— Александр Андреевич, это Гамов, Радио «Комсомольская правда».

— Да, Саша… Рад слышать.

— Вот когда снова начались эти ужасные события в Донбассе, где вы много раз бывали, у меня сразу — несколько замечаний к писателю Проханову. В вашем донбасском романе «Убийство городов» — одна война. Вот… А здесь — на самом деле — уже третья идет. Вы что? Я почему с такими претензиями к вам? Многие уже привыкли, что и в жизни — после ваших романов — все сбывается. А здесь сейчас почему-то мир не наступает. Может, вы что-то не так написали…

— Нет, я все написал так. Моя работа заканчивается на очень трагической — высокой военной ноте. А вчера вышло второе издание моего романа «Убийство городов». И я собираюсь опять отправиться в Донбасс, и снова провести там презентацию книги. Но не на Саур-Могиле, как в прошлый раз, а — на передовой.

Потому что, буквально все, что там творится, — все это уже описано в моем романе. Все баталии… Трагедия… Когда славяне сражаются со славянами.

Это — огромный тупик! Это — мука. И — величайшее терпение, стоицизм людей Донбасса. Все это — в романе и, мне кажется, что сегодня — сражающимся военным Донецка и Луганска — было бы важно из моих рук получить эту книгу. Потому что роман — о них, о сегодняшнем дне. Это роман пылающий, он — не завершенный. Еще много будет завершений — неизвестно каких…

— А вы можете в третьем издании «Убийства городов» с войной покончить счеты? Ведь, понимаете? Я почему-то думаю, что — и от вас это зависит, да и от многих… Можете закончить все-таки.

— Войну в Донбассе могу завершить таким образом… Я сконцентрирую всю свою волю, всю свою любовь, всю свою ненависть, всю свою прозорливость… И направлю полки ополченцев, военных Донбасса туда, где им надлежит быть — в Мариуполь, Харьков и Днепропетровск.

— Вы считаете, только так может закончиться эта война?

— Только так можно ее завершить. Прекратить! Потому что мы рвемся там в бой, а нас останавливают. Мы хотим возмездия, а нас останавливают. Противная сторона — она должна опомниться, очнуться. Когда полки наши прорежут ее насквозь. Русские люди и украинцы, которые сражаются в рядах ВСУ, они понимают, что это — бессмысленно. Они будут массово переходить на сторону нашего Донбасса. Поэтому для меня единственный способ завершить войну — в полной мере очертить круг Новороссии и выставить там, на этой границе, блок-посты.

— Скажите, а что же тогда теперь будет делать режиссер Владимир Владимирович Бортко, которому государство выделило деньги на съемки фильма о Донбассе по вашему роману? Как и что он будет снимать?

— Он будет снимать все, что сейчас снимает. И я уже представляю, как висит над полем боя, когда уже враг повержен, как это было в Великую Отечественную войну, — белая простыня, и победители смотрят фильм Бортко, который уже снят пр моему роману. Там — нет, не будет ничего придуманного и опоздавшего. Этот фильм — в самое яблочко.

— Он уже снимается…

— Да, производство начато.

— Скажите, когда фильм будет закончен? К завершению войны…

— Я думаю, что от скорости и сроков съемок этой ленты зависит и исход военной кампании в Донбассе. Чем быстрее фильм будет снят, тем быстрее там все закончится.

— Понял. Спасибо огромное!

— Благодарю. С Богом!

— Удачи…