Сурков — абсолютное зло

Александр Дугин

Н.ГОНЧАРОВА: Я приветствую в студии Александра Дугина, лидера Евразийского движения. Александр Гельевич, добрый вечер.

А.ДУГИН: Добрый вечер.

Н.ГОНЧАРОВА: Первую тему нашей беседы подбирать мне не пришлось, не надо было, потому что как только в эфире пошли анонсы, что вы к нам придёте, посыпались вопросы от слушателей. Многие из них спрашивали, что вы думаете об отставке Владислава Суркова?

А.ДУГИН: Вы знаете, это фундаментальный человек в российской политике. 13 лет практически он формировал идеологическую повестку дня, и с ним следует связывать, на мой взгляд, и положительные, и отрицательные стороны той системы, в которой мы живём. При этом Сурков, конечно, большого влияния, например, на кадровые вопросы, на распределение должностей в таких сферах, скажем, экономики, не оказывал большого влияния, не влиял. Также и массы его не знали. Но вот все те, кто причисляет себя к интеллектуальной элите, и для тех, для кого идеи имеют значение, идеи в самом широком смысле, в политическом, в мировоззренческом, в религиозном, в научном, в образовательном, вот для людей культуры, для тех, кто называет себя интеллектуалами, вот для них Сурков был на самом деле чудовищем и абсолютным злом, а для других — покровителем.

Н.ГОНЧАРОВА: Ваше, скажем, не отношение, а ваше принятие его и его деятельности?

А.ДУГИН: Я считаю, что Сурков был абсолютным злом для России, это моя позиция. Он заложил в нашу идеологию идею сочетания либеральных ценностей, западных, проамериканских, олигархических, связанных с крупным капиталом, с цинизмом, с издевательством над традиционными ценностями с одной стороны. Но одновременно соединил их с идеей укрепления правящей верхушки, властной, работал на укрепление вертикали власти, то есть на вертикали своей собственной позиции. Таким образом сочетание вот этой суверенной демократии, идея-то, может быть, неплохая, но в сурковском исполнении это была идея западного либерализма, атлантизма в сочетании с элементами авторитарной диктатуры и тоталитарного управления обществом. Хуже не придумаешь на самом деле. Хуже, правда, 90-е годы, когда просто либерализм плюс Запад и всё, то есть наполовину всё-таки лучше.

Н.ГОНЧАРОВА: Если оставить в стороне ваше мнение и исходить из политического реализма, деятельность Суркова, неужели не принесла России никакого блага?

А.ДУГИН: Я думаю, что она принесла абсолютное зло, потому что мы потеряли ровно 13 лет, пока этот человек занимался этой сферой. Вот в этой сфере чистый провал. Все политические, патриотические инициативы были симулякрами, подложками, подделками. У нас абсолютно деиделогизирована партия власти, деидеологизирован курс, за это отвечал Сурков. У нас существует патологическое игровое, циничное отношение к ценностям в нашем обществе, в культуре, в образовании, в идеологии, в личной жизни. За это отвечал Сурков. У нас есть абсолютно продажные и подлые средства массовой информации, которые вещают идеологическую модель, с одной стороны, западную совершенно, с другой стороны – укрепляют вертикаль власти, именно бессодержательной и бездумной. Всё это создал Сурков. И сегодня он уходит… Он уже потерял власть, реальную власть он потерял полтора года назад, когда был смещён с должности первого главы…

Н.ГОНЧАРОВА: По каким причинам он лишился того колоссального влияния, о котором вы говорите?

А.ДУГИН: Потому что он сделал ставку полностью на Медведева в эпоху медведевского либерализма, на реванш, на смещение Путина, на Болотную площадь. Он в значительной степени приложил руку к «болотным» протестам. Мы сейчас видим это из истории с Пономарёвым, что «болотные» протесты финансировались из «Сколкова», из фонда, это совершенно очевидно. То есть он сделал ставку на ультралиберализм.

Н.ГОНЧАРОВА: То есть Болотная должна быть благодарна Суркову, правильно я вас понимаю?

А.ДУГИН: Она должна быть благодарна за то, что она получила определенные средства, политическую поддержку и деньги, одновременно он же, поскольку он человек всегда двусмысленный, никогда полностью не стоит ни на одной стороне, он же её и в значительной степени приговорил. Этот человек, знаете, вот Протей, который одной рукой делает одно, а другой прямо противоположное. У него нет ни одной позиции. Он не либерал и не патриот, но среди либералов он патриот, среди патриотов он либерал. Это человек, который практически изгоняет смысл из любой позиции. Это такой как обессмысливатель, человек, обессмысливающий дискурс, превращающий всё в циничную такую, ироничную, постмодернистскую игру. Он в значительной степени превратил либералов в то убожество, в котором они находятся, и он одновременно такую же миссию выполнил в отношении патриотов. У нас сегодня ничего, кроме симулякров, нет. У нас есть симуляционный патриотизм, симуляционный либерализм, а между ними огромное, бессмысленное среднестатистическое большинство в политике. Это чудовищно на самом деле. И 13 лет путинских патриотических реформ были блокированы Сурковым в том, что он пытался привить этому патриотическому курсу либеральное наполнение. Тем самым он просто отбросил страну на 13 лет.

Н.ГОНЧАРОВА: Да, с этим понятно. Смотрите, в своих комментариях вы отмечали, что Сурков был не просто кукловодом, но демиургом, он создал вот эту политическую систему, которую вы описали, в 2000-х и единолично, суверенно ею правил.

А.ДУГИН: Да.

Н.ГОНЧАРОВА: К кому сейчас перешла эта роль? Или единолично такое управление перестало быть актуальным, в новых условиях стало неуместным, лишним, вредоносным?

А.ДУГИН: На самом деле Сурков всё-таки сделал в определенный момент выбор, он пошёл за Западом, пошёл за своими западными коллегами, за либерализмом, за Медведевым, всерьёз воспринял возможность второго срока Медведева и либеральный возврат к 90-м, откуда он, собственно, родом, откуда и сформировалось его представление о жизни и о ценностях. Это не удалось, и он проиграл. Он сделал ставку просто не на то. В какой-то момент он сыграл. И как только он сыграл, когда ему надо было уже отвечать за свои слова, он, кстати, тут же проиграл. Пока он действовал именем Путина, именем Путина разводил и оппозицию, и партию власти, и либералов, и патриотов, это ему сходило с рук. Как только он попытался сыграть в собственную линию, он тут же проиграл, потому что на самом деле, видимо, не игрок. Так вот, на мой взгляд, на его место сейчас точно совершенно никто не придёт. Ни одной аналогичной фигуры серого кардинала нет и в помине.

Н.ГОНЧАРОВА: Потому что нет вакансии, получается.

А.ДУГИН: Вы знаете, просто изменилась ситуация. То есть сурковщина, это был некий этап, основанный на компромиссе между непоследовательным либерализмом, непоследовательным патриотизмом. Сегодня, я думаю, что эти две позиции в нашем обществе – либерализм с одной стороны, представленный Болотной, просто жёсткая оппозиция, совершенно понятная, и плюс Дворковичем и каким-то сегментом либеральным в правительстве с одной стороны, а с другой стороны патриотическое набирающее полноценное движение, они сойдутся в идеологии. В идеологии, но только без таких симуляций. Поэтому, мне кажется, что не будет монополии на идеологию, будет диалог, будет спор, который необходим был нашему обществу давно. Поэтому я полагаю, что вместо фигуры, которая будет всех обманывать и сводить к нулю, к игре с нулевой суммой, возникнет полноценный идеологический спор между представителями оппозиционных друг другу идеологических групп. А в нашем обществе они есть, это большинство патриотическое и подавляющее меньшинство западников-либералов.

Н.ГОНЧАРОВА: Александр Дугин, лидер Евразийского движения. Вот его позиция, я сейчас коротко её сформулирую. Итак: Сурков абсолютное зло для России, нанёс урон политической системе страны, везде его инициативам провал, все это чистые симулякры. Вы с такой позицией согласны – звоните (495) 916-55-81. Пошло первое голосование. Возможно, у вас другая точка зрения. Возможно, вы считаете, что Сурков нужен был своему времени, и спрос родил предложение. Если уж нам приводят доводы, что надо было выбраться из вот этой клоаки, хаоса 90-х, то надо объективно оценивать и результат, который мы сейчас получили, 90-е и та Россия, в которой мы живем, небо и земля, туда, обратно, никто не хочет возвращаться. Вы с чем-то не согласны, хотя бы с тем, что, согласно логике Александра Дугина, Болотная – это тоже порождение Суркова, а вы приветствуете это порождение – (495) 916-55-82. 85 процентов аудитории РСН с вами, Александр Гельевич, в оценке деятельности Владислава Суркова согласны. 15 процентов всё-таки готовы поспорить. Пожалуйста, первые вопросы — +7-925-101-107-0, это телефон нашего SMS-портала. Пишите. «95-й» пишет: «Кто бы позволил какому-то там Суркову принимать какие-то решения, играющие роль в жизни страны?». И «94-й» подхватывает: «А Путин 13 лет не понимал, куда вёл Сурков?»

А.ДУГИН: Я думаю, это серьёзный вопрос. Мы все 13 лет им задавались. Дело в том, что Путин определял все эти годы основные вопросы в отношении внешней стратегии, внешней политики, к ней Сурков не имел никакого отношения. И укреплял вертикаль над экономикой, передавая бразды правления от олигархической системы, когда экономика страны была в частных руках, государству. Вот этим Путин занимался, и на это Сурков не влиял никоим образом. Если бы повлиял, у нас бы ничего, конечно, вообще не получилось бы. Поэтому Суркову, мне кажется, Владимир Путин отдал ту область, которая казалась ему менее важной. То есть область, где формируются дискурсы, там, где спорит между собой интеллигенция, там, где люди обмениваются идеями, концепциями, взглядами. Путину, мне кажется, казалось это второстепенным. Сурков технически выполнял то, что от него требовалось. Требовалось передать контроль власти от олигархов государству, Сурков это делал. Требовалось создать для каких-то особенно буйных либералов некоторые площадки, например, в виде Общественной палаты, где они были менее вредны и просто могли как бы между собой ругаться, кричать, ещё думая, что они кому-то нужны, — тоже было создано. То есть он такие чёрные дела на самом деле в идеологии исполнял довольно успешно и послушно. Другое дело, чем это становилось для страны. То есть мы упускали, упускали время. Путин, мне кажется, принципиально для его типа правителя, он недооценивает значение интеллектуальной сферы. Ему кажется, что эта вещь второстепенная, там может быть некоторая и свобода и одновременно технология. Поэтому Сурков для Путина был, кстати, как ни странно, полезен и непонятен одновременно. Полезен, потому что он технически всё выполнял, что ему требовалось, но непонятен, потому что то, что он делал, Путину просто было, мне кажется, неинтересно. И вот когда он стал заметен для Путина, только тогда, когда он оказался в политической системе, направленной против самого Путина, когда уже было понятно, что он на самом деле служит всегда двум господам, Западу и России, Медведеву и Путину, оппозиции и власти, «Единой России» и Болотной площади. Когда это уже стало очевидным, то есть его такая специфическая природа, двойственная, меркуриальная всегда, всегда сидящий между двух стульев, Сурков просто не способен сидеть на одном стуле, ему необходимы два, а лучше десять. И вот когда это просто уже коснулось Путина лично, когда он просто посмотрел, наконец-то обратил внимание на то, что Сурков здесь сделал, я думаю, ему просто стало плохо, он ужаснулся и его вначале переместил в почётную сферу. А поскольку Сурков не успокоился абсолютно, это не тот человек, из почётного, как бы пенсионного места на первого вице-премьера, который может заниматься ГЛОНАСС, непонятно чем, его… На самом деле ясно, что Сурков и в этом отношении, он бы не слетел никогда, если бы не бросил вызов политический. Соответственно, как только Путин понял, что на этой позиции он продолжает по инерции заниматься политическими интригами, я думаю, только это и привело к его отставке. Он мог бы сохранить свой пост вице-премьера до бесконечности, если бы перестал быть собой.

Н.ГОНЧАРОВА: Понятно. Несколько слушателей сомневаются в возможности начала полноценного идеологического спора, о чём вы говорили. Например, вот такие сообщения. «81-й» прислал: «Серого кардинала Суркова уже заменяет Волошин».

А.ДУГИН: Володин.

Н.ГОНЧАРОВА: Володин, конечно, я поправляю нашего слушателя, он написал Волошин.

А.ДУГИН: Волошин давно уже никого не заменяет. Володин совершенно другой человек. Володин человек технический на самом деле, и после прихода Володина на самом деле этот пост, который раньше занимал Сурков и который сделал его центральным в стране, это был пост второй на самом деле после президента, если не первый, потому что при Медведеве именно у Суркова решались основные вопросы в кабинете, а не у Медведева, поэтому на самом деле в данном случае как бы Сурков превратил этот пост в фундаментальный. Но когда он ушёл, пост стал опять техническим. Поэтому Володин просто выполняет поручения Путина на самом деле, он выполняет их совершенно адекватно, он не привносит своих интриг, своей психологии, своих фобий, своего ресентимана в отличие от Суркова, своего такого поэтико-постмодернистского подхода в это решение. Он просто менеджер, он исполнитель. И в этом отношении Путин сейчас перед нами лицом к лицу. Раньше между народом, между интеллектуалами и Путиным стоял Сурков, потому что все обращения к Путину вызывались к Суркову. Через кого бы ни передавали любой, имеющий отношение к идеологии, проект Путину…

Н.ГОНЧАРОВА: Сейчас ступень Володину можно переступить.

А.ДУГИН: А сейчас Володин, он просто говорит приблизительно, и делает то, что ставит задачу президент. А Сурков, формально исполняя указания президента, выполнял совершенно свою собственную программу. У него по каждому вопросу было своё мнение. Поэтому он частично слушал Путина, а частично вкладывал свое представление о том, что надо делать. Володин этого не делает и, соответственно, и значение этого поста изменилось, и Володин совершенно не является ни альтернативой, ни аналогом Суркова. Это совершенно другой человек и совсем другая система управления в стране. Поэтому идеология сейчас бесхозна, если угодно, она принадлежит тем, кто занимается ею профессионально, то есть интеллектуалам, и это дает основания для того, чтобы надеяться, что сейчас как раз эта дискуссия может по-настоящему развернуться.

Н.ГОНЧАРОВА: «29-й» отмечает, что националисты тоже были на Болотной. А «94-й» прямо так спрашивает: «А почему вы до отставки Суркова не делали таких заявлений?»

А.ДУГИН: Я могу обратить внимание на мою публикации, 2004 года, которая называлась «Golden Boy», 2011-го, которая называлась «Good bye, Golden Boy». Я делал такие заявления. У меня были очень напряженные, драматические отношения с Сурковым, Сурков нами очень сильно обижался. Он приглашал меня на такие разговоры относительно этих статей. На самом деле отношения были достаточно натянутыми в течение многих-многих лет. В своё время, когда он занимался политическим строительством, с одной стороны, дал отмашку партии «Евразия», которую я возглавлял, и на первом этапе поддержал, администрация президента поддержала. Потом без предупреждения всё было просто уничтожено, закрыто. То есть это был такой волюнтаристский жесточайший стиль. Я не знаю, кто мог к нему адаптироваться. Я думаю, что сейчас Суркова нет, а значительная часть, целая сеть людей, которые адаптировались к его властвованию в идеологической сфере, они оказались в вакууме. Многие руководители радиостанций, многие руководители газет, холдингов, средств массовой информации крупных, они просто построили свою жизнь, сформировали свои позиции на сурковской модели управления. Не все так уж против него выступали. Против выступали радикальные либералы, которым тоже, например, не нравилась эта модель, и патриоты на самом деле, например, в моём лице. Тем не менее, поскольку все обращения к Путину, все вообще какие бы то ни было обращения к Путину, всегда возвращались к Суркову, и никаких других возможностей взаимодействовать с властью даже мы, которые сторонники Путина, без Суркова, минуя Суркова, в обход Суркова было невозможно, всё обращалось к нему. Как только ни умудрялись передавать материалы Путину, тут же раздавался звонок «это Сурков беспокоит», поэтому обойти его было невозможно. Это действительно была катастрофа. Путину было безразлично на идеологию, идеологию отдали Суркову, Сурков этим занимался, и все, кто был недоволен, не имел ничего общего, поскольку здесь и судья, и прокурор, и палач был в одном лице. Что ему в голову взбрело, то Сурков и делал.

Н.ГОНЧАРОВА: Если продолжать вашу логическую цепочку, которую вы выстроили, то какова роль Медведева? «45-й» так и спрашивает: «Медведев – это враг?»

А.ДУГИН: Да нет. Медведев, не знаю… Сам по себе Медведев, мне кажется, то ли он не понимает, что он делает, и тогда он человек наивный, то ли он понимает, но тогда он просто подыгрывает Путину и всё, и молодец, соответственно. Изображает он из себя либерала, делает он вещи подчас, когда был особенно президентом, которые, мне кажется, весьма сомнительные и позорящие нашу страну. Но если это было нужно Путину вот для того, чтобы триумфально вернуться и показать «смотрите, ребята, чуть было мы не скатились с подобным курсом в 90-е», то это хорошо. И тогда он молодец, Медведев, тогда он справляется со своей ролью и пусть он продолжает с ней справляться. Во-вторых, я думаю, что по сравнению с Сурковым Медведев человек совершенно явно второго плана. Сурков волевой, у него есть чеченское начало, у него есть и такой интеллектуализм, и интеллигентность. В общем на самом деле гремучая смесь, страшный человек. Без него Медведев, мне кажется, неопасен вообще. То есть Медведев не либерал, он просто такой… Что сказать? Хочется руками развести и пожалеть его. Поэтому и такой, и такой он неопасен, он неплохой, он незлой. Он скорее, пожалуй, ничто. И если изолировать его от действительно чего-то в лице Суркова, чего-то страшного просто, то Медведев, мне кажется, может на этом месте просто спокойно сидеть и на другом каком-нибудь месте, он может и в Конституционном суде понадобиться. Он нормальный, управляемый, предсказуемый человек. И даже его пресс-секретарь Тимакова не сможет по-настоящему внутренне повредить, хотя она делает глупые вещи, на мой взгляд, просто дискредитирующие главу правительства.

Н.ГОНЧАРОВА: Например?

А.ДУГИН: Дело в том, что она явно поддерживает его либеральный имидж, который не нравится народу и который просто раздражает всех. Сейчас это уже ни к чему на самом деле.

Н.ГОНЧАРОВА: Но он же изменился, вы же обратили внимание.

А.ДУГИН: Вы знаете, он настолько микроскопическое явление, на мой взгляд, к примеру, что обращать внимание на него не стоит. А что касается Тимаковой, мне кажется, ей откровенная фронда с Путиным, которую она поддерживала, когда Медведев был президентом, она просто его подставила. Но так, как Сурков способен подставить, никакая Тимакова, никто ещё…

Н.ГОНЧАРОВА: Тимакова самостоятельная фигура в этих действиях?

А.ДУГИН: Я думаю, что за ней стоит либеральное лобби, Венедиктовы, все олигархи, конечно, кто-то за ней стоит. Ну, что она женщина, девушка. За ней стоит муж, за ней стоит такое мощное либеральное прозападное, атлантистское, олигархическое лобби. Она тоже, конечно, не сама по себе.

Н.ГОНЧАРОВА: Тимакова останется пресс-секретарем Медведева?

А.ДУГИН: Да всё равно. Главное – нет Суркова.

Н.ГОНЧАРОВА: Понятно. «А Проханов («207»-й пишет), у которого вы печатаетесь, Проханов говорит о Суркове с уважением».

А.ДУГИН: Знаете, я с Александром Андреевичем об этом говорил, у него другой взгляд. Проханов мой хороший друг. Но у Проханова и с Березовским были нормальные отношения, и с Закаевым. Проханову, когда надо было держать определенную газету свою в оппозиции, Путин его не поддерживал, ну, на самом деле он тоже прорывался к Путину, а Путин говорил «к Суркову, к Суркову». Ну, к Суркову, так к Суркову, честь имею. А не к Суркову, так к Березовскому. Проханов молодец на самом-то деле. Он идеологически очень выверенный человек. Но в отношении того, что он так благодарен Суркову за его поддержку на самом деле, что ж, я думаю, это какая-то его этика. Он, наверное, и Березовскому и Ходорковскому благодарен. Ведь какое-то время в газете «Завтра» вы могли прочесть, как жестокие путинские варвары пытают Ходорковского паяльником. На самом деле и огромные полосы беседы с Закаевым. Мы в этом отношении расходимся. Я спросил Проханова, почему он так относится к этому ужасному для России человеку, который просто отбросил нас на 12 лет, ну, Проханов сказал, что он лично ему помог. Может быть, он благодарный человек индивидуально.

Н.ГОНЧАРОВА: «246-й» ещё раз задаёт вопрос про Суркова и Березовского: «Так Сурков – это Березовский номер два?» И что-то ещё там было про Березовского и Суркова вот именно в плане сравнения. Уместно ли такое сравнение?

А.ДУГИН: Да, их похоронили в один день, вернее, одного похоронили, а другого отправили в отставку. Приблизительно тоже самое, поскольку эти два человека были двумя окнами, которые финансировали всю идеологическую и политическую жизнь: один от лица Кремля, другой от лица ЦРУ на самом деле. Оба исчезли, потому что, видимо, вот эта идея, что наша политическая жизнь может быть либо строго кремлевская, то есть сурковская, либо на гранты Березовского и через него ЦРУ и других фондов западных, вот эта ситуация исчерпала себя. И они уходят не потому, что на самом деле вот теперь они ушли, теперь некому будет финансировать, а просто сама эта система, мы изжили её, систему двух окон: если Березовский мало дал, иду к Суркову, Сурков мало дал – еду в Лондон.

Н.ГОНЧАРОВА: Про Лондон очень много вопросов. Насколько вероятно, на ваш взгляд, такое развитие событий, что Сурков уедет в Лондон?

А.ДУГИН: Ой, вы знаете, его везде найдут. Он носитель таких страшных и темных, и грязных секретов нашей политической ситуации, что я вообще не понимаю, как он не остался вице-премьером, его найдут и в Лондоне, и в Мексике. Лучше не сдаваться.

Н.ГОНЧАРОВА: Про Мексику давайте не будем продолжать и проводить параллели.

А.ДУГИН: Давайте не будем.

Н.ГОНЧАРОВА: Очень коротко. «Назовите, пожалуйста, замещающее имя в обзывалке», — пишет наш слушатель Диманс, который живёт в Германии. — Вы – сурковская пропаганда. Чья пропаганда-то теперь будет?»

А.ДУГИН: Всё, кончилось сурковская. Правда будет теперь.

Н.ГОНЧАРОВА: Александр Дугин, лидер Евразийского движения, в студии «Русской службы новостей». В его оценке деятельности Владислава Суркова 85 процентов наших радиослушателей согласились, 15 процентов выступили против. Следующая наша тема, Александр Гельевич, это акция в Ростове-на-Дону, прошедшая несколько дней назад. Проведение её приписывают вашим сторонникам, Евразийскому союзу молодёжи. Наделало все это очень много шума. Обвинения, ни больше, ни меньше, в экстремизме, ПАРНАСовцы сразу заявили, что обратятся в полицию. Какую оценку этому суду… Возможно, не все слушатели сейчас могут вспомнить или не все знают. Я напомню, что там было. Провели на главной улице Ростова последователи Александра Дугина, у центрального входа (Парк Горького, по-моему, называется) народный суд над либералами, над лидерами вот этой либеральной оппозиции. Были четыре шарика, суд, приговор за измену родины, эти шарики расстреляли, а на этих воздушных шариках были четыре фамилии: Навальный, Немцов, Горбачёв и Гудков (отец или сын, не уточнялось). Так вот, Александр Гельевич, какую оценку этому суду, этому расстрелу даёте вы?

А.ДУГИН: Я думаю, что, во-первых, конечно, Евразийский союз молодёжи — это самостоятельная молодёжная структура. Там люди до 35 лет. Мне настолько уже много лет, что я не вписываюсь в этот формат. Это патриотическое евразийское движение.

Н.ГОНЧАРОВА: С вашим движением не имеет ничего общего?

А.ДУГИН: Подождите. Как, не имеет? Я не сказал. Я просто сказал, что это самостоятельная структура. Она не согласует вообще со мной никогда свои действия, она разделяет общую позицию. Я могу сказать, что я считаю, что этих людей, названных, просто абсолютными предателями страны. Я считаю, что они проводят интересы враждебной нам державы, что они работают не за свои убеждения, а Горбачев вообще предатель, который уничтожил наше отечество. Он заслуживает настоящего, фундаментального суда. Что касается остальных шутов гороховых, то, конечно, от них опасного вреда такого немного на самом деле, но они воплощают в себе то, что наш большой народ, русские, которые любят свою страну, которые переживают за свою страну и много очень не любят вещей из того, что творится, они просто на самом деле, вот эти лидеры так называемые «болотной» оппозиции, они дискредитируют всё то, что в принципе на самом деле пытаются защищать.

Н.ГОНЧАРОВА: В этом ваша позиция понятна.

А.ДУГИН: Это мерзавцы просто.

Н.ГОНЧАРОВА: Я возвращаюсь не к содержанию, а к форме акции. Вы же понимаете, что если бы на этих шариках были другие фамилии, представителей власти, допустим, результат для организаторов был бы другим.

А.ДУГИН: А про Ливанова? Вы знаете, что на самом деле очень сходные акции другие представители близких нам патриотических структур…

Н.ГОНЧАРОВА: Но мы говорим сейчас про эту.

А.ДУГИН: И про Ливанова сейчас очень жёсткая ситуация. И шарики с Ливановым тоже летят. Это символическое действо.

Н.ГОНЧАРОВА: Ливанов сейчас самый критикуемый министр, и все, кому не лень, это делают.

А.ДУГИН: И эти самые критикуемые.

Н.ГОНЧАРОВА: А Саратов? Вот за плакат о Путине с одним словом на украинском языке активисту дали сутки ареста. Вот сейчас за баннеры 9 суток получили, за баннер с надписью «Смерть кремлевским оккупантам».

А.ДУГИН: Что значит «кремлевским оккупантам»? Это наша страна, наше правительство, наш всенародно избранный президент, который сидит в Кремле. Какой же он оккупант?

Н.ГОНЧАРОВА: Вы не можете осуждать.

А.ДУГИН: Я имею право. Вот увидел я такой баннер про «смерть кремлевским оккупантам» или «долой кремлевских оккупантов», я бы лично просто лицо бы этим товарищам разбил. Лично. Дело в том, что за идеи надо платить, за слова надо платить. Я считаю, что те люди, над которыми осуществили символический игровой суд на самом деле, игровое осуждение, не реальное, а игровое, продемонстрировав то, что у народа в душе, что миллионы людей хотят сделать с этими существами, просто мы говорим, ребята, вы излагайте любые позиции, но за всё вы будете отвечать. За всё «Эхо Москвы» будет отвечать, за все слова в наш адрес, нашего народа.

Н.ГОНЧАРОВА: Итак, это игровое осуждение?

А.ДУГИН: Это игровое осуждение, символическое высказывание того, что мы думаем, какие-то люди, причём не мы, я говорю, что я услышал это от вас, об этой акции, я с ним солидарен.

Н.ГОНЧАРОВА: Путин, которого призывают «подсчитать оставшиеся свободы дни», это какое, игровое осуждение, неигровое, это хулиганство? Это что?

А.ДУГИН: Осуждение чего?

Н.ГОНЧАРОВА: «Путин, подсчитай оставшиеся свободы дни». Тот самый баннер в Саратове, вернее, плакат с одним словом на украинском языке, за что активист, изготовивший этот плакат, получил сутки.

А.ДУГИН: Смотрите, в чём дело. Путина надо, на мой взгляд, надо и необходимо критиковать. Путин совершает множество ошибок. Путин делает много вещей, совершенно которые идут вразрез нашим ожиданиям и представлениям большого народа. У него очень странная кадровая политика, потому что он назначает людей, снятие которых вызывает общенародное ликование, но это он же их назначает. Он осуществляет подчас действия, которые идут вразрез нашим представлениям. Но как только за это берутся люди, либо проплаченные какими-то спецслужбами, грузинскими спецслужбами, либо когда это просто финансируется из американского правительства, мы горой становимся за Путина и вынуждены защищать его недостатки, его ошибки. Понимаете, это оппозиция, проплаченная американцами, абсолютно подлая, купленная, безответственная, которая не считается с интересами нашего общества. Она мешает нам критиковать власть.

Н.ГОНЧАРОВА: Поставим вашу позицию на голосование. 916-55-81 – вы согласны с Александром Дугиным. Люди, чьи фамилии были написаны на этих шариках в Ростове-на-Дону, предатели страны, за каждое слово надо платить и это игровое осуждение. 916-55-82 – вы считаете, что всему есть границы, если бы на этих расстрелянных шариках были другие фамилии, то активистам Евразийского союза молодежи это бы не сошло с рук. Я так же напомню, как Александр Гельевич говорил, что сам бы своими руками, чтобы вы сделали с этими людьми?

А.ДУГИН: Я бы разбил лицо человеку, который говорит о «кремлевских оккупантах».

Н.ГОНЧАРОВА: Человеку, который держал баннер с надписью «Смерть кремлевским оккупантам». Пошло голосование.

Мы начинаем принимать звонки в прямой эфир. 788-107-0. Напоминаю, по правилам нашей программы предоставляется слово только тем слушателям, которые не согласны с гостем программы «Позиция». Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Дмитрий. Я не согласен, например, то, что «кремлёвские оккупанты», по одной простой причине. Я 20 апреля беседовал лично 20 минут с Евгением Федоровым из «Единой России», который мне утверждал, у меня это записано, что Россия — оккупированная страна. И он лично, когда я его спросил «а почему ты голосуешь за такие законы людоедские», он говорит «я нанят на работу, я вынужден в этом коллективе, в частности, в «Единой России», выполнять все указания, которые мне рекомендуют». Конкретно я спрашивал Федорова. Поэтому с его слов я утверждаю, со слов Фёдорова, что Россия – оккупированная страна. Вот и все. И тоже самое о Путине он сказал.

Н.ГОНЧАРОВА: Спасибо.

А.ДУГИН: Во-первых, я Фёдорова знаю, он так сказать не мог. А что он имеет в виду? Мы с ним несколько раз выступали, мне кажется, его позиция довольно верная. Он считает, что в 90-е годы, как и я считаю, в нашей стране пришла к власти в общем группа людей, которая действует нее в интересах нашей страны, в интересах глобальной мировой олигархии, в интересах Запада. Они захватили контроль над ключевыми финансовыми потоками в стране, над идеологией, над политикой, над средствами массовой информации, над образованием и культурой и на самом деле, по сути дела, лишили страну суверенитета, то есть создали ситуацию, практически близкую к оккупации. Это продолжается частично. Так Путин и является тем, кто, во-первых, остановил этот процесс. Во-вторых, пытается, пусть часто очень непоследовательно, с колебаниями, шаг вперёд, два шага назад, но он пытается изменить ситуацию. Поэтому на самом деле то, что имеет в виду Фёдоров, это имеет место быть. Но на самом деле не в Кремле сегодня эти оккупанты, а в некоторых других точках. И как раз Фёдоров является одним из яростных сторонников президента Путина в его борьбе с этой оккупацией, как и я.

Н.ГОНЧАРОВА: 65 процентов аудитории «Русской службы новостей» согласны с Александром Дугиным, 35 — всё-таки считают, что активисты Евразийского союза молодёжи перегнули палку. 65 на 35. Давайте ещё один звонок примем. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Георгий. Я хотел бы поддержать предыдущего товарища, что Фёдоров всё-таки говорил, что «да, наша страна в оккупации находится, хоть я и член «Единой России».

Н.ГОНЧАРОВА: И в Кремле оккупанты. Я вас понимаю. Простите, просто дважды на один и тот же вопрос, наверное, не имеет смысла отвечать. Александр Дугин, лидер евразийского движения. Я напомню итоги голосования по первой теме, в оценке деятельности Владислава Суркова. С позицией Александра Дугина согласились 85 процентов аудитории РСН, 15 процентов – нет. А тогда Александр Гельевич говорил, если коротко, что Сурков – это абсолютное зло для России. Говорили об акции в Ростове-на-Дону, тут прошлись по персо

ПОДЕЛИТЬСЯ
Александр Дугин
Дугин Александр Гельевич (р. 1962) – видный отечественный философ, писатель, издатель, общественный и политический деятель. Доктор политических наук. Профессор МГУ. Лидер Международного Евразийского движения. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...