. В 1996 – 2001 гг. начальник Главного управления международного военного сотрудничества Минобороны. Доктор исторических наук, профессор. Президент Академии геополитических проблем. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...