Компартия Латвии накануне независимости (1995-1991)

В середине 90-х гг. прошлого века правящая в СССР Компартия(КПСС) приступила к радикальным общественным реформам. Целью реформ было допущение частной собственности на средства производства, введении многопартийной системы и основанном на ней демократическом режиме правления, а также в допущении плюрализма взглядов.

Общественные преобразования в КПСС инициировала демократическая группировка под руководством Генерального секретаря М.Горабачева. Продуманной стратегии реформ у коммунистов-«демократов» не было.

На определенном этапе реформ, для борьбы с консерваторами, демократическая группировка взяла себе в союзники национал-коммунистов, которые имели сильные позиции в компартиях союзных республик. Генсек разрешил национал-коммунистам на окраинах СССР использовать для укрепления своих позиций национальные движения, которые начали проявлять активность в условиях развивающейся демократии и плюрализма. Интернационалистов в компартиях союзных республик сторонники М.Горбачева стали понемногу отодвигать от власти.

В Латвийской ССР(ЛССР) в это время в компартии состояло 170 тыс. человек, или почти 15% всего взрослого населения. Компартия Латвии(КПЛ), как и компартии других союзных республик, кроме РСФСР, была организационно отделена от КПСС.

По составу КПЛ на 40%  состояла из латышей, а на 60% из русских(русских в широком смысле этого слова). Соотношение этих двух этнических групп в общей численности населения было 52% на 48%. В социальном отношении члены компартии были наполовину служащими, наполовину рабочими и колхозниками. Большинство освобожденных партийных руководящих работников всю свою трудовую жизнь были заняты в управлении, то есть относились к категории государственных служащих или, иначе, к бюрократии. Этот социальный слой имел свое особое название — «номенклатура».

В составе руководства КПЛ традиционно была сильна латышская национал-коммунистическая группировка, которая выступала за предоставление своему этносу в республике ряда социально-экономических преимуществ. Вначале 1988 г. первым секретарем ЦК КПЛ стал национал-коммунист Янис Вагрис. Его ближайшим помощником был секретарь ЦК КПЛ по идеологии Анатолий Горбунов.

По указанию Москвы, национал-коммунисты стали поддерживать националистическое движение латышской интеллигенции, которое в конце 1988 г. оформилось в широкое народное движение — Народный фронт Латвии(НФЛ). Вскоре это движение было полостью поставлено под контроль национал-коммунистов. Сделано это было Анатолием Горбуновым, который вскоре стал руководителем Президиума Верховного Совета ЛССР. Под влиянием национал-коммунистов, НФЛ стал выступать за выход Латвийской ССР из состава СССР, переход от социализма к капитализму, требовал при этом предоставить преимущества латышской части населения.

Консерваторы коммунисты создали в начале 1989 г. другое массовое общественное движение — Интернациональный фронт трудящихся Латвии(ИФТЛ). Оно выступало за сохранение Латвийской ССР из состава СССР, сохранение доминирующего статуса государственного сектора в экономике, сохранение социальных гарантий для народа, стояло на позициях интернационализма. В составе ИФТЛ преобладали русские. Руководителями движения стали Анатолий Белайчук и Татьяна Жданок.

В это время из КПЛ стали массово выходить  ее члены. Наиболее активные присоединялись либо к НФЛ, либо к ИФТЛ. Единая до этого момента советская нация под влиянием конфликта элит, оформленного в НФЛ и ИФТЛ, разделилась на латышскую и русскую общины.

Русская интеллигенция создала в середине 1989 г. левую партию — Центр демократической инициативы(ЦДИ). Ее руководителем был Сергей Диманис и Александр Гапоненко. Численность партии составляла около двухсот человек.

Осенью 1989 г. в республике прошли выборы в местные органы власти. В части городов и районах к власти пришли НФЛ, в части — власть осталась в руках КПЛ. В Риге сложилось равновесие сил, которое обеспечил союз КПЛ и ЦДИ.

В марте 1990 г. прошли выборы в Верховный Совет ЛССР. По итогам этих выборов национал-коммунисты, выступавшие под прикрытием НФЛ, получили две трети голосов(138), коммунисты-интернационалисты, вместе с ЦДИ — одну треть(63). Несколько ранее прошли муниципальные выборы, где в большинстве мест также победил НФЛ

4 мая 1990 г. Верховный Совет ЛССР принял Декларацию о независимости и взял курс на выход республики из СССР. Вскоре ЛССР переименовали в Латвийскую Республику(ЛР), с соответствующей сменой гражданства всех ее жителей. Документально смена гражданства не была оформлена.

Чуть ранее, в апреле этого года, прошел пленум ЦК КПЛ, на котором руководителем партии избрали интернационалиста-консерватора Альфреда Рубикса. На этом же пленуме национал-коммунистов сняли со всех выборных партийных постов в КПЛ.

Национал-коммунисты вышли из КПЛ и образовали Независимую КПЛ. Ее руководителем был избран Янис Вагрис. Численность этой новой компартии составила всего несколько сот человек. В этом же году партия была переименована в Демократическую партию труда Латвии(ДПТЛ).

Еще в середине 1989 г. была воссоздана Латвийская социал-демократическая рабочая партия. Возглавили ее эмигрант Валдис Штейн и Янис Диневич. В партии состояло около 400 человек, однако она была малоактивна и поддержки избирателей на выборах в парламент не получила.

Большинство национал-коммунистов к этому времени трансформировалось в национал-демократов. Они стали выступать под буржуазными лозунгами: за тотальную приватизацию государственной собственности, за свободный рынок, за отказ от социальных гарантий трудящимся. Национал-демократы проповедовали «мягкий» латышский национализм. Была проведена реституция частной собственности в городах и сельской местности, произошел отказ от регулирования рынка, допустили свободное развитие предпринимательства.

Латышская интеллигенция образовала несколько национал-радикальных группировок, которые выступали за ограничение прав русского населения, депортацию его за пределы Латвии.

Однако все эти политические трансформации происходили еще в рамках широкого народного движения латышского населения — НФЛ.

В стране сложилось двоевластие – национал-демократы в парламенте и муниципальных органах власти, коммунисты-интернационалисты в структурах КПЛ на предприятиях и в организациях,

В январе 1991 г. национал-демократы предприняли попытку захватить власть, но она завершилась провалом, поскольку провозглашенная ЛР юридически оставалась в составе СССР, а на ее территории находились союзные силовые структуры.

Конец двоевластию в республике положила провалившаяся попытка консерваторов коммунистов в Москве восстановить социалистические порядки. Она известна в истории, как попытка захвата власти Государственным комитетом по чрезвычайному положению(ГКЧП).

Провал попытки ГКЧП восстановить старые порядки позволил национал-демократам в Латвии покончить с двоевластием.

Решением Верховного Совета ЛР КПЛ была запрещена и все ее подразделения распущены. Лидера КПЛ А.Рубикса арестовали и впоследствии осудили на длительный срок тюремного заключения. В отношении бывших руководящих работников КПЛ были применены аресты и люстрации. Коммунистическую символику запретили, памятники В.Ленину и другим деятелям компартии, революционного и советского движения снесли.

Национал-демократическая трансформация общества(1991-1993)

После августа 1991 г. начался процесс юридического признания независимости Латвийской Республики. Он закончился в декабре 1991 г. с распадом СССР.

Внутри ЛР после приобретения независимости начались масштабные преобразования в сфере экономики. Их проводили латышские национал-демократы в союзе с национал-радикалами. Это наложило сильный отпечаток на содержание политического процесса.

После запрета коммунистической партии левая оппозиция была крайне ослаблена.  Русские практически лишились представительства в органах власти, поскольку свои голоса они отдавали ранее компартии. ЦДИ был для реализации функции представительства русского населения в масштабах республики слишком слаб и неподготовлен.

Неограниченная власть союза латышских национал-демократов и национал-радикалов позволила им провести ряд перемен в обществе, которые носили дискриминационный характер в отношении русской части населения.

Во-первых, в октябре 1991 г. было принято постановление Верховного Совета ЛР по которому 876 тыс. русских(две трети русского населения) лишались прав гражданства, которое у ни было с 4 мая 1990 г.

Во-вторых, русские лишались права на пользование своим родным языком при получении образования и в общественном обороте. На основании «Закона о языках» их стали выдавливать из государственных структур, из престижных профессий за недостаточное знание латышского языка, который объявили государственным.

В-третьих, русских стали с помощью различных законодательных ограничений понуждать выезжать из Латвии. Всего с 1989 по 2000 гг. численность нелатышского населения Латвии сократилась с миллиона трехсот тысяч до одного миллиона  человек, а его доля в составе населения уменьшилась с 48% до 42%.

Правящие элиты в социальном плане состояли в переходный период из бывшей национал-коммунистической бюрократии и небольшой группы латышской интеллигенции. Предпринимательский элемент, средние слои были крайне слабы и малоактивны.

Эти правящая элита начала строить в республике этно-социальную иерархию. Планировалось, что на вершине этой иерархии будет находиться латышская бюрократия, посередине преимущественно латышский средний и предпринимательский класс, а в основании — наемные рабочие из числа, как русских, так и латышей. В специальной литературе такой тип общественного устройства именуется обычно этнократией.

Партии в ЛР должны были подстраиваться под выбранную правящей элитой этно-социальную модель. Наиболее активно процессы партийной перестройки начались к лету 1993 г., после выборов в V Cейм(восстановленный довоенный парламент).

 

Левые партии в период «рыночного» капитализма(1993 -1998).

В течение 1991-1993 гг. крайне разнородное движение Народный фронт распалось на отдельные партии, которые более точно отражали интересы основных социальных и этнических групп населения республики. Летом 1993 г. они пошли на выборы в V Сейм.

Городские латышские национал-демократы создали партию «Латвияс цельш». Эта партия заняла ведущие позиции в новом парламенте и назначила руководителя Сейма и председателя правительства из своих членов.

Сельские латышские национал-демократы учредили партию «Крестьянский союз», которая потом стала именоваться «Союзом зеленых и крестьян»(СЗК). Эта партия выступила союзником «Латвияс цельш» в Сейме.

В состав правящей коалиции вошли также латышские национал-радикалы из партий «Движение за национальную независимость» и «Отечеству и Свободе».

Русских в V Сейме представляли две силы: социал-демократическая партия «Согласие — Латвии, возрождение — народному хозяйству» и левое движение «Равноправие».

«Равноправие» было образовано на базе бывших активистов коммунистов-интернационалистов и ЦДИ и ему удалось провести в Сейм 7 депутатов из 100. Возглавлял движение Филипп Строганов. Движение выступало с социалистических позиций и определяло себя защитником интересов русского населения. Низкие результаты движения на выборах объяснялись тем, что основная часть русского населения была лишена к этому времени прав гражданства и в выборах не могла участвовать.

Латвийская демократическая партия труда и Латвийская социал-демократическая рабочая партия были крайне слабы и в состав парламента не прошли. Эти партии базировались в основном на латышской части населения, которое практически полностью находилось под влиянием идей национал-демократов или национал-радикалов. Левые избегали поднимать «русский» вопрос, а из-за этого их не поддерживало правоспособное русское население республики.

Представители НФЛ, ориентировавшиеся на латышскую интеллигенцию, в состав V Сейма не были избраны.

В январе 1994 г. на базе движения «Равноправие» была создана Социалистическая партия. Ее руководителями стали Я. Трейкалс, М. Бекасов, Г. Фёдорова.

По списку Социалистической партии на муниципальных выборах 1994 года были избраны в Рижскую думу четыре депутата, а также несколько депутатов в самоуправления различных городов региона Латгалия.

В 1995 году сопредседателями СПЛ стали Янис Трейкалс, Филипп Строганов и Лариса Лавиня. Социалистическая партия приняла в качестве основы своей деятельности марксистскую идеологию. Численность партии составляла на тот момент около тысячи человек. Партия сохранила интернационалистские установки.

После более жесткой ориентации Социалистической партии на марксизм у нее начались идеологические и тактические споры с активистами движения «Равноправие», которые ориентировались, прежде всего, на защиту интересов русского населения.

В октябре 1995 г. состоялись выборы в VI Cейм Латвии. Правящую коалицию в нем опять составили латышские национал-демократы и национал-радикалы. Партии, представляющие интересы, как русской, так и латышской буржуазии остались в оппозиции.

На выборы в VI Cейм был составлен единый список Социалистической партии и движения «Раноправие», по которому удалось провести пять депутатов. Однако выбранные депутаты раскололись на группу социалистов(3 человека) и группу сторонников защиты прав русского населения(2 человека).

В 1996 году единственным председателем СПЛ стал Ф. Строганов. 1997 году, на выборах в Рижскую думу, список Социалистической партии получил одно место из 60.

На муниципальных выбора 1997 г. ЛСДРП и ЛСДП пошли единым списком. Это позволило им получить в Риге 11 голосов их 60.

Этот период характеризовался возрождением левого движения и дифференциацией в нем партий различной направленности.

 

Левые партии в период олигархического развития Латвии (1998 -2008)

По итогам выборов в VII Cейм(1998г.) власть опять оказался в руках союза национал-демократов и национал-радикалов, но к ним присоединилась Народная партия и Новая партия(после переименованная в Первую партию), которые представляли интересы появившейся в Латвии олигархии. Олигархический характер приняла и партия СЗК.

Олигархи для укрепления своей власти входили в союз, как с бюрократами, так и с национал-радикальными силами и поэтому они пошли на резкое усиление этнократического характера латвийского общества.

Левые партии шли на выборы в этот Сейм по объединенному списку «За права человека в единой Латвии»(ЗАПЧЕЛ). В этот список входила социал-демократическая Партия народного согласия(ПНС), «Равноправие», Социалистическая партия и Русская партия(создана на базе ЦДИ). Руководителем ПНС был Я.Юрканс, «Равноправия» — Ю.Соколовский, Социалистической партии — О.Денисов, Русской партии — М.Гаврилов. Объединение включало в себя достаточно разнородные силы, которых избиратель поддержал, поскольку оно декларировало левые идеи и идеи интернационализма.

Список ЗАПЧЕЛ получил в парламенте 16 мест, в том числе Социалистическая партия — 4 мандата, «Равноправия» -5 мандатов, ПНС -7 мандатов.

На муниципальных выборах 2001 г. объединение ЗАПЧЕЛ взяло в Риге 13 мест из 60. Кроме того, оно взяло 19 мест в других муниципалитетах республики.

ДПТЛ в конце 1995 г. была переименована в Латвийскую социал-демократическую партию (ЛСДП). В 1996 г. к ЛСДП присоединилась партия «Cправедливость».

ЛСДРП, ЛСДП, вместе с Латгальской демократической партией на выборах в VII Сейм провели 14 депутатов.

В 1999 г. ЛСДРП, ЛСДП и Латгальская демократическая партия объединились под общим именем ЛСДРП. Председателем партии стал бывший председатель ЛСДП Юрис Боярс.

На муниципальных выборах 2001 г. в Риге объединенная партия ЛСДРП получила 14 мест из 60 и возглавила правящую коалицию. Мэром столицы был выбран Гундарс Боярс – сын Юриса Боярса.

В это время в Латвии появилась небольшая партия социалистического толка – Партия благосостояния(ПБ). Она провела в Рижскую Думу двух депутатов, и вошла в правящую коалицию. Партией руководил Виктор Калнберзс.

Успехи левых сил (ЗАПЧЕЛ, ЛСДРП, ПБ) на выборах в этот период были связаны с тем, что приватизация государственной собственности в республике была в основном завершена, и избиратели стали в большей степени ориентироваться на социальные вопросы. Кроме того, в республике пошел процесс натурализации неграждан и «новые» граждане, недовольные установками центристов и правых, стали голосовать за левых.

На выборах в VIII Сейм(2002) Латвии у власти оказались уже партии представляющие интересы олигархии. Партия «Латвияс цельш» в парламент не прошла. Недолгое время правящую коалицию возглавляла только что созданная бюрократией партия «Новая время», однако ее премьер был вынужден в результате политической борьбы уйти в отставку. Олигархи, стоящие за Народной партией, СЗК и Первой партией назначали подконтрольных им руководителей Сейма и премьеров.

После выборов IX Сейма(2006 г.) сложилась такая же, олигархическая, комбинация правящей коалиции, что и в VIII Сейме.

Левые силы в VIII Сейме представляло объединение ЗАПЧЕЛ, которое получило 25 мест.  12 мандатов оказалось у кандидатов, выдвинутых от ПНС, 8 у «Равноправия» и 5 у СПЛ.

В феврале 2003 г. из ЗАПЧЕЛ вышли Партия народного согласия и Социалистическая партия.

В 2004 г. от «Равноправия» в Европарламент была избрана Татьяна Жданок. Она вступила в ЕП в левое объединение.

В 2005 г. на муниципальных выборах объединение «ЗАПЧЕЛ» получило по республике 44 места, их них 9 мест в Риге. В Даугавписле и Резекне партия участвовала в правящей коалиции.

На этих же выборах в Рижскую Думу Социалистическая партия идет в блоке с Партией благосостояния, которая получает новое название — «Родина». Партнеры в столичном муниципалитете получают, соответственно три и пять голосов.

Партия народного согласия, которая отказывается в этот период от участия в решении «русского» вопроса, на выборах в Рижскую Думу не проходит. Ее руководитель Янис Юрканс уходит в отставку. Это заставляет актив партии пересмотреть свои позиции и принять ряд организационных решений.

После провала на муниципальных выборах Партия народного согласия(Янис Урбанович), Социалистическая партия(Алфред Рубикс), партия «Новый центр»(Сергей Долгополов), Даугавпилская партия(Алексей Видавский) и Социал-демократическая партия(Эгил Рутковский) образовывают левоцентристское объединение «Центр согласия». Это было объединение разнородных политических сил: от левого края до левого центра. Объединение стало позиционировать себя, как представителя интересов русской части избирателей.

В IX Сейме ЗАПЧЕЛ получает 6 мандатов. Объединение «Центр согласия» получает 17 мест. Обычно в этом Сейме обе партии голосовали солидарно. Партии, как и раньше, остаются в оппозиции, поскольку осмеливаются поднимать «русский» вопрос.

В 2007 г. объединение ЗАПЧЕЛ превращается в партию «ЗАПЧЕЛ». Руководителями партии избираются Т.Жданок, Я.Плинер и Ю.Соколовский.

ЛСДРП после 1998 г не могла больше получить ни одного места во всех последующих Сеймах.

На муниципальных выборах 2005 г в Риге у ЛСДРП было 7 мест из 60. После этого она перестала проходить и в муниципальные органы власти.

Причины усиления позиций левых сил в этот период заключались в том, что они стали выступать в защиту русского населения, против которого правые силы, прежде всего олигархия, усилили давление. Те партии, которые уходили от решения «русского» вопроса теряли поддержку избирателей(ПНС, ЛСДРП). Нахождение ЛСДРП у власти в столице разочаровало избирателей, поскольку левая риторика не была подтверждена политикой по укреплению социальной справедливости и равноправию. Это надолго дискредитировало ЛСДРП. ПНС смогла преодолеть это свое упущение, но сдвинулось в политическом спектре ближе к центру.

 

Борьба бюрократов и олигархов и левые партии(2009-2016)

В 2008 г. разразился экономический кризис. В Латвии он носил самые острые формы в Европе. Начало назревать недовольство населения. Бюрократия воспользовалась этим обстоятельством и использовала народные протестные акции для поведения в премьера человека отражающего ее интересы – В.Домбровскиса. Он стал интенсивно оттеснять от власти подконтрольных олигархам людей.

На муниципальных выборах 2009 г. в Рижской Думе «Центр согласия» получает 29 мест из 60 и возглавляет правящую коалицию. Мэром столицы избирают представителя объединения Нила Ушакова. Объединение получает также власть в Даугавпилсе, Резекне, Лудзе, ряде других муниципалитетов.

ЗАПЧЕЛ в Риге не смог преодолеть предвыборный барьер.

2009 г. в Европарламент от ЗАПЧЕЛ еще раз проходит Татьяна Жданок. От «Центра согласия» избираются социалист Альфред Рубикс, который присоединяется к фракции коммунистов, а также Александр Мирский.

В 2010 г объединение «Центр согласия» преобразуется в партию. Она получает название социал-демократическая партия «Согласие». Руководителем партии выбирают мэра Риги Нила Ушакова.

В 2010 прошли выборы в Х Сейм Латвии. По итогам выборов правящую коалицию возглавила новая партия, ориентирующаяся на интересы бюрократии — «Единство». Она вошла в союз с партиями олигархов и объединением национал-радикальных партий. Правящая коалиция стала проводить меры жесткой экономии на социальных расходах, повышать налоги, не допустила сокращение бюрократического аппарата.

Поэтому избиратель стал отдавать голоса за тех, кто мог предпринять хоть какие-то позитивные шаги в экономике и социальной сфере. Поэтому левоцентристское объединение «Центр согласия»(ЦС) пришел к власти в Риге и ряде других крупных городах, а левое объединение ЗАПЧЕЛ стало терять поддержку избирателей.

ЗАПЧЕЛ в Х Сейм не прошел. «Центр согласия» на этих выборах получил 29 депутатских мест.

Следует отметить также, что ЦС предпринимал умеренные шаги по защите всего населения, в том числе и русского, что позволяло ему получать поддержку русского электората, но не отталкивать латышский электорат.

ЛСДРП, по-прежнему, ориентировалась на латышский электорат, и не получала поддержки у русских, а потому не могла провести в ни в парламент ни в муниципальные органы власти ни одного депутата.

Вначале 2011 г. в Сейме обостряется борьба между бюрократами и олигархами и бюрократы побеждают. Президент В.Затлерс, вставший на сторону бюрократов объявляет референдум по вопросу о роспуске Сейма. Избиратели на референдуме поддерживают президента и Х Сейм летом 2011 г распускают.

Осенью 2011 г. проходят выборы в XI Сейм. На этих выборах партия «Единство», представляющая интересы бюрократии получает большее число голосов избирателей, чем ранее. Она входит в коалицию с новой популистской Партией реформ Затлерса и национал-радикалами, и назначает своего премьера.

В XI Сейм от левых проходит только партия «Согласия». Она получает 31 депутатский мандат. Среди избранных депутатов были и представители Социалистической партии.

В 2013 г. проходят муниципальные выборы. В Риге снова побеждает партия «Согласие» и Нил Ушаков вновь занимает место мэра. Правящие коалиции «Согласие» формируют и в Даугавпилсе, Резекне, Лудзе, других мелких муниципалитетах.

В составе партии на муниципальных выборах вновь участвуют представители Социалистической партии. Партия получают три места в корпусе рижских депутатов. Еще пять мест социалисты получают в других муниципалитетах республики. Однако то обстоятельство, что партия идет в списке под чужим именем сильно ее ослабляют.

В 2014 г. состоялись выборы в XII Сейм. На этих выборах состав правящей коалиции не изменился. В парламенте только усилились позиции олигархической партии Союз зеленых и крестьян. Эта партия вошла в союз с национал-радикалами и потеснила партию бюрократов «Единство».

В XII Сейм партия «Согласие» провела 24 депутата. Среди этих депутатов были и представители Социалистической партии. Потери партии по сравнению с предыдущим созывом парламента составили 7 мандатов или более, чем пятая часть. Причиной потерь было то, что в 2012 г. ее руководство поддержало референдум за предоставление русскому языку статуса второго государственного. Латышский избиратель, испугался сдвигов «Согласия» в сторону русских и частично отказал партии в поддержке. Произошло это в сельских районах, в которых было сильно идеологическое влияние правых партий. В Риге, как показали результаты муниципальных выборов 2013 г., «Согласию» удалось удержать своего избирателя. Это объясняется, как удачными результатами работы муниципалитета, проводившего умеренную социальную политику, так и умелым управлением подконтрольными СМИ.

В 2014 г партия ЗАПЧЕЛ была переименована в Русский союз Латвии(РСЛ). Это было связано с новой стратегией — провести мобилизацию русского электората. Однако на парламентских выборах эта стратегия себя не оправдала. На выборах в Европарламент стратегия сработала, и Татьяна Жданок вновь стала парламентарием.

Алфред Рубикс от Социалистической партии в Европарламент не прошел, а от «Согласия» прошел Андрей Мамыкин. Он вошел в ЕП в объединение социал-демократов.

 

Текущая ситуация и перспективы левого движения в Латвии

Протестного движения трудящихся в Латвии очень слабо, хотя социально-экономическая обстановка крайне тяжелая. Страна до сих пор не вышла на в экономике на показатели докризисного 2008 г. В значительной степени анемия общества является следствием того, что власти не заботятся о сохранении рабочих мест и население массово иммигрирует на заработки в Великобританию, Ирландию, Скандинавские страны. Эмигрируют молодые и наиболее активные элементы, которые потенциально могли бы выступать с протестами. Протесты пенсионеров маломощны и не принимаются властями во внимание. Трудящееся население в частном секторе сосредоточено на малых предприятиях численностью до 10 человек. Трудовые коллективы не таких малых предприятиях не способны на самоорганизацию.

В Латвии слабо профсоюзное движение. Оно охватывает менее 10% работающих и включает в себя, практически исключительно, работников государственных учреждений, которые не готовы на решительные протестные действия(врачи, учителя, чиновники).

В настоящее время заметной оппозиционной силой в Латвии является только левоцентристская, как она себя позиционирует социал-демократическая, партия «Согласие». Партия насчитывает, по заявлениям ее руководства, более 2 тыс. членов. Она представлена депутатами в Сейме и в ряде муниципалитетов. В Сейме партия находится в оппозиции и перспектив ее вхождения в состав правящей коалиции не просматривается, поскольку за ней закрепился ярлык «русская» партия.

Реально партия стоит на интернационалистских позициях, имеет своими членами и русских и латышей. Однако правые латышские партии умело ведут пропаганду в средствах массовой информации и запугивают латышского избирателя тем, что с приходом «Согласия» во власть Латвия утратит независимость и ее поглотит Россия. Переломить этот стереотип в общественном сознании в ближайшее время не представляется возможным, поскольку доступа в серьезные латышские СМИ у партии нет.

Партия «Согласия» в последние четыре года ведет слабую интеллектуальную  идеологическую и организационную работу. Она отказалась от решения «русского» вопроса, хотя русские продолжают оставаться основной частью ее электората.

В идеологической сфере партия, с помощью финансовых вливаний в подконтрольные ей русские СМИ, ограничивается запретом на проведение дискуссий по острым этническим и социально-экономическим вопросам. Ярким идеологическим мероприятием партии является только празднование Дня Победы в Риге и других крупных городах. От празднования Первого мая, от участия в антифашистских мероприятиях партия отстранилась. Не организует она больше и протестные мероприятия наемных работников.

Все это можно оценить, как явное «поправение» партии ради попадания в состав правящей коалиции в парламенте.

Представляется, что поправение и отказ от защиты русского избирателя партии «Согласия» приведет к утрате ей значительной части голосов на муниципальных выборах 2017 г, парламентских выборах 2018 г. На выборах в Европарламент в 2019 г. партия, скорее всего, проведет только одного депутата.

Русский союз Латвии(РСЛ) утратил поддержку избирателей, хотя реально выступал с социалистических и интернационалистских позиций. В значительной степени, это стало следствием обработки через СМИ русского избирателя. Партию обвиняли в том, что она является как раз прорусской и левой. Есть вина в утрате влияния и самого партийного руководства, которое не ведет линию на привлечение новых членов, не ведет активную интеллектуальную и идеологическую работу. У партии сейчас нет широкого доступа к СМИ. Проводимые членами партии мероприятия не имеют широкой огласки и не находят отражения в СМИ. По заявлениям руководства, РСЛ насчитывает 200 человек.

Перспективы возрождения РСЛ не просматриваются. Скорее всего, Татьяна Жданок не будет участвовать в выборах Европарламента, а любой другой представитель партии на этих выборах не наберет достаточное число голосов.

Социалистическая партия Латвии насчитывает в настоящее время около 400 человек. Партия только что сменила руководство: ее председателем вместо Алфреда Рубикса стал Владимир Фролов. СПЛ придерживается марксистской идеологии, проводит акции в честь Первого мая, Дня Победы, вспоминает революционные даты и даты связанные с историей социалистического движения. Однако на эти символические мероприятия партия собирает всегда только пару сотен членов. Деятельность партии в СМИ практически не отражается.

После смены руководителя, на ближайшие муниципальные и парламентские выборы СПЛ пойдет, скорее всего, самостоятельно. Однако из-за длительного нахождения «в тени» «Согласия» проведение депутатов во власть крайне проблематично. Не просматривается и перспективы проведения депутата в Европарламент.

В Латвии существуют также другие небольшие партии левого толка. Отметим СДРПЛ и социалистическую Партию Благосостояния, которая в настоящее время приняла название «За независимую Латвию». Эти партии являются носителями левой идеологии, располагают определенными интеллектуальными ресурсами, но слабы в организационном плане, ограничены в доступе к СМИ.

С 2012 г. в республике достаточно сильно было русское оппозиционное движение, которое приняло форму Конгресса неграждан. Это движение выступает за ликвидацию института неграждан, в защиту прав русских на использование родного языка в обучении и общественном обращении. Это движение выступало с интернационалистических позиций, обладало сильным интеллектуальным потенциалом, проводило массовые протестные мероприятия, его поддерживало часть латышей. Например, движение провело выборы среди неграждан и сформировало Парламент непредставленных, который представляет интересы 40 % русского населения. Спикером Парламента непредставленных является Александр Гапоненко. Конгресс неграждан и Парламент непредставленных выступал всегда с левых позиций. Организации поддерживали организационные и идеологические связи с левыми партиями.

Этнократическое руководство республики приняло меры по подавлению активности Конгресса неграждан и Парламента непредставленных, их руководителей стали преследовать по месту работы, против ряда активистов возбудили уголовные дела за их идеологическую деятельность.

В рамках латышской общины левых оппозиционных движений нет.

Проблемы, стоящие перед левым движением

Интеллектуалы, сконцентрированные в настоящее время вокруг Института европейских исследований(Латвия) сформулировали свое видение будущего Латвии, как нейтральной, европейской страны, которая играет роль экономического моста между Западом и Востоком. В социальном плане предлагается сгладить неравенство, которое достигает в республике ужасающих масштабов. В политической сфере — ограничить власть бюрократии и олигархии. В этнической сфере – обеспечить равенство всех этнических общин и не допустить раскола страны, ликвидировать институт неграждан. Это видение изложено в ряде книг, статей, докладов.

Данные идеи распространяются сотрудниками института в обществе через СМИ, социальные сети, в том числе доводятся до левых партий. Распространению этих идей мешает блокада, которая организована правыми партиями в СМИ, и ограничения устанавливаемые спецслужбами на проведение семинаров, конференций, культурных мероприятий, массовых акций.

Партии «Согласие», РСЛ, СП, СДРПЛ не принимают участия в идеологических дискуссиях по основной части вопросов, которые возникли в латвийском обществе. Собственного взгляда на будущее Латвии ими не формулируется и поэтому этим партиям нечего противопоставить правой идеологи. В том числе у латвийских левых нет видения Латвии в Европейском союзе после выхода из него Великобритании, после избрания Д.Трампа в США.

Представляется необходимым провести серию публичных дискуссий о судьбе левого движения в Латвии и в Европейском союзе. В ходе этих дискуссий можно будет предложить избирателям левую альтернативу. Дискуссии смогут подтолкнуть наиболее часть участников левого движения к активизации, поиску новых форм взаимодействий с массами, подтолкнут их к преодолению анемии латвийского общества.

Самостоятельно левые интеллектуалы такого рода работу сделать не смогут, поскольку не обладают для этого достаточной финансовой подпиткой, находятся под давлением правых сил, в том числе их мнение подавляется силами аппарата государственного подавления.

Потенциальным союзником левых в Латвии являются предприниматели и средние слои. Однако пока они находятся под сильным влиянием бюрократии и олигархов.

Большой политический потенциал есть у латвийских неграждан, среди которых сильны левые настроения. Представление латвийским негражданам прав гражданства давно обсуждается в Европейском парламенте, но принудить Латвию к решению этого вопроса никак не удается.

Ввиду слабости левых сил в Латвии им следует теснее кооперироваться с левым движением Европы.


Справка об авторах:

Почетный профессор Балтийской международной Академии, президент Института европейских исследований Александр Гапоненко.

Заведующий программой Балтийской международной Академии, заместитель президента Института европейских исследований доктор политических наук Михаил Родин.

comments powered by HyperComments