Избежать конфликта можно, устранив границу между Чечнёй и Ингушетией

Валерий Коровин

19 апреля 2013 года в приграничном с Чечней ингушском селение Аршты 300 сотрудников МВД Чеченской Республики, вооруженные автоматическим огнестрельным оружием, на объездном посту причинили телесные повреждения несшим службу по охране административной границы сотрудникам полиции Ингушетии, сообщиет ИТАР-ТАСС со ссылкой на источник в силовых структурах. Двое ингушских полицейских госпитализированы с травмами различной степени тяжести, семерым назначено судебно-медицинское исследование.

В связи с инцидентом секретарь Совета безопасности Ингушетии Ахмед Котиев сообщил, что сотрудники правоохранительных органов Чечни пересекли административную границу республики со стороны чеченского селения Бамут и попытались организовать несанкционированный митинг в селении Аршты Сунженского района Ингушетии. Он подчеркнул, что после получения этой информации на место были стянуты силы спецподразделений Ингушетии, после чего сотрудники правоохранительных органов Чечни покинули территорию Ингушетии.

В целях предотвращения в будущем подобных ситуаций глава Ингушетии дал указание руководству МВД не допускать без согласования с властями республики силовиков Чечни к проведению спецопераций и других мероприятий на территории Ингушетии. «Никакие силовые структуры соседней республики под какими-либо предлогами не имеют права заезжать в Ингушетию. Для выполнения задач любой сложности в Ингушетии достаточно сил и средств», — заявил глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров.

Возможные последствия данного конфликта прокомментировал главный научный консультант Северо-Кавказского новостного агентства СКФОnews Валерий Коровин.

Вполне возможна эскалация, и вызвано это тем, что между республиками наличествует по сути государственная граница, потому как национальная республика есть потенциальное суверенное национальное государство. И то, что сегодня национальные республики не заявляют свои претензии на выход из состава России, является следствием сильной власти в лице Владимира Путина. Как только федеральная власть ослабнет, национальные республики начнут вновь, как в 1990-х, предъявлять претензии на выход из состава России. Эскалация возможна в любой момент, и наличие такого явления, как национальная республика в составе Российской Федерации является миной замедленного действия под целостность нашего государства.

Для того, чтобы ситуация стабилизировалась, нужна сверхсила в лице главы государства, который мог бы своей волей и своей легитимностью, выраженной в подавляющей поддержке населения России, развести стороны конфликта, заставить их волевым образом подчиниться и сгладить противоречия. Вместе с тем, наличие границы оставляет эту ситуацию всегда в подвешенном состоянии. Любая смена власти в этих республиках может привести к эскалации конфликта, поэтому системно решить этот вопрос можно лишь устранением такого явления, как граница между Чечней и Ингушетией. Например, одним из вариантов могло бы быть возвращение к созданию Чечено-Ингушской автономной области, тогда граница будет упразднена и это образование станет единым субъектом.

Другим «фактором риска» является возможность возвращения прямых выборов. Дело в том, что на Северном Кавказе прямые выборы также могут потенциально спровоцировать конфликтную ситуацию, и лишь авторитетный лидер способен сбалансировать ситуацию и сгладить внутренние противоречия, которые существуют и внутри Ингушетии, и внутри Чечни между кланами и тейпами, как мы знаем, которые по факту сегодня соприсутствуют в социальном устройстве этих республик. Но это должен быть лидер заведомо превышающий масштаб этих субъектов, некая сверхсила.

Заявляя о своей готовности участвовать в выборах, Евкуров тем самым хочет подчеркнуть необходимость продолжения своего курса и заручиться поддержкой для того, чтобы в дальнейшем, опираясь на легитимность, которую формально дают прямые выборы, пытаться сгладить или устранить этот конфликт. Но, между тем, мы должны понимать, что глава Ингушетии, несмотря на то, что он советский офицер, является выходцем одного из ингушских кланов, и, находясь на вершине власти в республике, он, тем самым, в глазах представителей других кланов единолично узурпирует власть. Отсюда необходимость либо федерального управления, либо создания некоего коллективного органа. Традиция единоличного управления на Кавказе так и не прижилась. Неким компромисом является система выбора главы республики парламентом, что лучше, чем прямые выборы, но хуже, чем федеральное управление или коллективный орган.

То есть система единоличной власти, применительно к Северному Кавказу, изначально неустойчива, и опять же – малейшее ослабление хватки со стороны республиканской власти, или же малейшее недовольство со стороны Федерального центра — тут же поднимает вопрос о смене власти и о претензии других кланов на высшую должность в республике. В любоми случае, прямые выборы – это заведомое создание конфликтной ситуации, усобиц и провоцирование внутренних межклановых раздоров.

СКФО-Новости 20.04.2013

ПОДЕЛИТЬСЯ
Валерий Коровин

Коровин Валерий Михайлович (р. 1977) — российский политолог, журналист, общественный деятель. Директор Центра геополитических экспертиз, заместитель руководителя Центра консервативных исследований социологического факультета МГУ, член Евразийского комитета, заместитель руководителя Международного Евразийского движения, главный редактор Информационно-аналитического портала «Евразия» (http://evrazia.org). Постоянный член Изборского клуба. Подробнее…