— …Алло, Александр Андреевич! Доброе утро! С наступившим вас Новым годом!

— Спасибо! Тебя, Саша, тоже.

— Вот я, может быть, не с того начал утро Нового года… Но вот прочитал — нашел в Сетях — Александра Проханова: «Неопалимые».

ИЗ СТАТЬИ АЛЕКСАНДРА ПРОХАНОВА

«Минувший год кончался тяжело, мрачно. Убийство посла, крушение самолёта с певцами и с несравненной доктором Лизой. Эта тяжесть не осталась в минувшем году. Ее не заглушили трескучие петарды, не заслонили сияющие разноцветные шары и хрустальные звёзды. Мы перешли с этой печалью, с сердцами, полными тревожных предчувствий, в новый год. России придётся жить дальше, стоически пробираясь через все напасти. Через все катастрофы и надолбы двигаться к неизбежной русской победе…»

— Что-то вот это меня так задело по-хорошему… Царапнуло! Я снова подумал о том, что, в отличие от Проханова, — я к своему земляку — Александру Прохоренко — так и не доехал. И через вас, Александр Андреевич, хочу ему поклониться…

Александр Проханов: Утро Нового года. Мысли…

ИЗ СТАТЬИ АЛЕКСАНДРА ПРОХАНОВА

«…В минувшем году я был вдохновлён не кремлёвскими речами, не фестивалями и празднествами. Я был вдохновлён… героями, встреча с которыми не позволила мне пасть духом, возвышала меня, спасала от уныния.

Летом я был в Оренбурге. После всех речей и выступлений, после визитов и официозных встреч я помчался в оренбургские степи и перелески, туда, где за сотни километров от Оренбурга в простой деревне на сельском кладбище похоронен погибший в Сирии авианаводчик Александр Прохоренко. Я не знал его лично, но его смерть пронзила меня. Она была из тех первых, немногих, которые мы заплатили за сирийский поход. И я, исполненный печали, помчался к этой степной могиле поклониться, набраться, как набираются у алтарей, света и молитвенного воскрешения.

Я приехал в деревню, не стал заходить в дом, где родился Александр Прохоренко и где живут его престарелые родители, а сразу покатил мимо заборов, огородов, скромных домов на деревенское кладбище и увидел огромную гору цветов — целый курган, насыпанный из роз, гвоздик, белоснежных лилий. Цветы были не завядшие, не с дней похорон, а свежие, недавние. К этой могиле продолжали тянуться люди, оплакивали героя, клали цветы своей благодарности, восхищения и печали…

Я поклонился этой могиле. От неё исходили таинственный свет и возвышенная благодать, которые окружали меня, возвышали, искупали все мои несовершенства и слабости. И я, полный света, покинул кладбище так, словно был на церковной литургии».

— Александр Андреевич, я так понял, что а второй ваш Герой — это художественный образ, да? Это не реальный человек, правильно? Таких ведь в жизни не бывает…

ИЗ СТАТЬИ АЛЕКСАНДРА ПРОХАНОВА

«Вторая встреча — необычайная: на Урале, в Нижнем Тагиле…я встретился не с танкостроителями, не с танкистами. Это был удивительный человек — Владислав Тетюхин. Ему уже за восемьдесят. Советский инженер, учёный, лауреат Ленинской премии, ещё в советское время он создал на Урале титановое производство, научился добывать титан, лить его, обрабатывать, сваривать. Из этого лёгкого сверхпрочного металла строились сопла ракет, закрылки скоростных самолётов, корпуса подводных лодок.

Александр Проханов: в это утро Нового года мы особенно начинаем понимать — помимо вот этого буржуазного капиталистического такого вот устава чудовищного существует огромное количество людей, живущих по совести, по нежности, по любви, по милосердию.
Когда рушился Советский Союз и вместе с ним погибала великая советская индустрия, Тетюхин вместе с друзьями не дал погибнуть титановому производству. Не пустил на предприятие рвачей и воров, приватизировал его, получив треть акций, и продолжал развивать и совершенствовать производство. Сегодня из титана делают ракеты «Ангара», элементы сверхмощных лодок «Борей», крылья истребителей пятого поколения. Тетюхин продал треть принадлежавших ему акций титанового производства и на вырученные миллионы долларов построил в Нижнем Тагиле несравненный медицинский центр — ультрасовременный, подобных которому нет ни в Швейцарии, ни в Германии. Потрясающей красоты и изящества корпуса, уникальные операционные, палаты, в которых всё сияет комфортом. Лучшие врачи собраны в этой поразительной клинике. Пациенты с Урала и из близлежащих областей и республик находят здесь своё исцеление.
И всё это Тетюхин сделал бескорыстно, от сердца, вернул народу принадлежащие тому деньги, которыми когда-то воспользовался, приумножил, совершил акт великого милосердия»…
— Нет, Саша… Это реальный человек. И тем это фантастичнее… И он встретился мне в Нижнем Тагиле. Действительно — среди нас, русских людей, есть такое количество Героев — явных, не явных, выявленных и не выявленных… Что и эта встреча просто поразила мое воображение. Как в советском человеке — а он, видимо, атеист, видимо, человек, проживший огромную жизнь, лауреат Ленинской премии?.. Как в нем вспыхнуло вот это — абсолютно божественное человеческое русское начало — раздать все свое богатство неимущим — нуждающимся.

— Неужели это может быть реальным в нашем сегодняшнем обществе? Человек отдал миллионы долларов просто так — я, может быть, неправильно выражаюсь…

— Да, не правильно.

— Для того, чтобы построить людям больничный комплекс.

— Вот это и есть фантазия! Потому что своим поступком — он свалил наземь этого золотого истукана, золотого тельца. Он опрокинул эту общепринятую норму, которая делает людей черствыми, иногда — звероподобными. Он совершил этот огромный подвиг. Поэтому мне так хочется, чтобы об этом человеке говорили, чтобы поехал туда корреспондент, чтобы с ним сделали беседу. Это такой нравственный пример…

— Скажите — а вот что Тетюхина тогда с Прохоренко роднит? Что прохановские строчки о них оказались рядом.. Ведь эти люди — разного возраста. Из разных — таких далеких — эпох. Почему у вас они рядом?

— Потому что я с ними рядом оказался. Это — мой опыт. Их, настоящих советских людей, конечно же, гораздо больше в сегодняшней России. И они — не только наше прошлое, но и наше настоящее. Меня носило по стране так, что я встречался именно с ними. И с Прохоренко после его героической гибели, и с Тетюхиным… Их — повторяю — гораздо больше. Но их надо увидеть. Их надо воспеть. Ими надо восхититься. Не шоу-бизнесом и какими-то там блогерами… Или каким-то ядовитым едким кислотным ниспровергателем… А вот -ими! Именно на таких, как мои Герои, и стоит Россия.

Мы, может быть, не погибли потому, что они есть…

А вот те ценности, которые проповедуют новоявленные буржуа — на них не может строиться страна, не может строиться Россия.

А самое главное — и в это утро Нового года мы особенно начинаем понимать — помимо вот этого буржуазного капиталистического такого вот устава чудовищного существует огромное количество людей, живущих по совести, по нежности, по любви, по милосердию — в отношении друг к другу.

Кстати, об этом и президент говорил в своей речи новогодней.

— То есть, выходит — я с того, с чего нужно начал это утро?

— Я бы, Саша, каждое наше новое утро начинал с этого. Спасибо тебе за звонок!

ИЗ СТАТЬИ АЛЕКСАНДРА ПРОХАНОВА

«Подвиги этих людей — воинский, нравственный, трудовой, — восхитительны сами по себе. Они составляют общий коллективный подвиг людей, которые вдохновляют русского человека, говорят, что русский народ — народ-великан, что временное прозябание завершается, окончилась спячка, наступившая после 1991 года. Что в нас сбереглись вменённые нам доблесть, бескорыстие, небывалое трудолюбие и стремление к небесам, что русская мечта остаётся для нас самой главной жизненной ценностью. Эти люди — люди русской мечты. Прикосновение к ним вдохновило меня, не позволило печалям и горестям взять верх надо мной, ведёт меня в новый год за русской путеводной мечтой…»