Белоруссия объявила об открытии безвизового режима с 80 государствами на срок до 90 суток. В связи с этим мы, конечно же, были вынуждены укрепить свои государственные границы. Как вы оцениваете эти события?

Я перед Александром Григорьевичем Лукашенко ставил этот вопрос давно. Перед Владимиром Владимировичем Путиным ставил, когда доступ к нему имел. Ну, давайте определимся, что мы строим под названием Союзное государство. Ведь нет теории вопроса, что такое союзное государство. А если нет теории, нет проекта этого союзного государства, то мы строим непонятно что. И строим ли мы вообще, или только бросаем лозунги…

Нет такого прецедента в мире, нечего взять за образец. Я спрашивал у Павла Павловича Бородина, когда он был секретарем Союзного государства: что мы строим? В реальности получается, что мы строим два разных государства, объявляя, что оно как бы одно союзное. В результате мы действуем ситуативно, а не планово. У нас нет стратегических технологий, стратегического планирования. И мы будем все время получать такие трещины в этом якобы государстве, пока оно окончательно не развалится.

Вы думаете, что оно неизбежно развалится? Некоторые говорили об угрозе развала не только российско-белорусского Союзного государства, но и вообще Евразийского экономического союза…

Или, наоборот, укрепится. Но тогда нужно посадить лучших мудрецов со стороны Белоруссии и России, определить им срок, условия и сказать: сделайте теорию Союзного государства. Прежде всего надо хотя бы определить, что это такое: одно государство с большими автономными полномочиями двух властей или два абсолютно разных государства, но имеющих общую систему обороны, может быть, внешнюю политику и т. д.

Сиамские близнецы или две головы?

Да.

Уже сколько лет существует это государство. Неужели нет теории, его определения до сих пор?

Абсолютно. Мы в Академии геополитических проблем предлагали, Павел Павлович Бородин сначала схватился за это, а потом говорит: наверху сказали — не нужно. С Александром Григорьевичем Лукашенко я гулял в «Дроздах» и спрашивал: что мы строим? И он сказал: так здесь главнее Россия — вы предложите что-то, мы обсудим. Вот этого нет. Мы что-то строим, но непонятно что.

Каждый понимает правила по-своему?

Да, поэтому мы строим одно здание без общего плана и стены идут в разные стороны. Я не вижу абсолютно никакого здравого смысла в этом. Для чего есть правительство, союзное вече, различные органы Союзного государства? Для чего тогда они сидят и что делают, если возникают такие трения? И эти трения иногда даже переходят в политический конфликт, как сейчас с границей.

Они только имитируют работу и не имеют конкретной цели своего пребывания на этих постах и политических задач, которые нужно решить. Никаких союзных отношений по факту нет. Союзные отношения у нас есть только в сфере обороны. И то там возникают разногласия. Мы сразу создали единую военную коллегию двух министерств обороны. И вопросы обороны мы там обсуждали.

Мы создали различные планирующие органы. Потому что мы поняли, что должно быть общее оборонное пространство. И стали планировать развитие своей группировки войск на западном стратегическом направлении, обязательно согласовывая с белорусами. По-другому нельзя. «Вот здесь, братья белорусы, вы прикрываете, защищаете, в том числе решаете задачи по нашей калининградской группировке. А мы вам даем то-то и то-то, перебазируем в случае необходимости столько-то полков авиационных и других, предоставим средства ПВО и т. д.». И здесь все идет по плану. Но посмотрите, что у нас общего в экономике. Конкуренция сплошная. И все время наши нацелены забрать себе два нефтеперерабатывающих завода — Мозырский и Полоцкий. Поэтому здесь здравого смысла никакого нет.

Каждый тянет одеяло на себя и действует так, как ему выгоднее?

Да. У тех же Европы и Соединенных Штатов в подобном прокте меньше проблем. А у нас белорусские коллеги, например, в рамках Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) обижаются. Мы говорим: что же вы не поддержали нас по Украине, по грузино-югоосетинскому конфликту? А мне в ответ: а вы бы нас хоть оповестили, что вы будете предпринимать такие-то действия, ведь мы члены ОДКБ в одном Союзном государстве. Но наши чиновники свысока смотрят на Белоруссию, как раньше на Украину: мол, никуда не денутся…

Денутся, потому что с другой стороны есть план, проект по отрыву Белоруссии, по дестабилизации ситуации в Белоруссии. Он финансируется и реализуется, пусть не всегда успешно, но шаг за шагом к этому идут. А к чему мы идем? Как можно президентам обмениваться пусть и шутливыми, но обидными репликами? Как правительство может высказывать недовольство публично? Это показывает только их бездеятельность и бездеятельность структур Союзного государства.

ИсточникПравда.ру
ПОДЕЛИТЬСЯ
Леонид Ивашов
Ивашов Леонид Григорьевич (р. 1943) – российский военный, общественный и политический деятель. Генерал-полковник. В 1996 – 2001 гг. начальник Главного управления международного военного сотрудничества Минобороны. Доктор исторических наук, профессор. Президент Академии геополитических проблем. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...